Памятники Архитектуры Подмосковья

Старица. Собор Бориса и Глеба

Борисоглебский собор в СтарицеСобор Бориса и Глеба в Старице (Россия, Тверская область, г. Старица)

По мнению искусствоведа А. Греча, побывавшего в Старице после революции, она запомнилась ему тихим, захолустным, почти вымирающим городком. К сожалению, это положение действительно и сегодня, т.к. смертность в Старице вдвое превышает рождаемость. Однако, несмотря на сей печальный факт, город может порадовать достопримечательностями.
Не каждый старожил укажет, где возвышался дом с колоннами художника Клодта, родственника знаменитого скульптора, украсившего конными скульптурами Аничков мост в Санкт-Петербурге. Нет в старом уездном городе и торговых рядов — они были утрачены во время военных действий 1941 г. Не так много церквей, как до 1917 года, оживляют своими силуэтами панораму города, но все же есть в Старице памятники, которые своим присутствием могли бы оказать честь даже столице. Речь идет о соборе Бориса и Глеба, имевшего знаменитого шатрового предшественника.
«В начале нынешнего столетия был разобран, за ветхостью, древний пятишатровый собор в г. Старице, Тверской губернии; к счастью, сохранились ещё как то его перспективный вид и планы, напечатанные в последствии в «Русской старине» Мартынова, а также, вероятно, и геометральный фасад, доставленный обязательно в настоящее время вместе с планами в редакцию «Зодчего».




Основной план собора, хотя, может, на представленном чертеже и не совсем верный в мелочах, — так как трудно себе представить, чтобы оба западные шатра устояли на таких тонких столбах, как показано на чертеже, — представляет для нас большой интерес: после церкви в Дьякове и Василия Блаженного – это третий образец церкви XVI в., построенной не по общепринятой, с тремя абсидами и главами, а в виде кучки нескольких восьмигранных башнеобразных строений, служивших каждое отдельною церковью или пределом. Эта форма плана сопровождается на дьяковской церкви и Василии Блаженном необыкновенно богато распещренными фасадами, не только не похожими на остальные дошедшие до нас русские церкви, но даже и между собою; можно подумать, что вкус русских, освободившихся только что от татар и сделавшихся из подданных властителями, поднялся на короткое время и пустился в изобретательность и новизну, покуда духовенство не вернуло его на старый путь. Обе эти церкви – царские, построенные по обету: первая в честь рождения у Василия Темного сына Иоанна (Грозного), вторая – в память покорения Казани. Последняя, может, даже заимствовала что-нибудь в своих украшениях из исчезнувших для нас бесследно построек азиатской Казани, которую видели участвовавшие в походе итальянские художники, очевидно принимавшие участие и в первоначальной постройке Василия Блаженного (см. издание Рихтера).


Позднее вся церковь была окружена, вместо прежних деревянных лесенок в каждую церковь, какие частью ещё видны на рисунке Олеария, общими каменными папертями, в стиле первых царей из дома Романовых, проведенными и по итальянским карнизам собора и давшими ему ещё более оригинальный вид» — Л. Даль.
Кирпичный, с применением тесаного камня собор Бориса и Глеба (1558–1561) в кремле должен был символизировать, по мнению местного властителя князя Владимира, мощь и независимость от Москвы удельного центра. Это грандиозное, даже по сегодняшним меркам, сооружение, перекликаясь с главами Успенского храма, замыкало левобережную панораму. Развитая композиция собора представляла собой центральный столп в окружении малых сопредельных церквей. Пять восьмигранников, образовывавших симметричную группу и увенчанных мощными шатрами, поднимались ввысь над основным объемом.
Декор постройки был сказочно богатым. Растительные орнаменты, изображения святых и религиозные сюжеты из полихромных керамических изразцов составляли его неповторимое, феерическое убранство. Уникальна цветовая гамма керамики с преобладанием темно-фиолетовых и черных цветов, не имеющая аналогов в постройках XVI в. По предположениям искусствоведов, некоторые из икон, украшавших фасады, были вмурованы в стены более позднего собора Бориса и Глеба.
По приказу патриарха Никона, запретившего шатровое строительство на Руси, в 1658 г. собор обезглавили. В обезображенном виде он простоял еще полтора столетия, обветшал и был разобран.
«В выстроенном, на месте сломанного, новом старицком соборе (1808—1816), в Александровском классическом стиле, вделана в стену вынутая из старого собора изразчатая надпись, которая гласит «Лета 7066 (1558 года) июля – дня, зачат бысть сей храм в городе Старице святых Страстотерпцев Христовых, Князей русских и обою братий по плоти Бориса и Глеба… а отделася сия святая церковь в лето 7069 (1561) и освящена Великих Страстотерпцев и Русских Князей Бориса и Глеба и Святого Николая Великорецкого, родителям на поминовение и в память прочим родам сему граду на украшение и на утверждение от противных супостатов и всем Христианам на спасение» — Л. Даль.
Этот культовый памятник крестово-купольного типа с пятью главами мог быть продиктован сооружениями К. Росси или Н. Львова. Есть сведения, что проект разработал Л. Руска, а его соавтором или просто исполнителем мог быть талантливый тверской зодчий М. Чернятин, надзиравший также за строительством рядом стоящей колокольни (1817—1827).
О сложностях с установлением авторства в «…Памятниках старинной архитектуры России» Г.К. Лукомский писал: «Не мало сооружений спроектировано было для провинциальных городов и архитектором Алоизием (Луиджи) Руска. Но были ли осуществлены все эти сооружения? Для того чтобы узнать это, надо лично объездить и подробно осмотреть такие города, как Новочеркасск, Нежин (лицей?), Симферополь (церковь?), и многие имения (Зубовых, Румянцевых, Трощинских).
И действительно, если что и удалось установить, то только личным осмотром, ибо ни в каких исторических и географических словарях, при описании сооружений, не найти указаний на то, какой автор строил такое-то сооружение. Будут указаны все данные, кто был на освящении, кто поставлял материалы, но кому, чьей фантазии и вкусу мы должны быть обязаны появлением, такого-то сооружения – это осталось неизвестным...
Звонница «иже под колоколы» не лишена оригинальности замысла и представляет собой сложную ярусную композицию из различных геометрических объемов с богатой пластической проработкой фасадов в стиле зрелого классицизма.
Украшавшие собор керамические панно «Спас Нерукотворный» и «Распятие», доставшиеся ему от предшественника, в 1979 г. перенесены в Москву.
Храм долгие десятилетия бездействует, одно время здесь функционировала лесопилка, но и её работа в итоге оказалась остановленной.

Наталья Бондарева 

Литература:
Л. Даль Борисоглебский собор в Старице//Зодчий, №3, М., 1878
Свод памятников архитектуры и монументального искусства России, Тверская область, ч. 1, 2003, с. 115, 156


icon-car.pngFullscreen-Logo
Старица. Собор Бориса и Глеба

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Старица. Собор Бориса и Глеба 56.509313, 34.926739 Старица. Собор Бориса и Глеба

Рубрика: Старицкий район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: