Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Степановское

Усадьба Степановское
Усадьба Степановское (Россия, Московская область, Раменский район, Степановское)

Боярин Никита Романович — брат царицы Анастасии (первой жены Ивана Грозного) получил эту вотчину за верную службу, после взятия Казани. Около того времени и была возведёна в Степановском одноглавая Благовещенская церковь с двумя приделами.
Храм, принадлежащий типу «восьмерик на четверике» позднее переделывался, но уже при новом хозяине — окольничем М.Т. Лихачёве. Его архитектура кажется малоинтересной на фоне ступенчатого силуэта церкви-колокольни Исаакия Далматского.
Храм-башня в Степановском был выстроен в царствование Анны Иоанновны вице-канцлером А.И. Остерманом. Что касаемо стилевой направленности этого сооружения, то тут среди теоретиков архитектуры нет единого мнения. Существует версия, что руководством для зодчего поставившего храм-колокольню стал трактат Виньолы «Правило пяти ордеров». Этот универсальный труд было поручено перевести на русский язык итальянскому архитектору Джиованни Фонтана. 



style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-7395482930842155"
data-ad-slot="3324302692">







Усадьба СтепановскоеЦерковь Исаакия Далматского якобы буквально соответствует некоторым образцовым чертежам из трактата Виньолы...
По мнению современного исследователя архитектуры Владимира Седова («Проект классика») «этот центрический ярусный храм с окруженным галереями вертикально построенным интерьером восходит напрямую (хотя неясно — какими путями) даже не к протестантскому барокко, а к маньеристическим храмам Германии XVI века. Можно указать на похожее построение внутреннего пространства капеллы замка Вильгельмсбург в Шмалькальдене, сооруженной голландским архитектором Фернукеном в 1589 г. для ландграфа Гессенского. Хотя в Степановском композиция позднеренессансная, декор фасадов здесь вполне барочный...» После А.И. Остермана Степановским владел его внук, генерал-поручик Н.М. Толстой, в своё время завещавший имение племяннице Н.И. Голицыной. Подолгу пустовавшая усадьба постепенно пришла в запустение и превратилась в обычную экономию. Следующий владелец Степановского В.М. Голицын побывал тут только однажды и то под конец жизни...
P.S. Сентябрь 2008 г. — в храмовом комплексе ведутся восстановительные работы.

Наталья Бондарева

Благовещенская церковь
Церковь-колокольня Исаакия Далматского
Остатки липового парка с прудами

Усадьба Степановское

Село Степановское. Оно принадлежало боярину Никите Романовичу Захарьину-Юрьеву, брату царицы Анастасии и отцу боярина Феодора, впоследствии Патрхарха Филарета. В нем уже нет преданий об этом, но видны признаки древней важной отчины. Вот что передали нам
летописные известия XVI столетия: В 1573-м году, на село Степановское наехали разбойники, ограбили дом боярина, и царь Иоанн Васильевич прислал от себя особенного чиновника для розыска с губною грамотою: 
«Лета 7081, мая «в 28, память Андрею Михайлову сыну Колупаеву. Ехати ему на Коломну и в Коломенской «уезд, a приехав взяти с собою целовальников да губных дьяков и понятых, сколько пригоже, да поймати в уезде сына боярского Коломнятина, Романа Богданова сына Волжина, а двор его и животы запечатати... да около Никитины «вотчины Романовича Юрьева села Степановского» обыскати накрепко на все четыре стороны, верст по двадцати сряду, а не выбором, архимандриты, игумены и попы, князми и детьми боярскими, и их прикащики и крестьяне по крестному целованнию, сее осени с пятницы на субботу против Михайлова дни тот Роман со многими людьми в то село Степановское разбоим приезживали и всего 22 головы до смерти убил ли, и живота их, лошадей и платья, и кузни и низанье, всего на 650 рублев взял ли и кто с ним были, и откуда приезжали, и разбив куды поехали?.. тех обыскных людей имена и речи писати, и руки им велети прикладывати, или вместо их, отцом их духовным… «Да оговорных людей сковав привести на Moскву к печатнику к Борису Ив. Сукину да к Дьякам Дружине Володимерову да к Ивану к Михайлову в Розбойную избу... 
Степановское, принадлежав Романовым, не могло иметь другого наследственного владельца, как самого царя Михаила Феодоровича. Обратясь в Государственное имущество, оно было пожаловано Петром Великим Канцлеру Графу Андрею Ивановичу Остерману, и перешло по приданому за его дочерью к Мат. Андр. Толстому. Ныне село принадлежит, по наследству, князю Голицину.
Храмы села Степановского весьма замечательны: Благовещенский, построенный в XVI столетии, из белого камня, хранит в себе драгоценности: греческую икону Святителя Николая, цветущего времени Византийской иконописи, и потому сохранившую всю свежесть тонов, сколько могли дозволить наш климат, сырость каменного храма и копоть от свечей и кадил. На раме оклада надпись: «Сей образ Петра Степановича Толстова «благословил он детей своих. Петр Степанович убит под Ригою во дни государя царя Алексея Михайловича 1656 году сентября 29 дня по свидетельству Пуфендорфа в книге о житии «Карла Одиннадцатого короля Шведского. Обложен 1721 года мая 20-го, правнуком его, генерал — майором Матвеем Андреевичем Толстым». Такая редкая икона дает повод заключить, что она привезена в Московские пределы из Чернигова Андреем Харитоновичем, первым, получившим от В. К. Василья Темного прозвание Толстой. Этот Андрей, потомок важного выходца, мог сноситься с Царь-Градом пред падением Греческой Империи, доставлявшей к нам в эту эпоху драгоценнейшие памятники своей святыни. Впрочем, об этой иконе известно только, что она была походною означенного в надписи воина, который умирая сраженный под Ригою, благословил ею своих детей. Когда село досталось его правнуку, упомянутому устроителю оклада и надписи, Матв. Андр., женившемуся на графине Остерман, тогда была внесена в здешний храм и эта икона. <…>
Но вот еще святыня более важная: это часть мощей Святителя Николая, висящая в виде панагии на той же иконе, с латинскою надписью: s. Nicolaus, ep. Она внесена в храм и воздета на икону в недавнее время супругою кн. Мих. Никол. Голицына, княг. Наталиею Ивановною, родною сестрою знаменитого гр. Александра Ивановича Остермана-Толстого, а ей доставлены одним католическим архиепископом, как несомненное добытие из Бара. <…>
Колокольня этого села, или, лучше сказать, подколокольный храм также обращает на себя особенное внимание: в нижнем ярусе престол во имя Исаакия Долматского; над этим ярусом еще четыре: в двух сделаны хоры, так, что с второго и четвертого можно слушать литургию; в пятом помещены колокола. Едва ли, думаю, найдется где в другом месте такое архитектурное расположение. По мнению некоторых, этот храм построен гр. Остерманом или прихожанином, К. Гагариным. В нем находятся бархатные ризы с вышитою надписью: «сделана сия «материя в Москве 1713 года, в презент губернатору Сибири и князю Матвею Петровичу Гагарину». По этой нашивке видно, что кто-то поднес бархат этой ризы князю Гагарину для его приходского храма. Он был важный прихожанин Степановского. Но этот властелин Сибири не знал тогда, чем кончится его величие, не знал, что его славная волость, Гагарщина, отдается Пашкову, следователю его дел, а сам…
Почти весь церковный пол выстлали надгробными камнями. В эту поездку по древним селам, едва ли не более тысячи таких камней видел я в уступах лестниц, в помостах и фундаментах, с отсеченными половинами надписей. 
Замечательно, что над крестом Благовещенского храма утверждена корона. Не устроено ли это было по воле Петра Великого, или по придумке гр. Остермана, чтобы означить наследственную царскую отчину.

Н. Иванчин-Писарев Прогулка по древнему Коломенскому уезду М., 1844 с. 27-32


«Проект классика» V-MMII — 05.12.2002 Владимир Седов

Церковь Исаакия Далматского в Степановском

Расположенный в недальнем Подмосковье (Раменский р-н) комплекс из двух храмов в селе Степановское постепенно разрушается, лишенный всякого внимания. Помимо Благовещенской церкви, растрескавшиеся белокаменные стены которой сооружены еще в XVI в., здесь еще стоит поистине уникальный храм эпохи аннинского барокко. Величественный объем этого памятника, сложенного из кирпича, весь покрыт трещинами, а верхние части стен уже выкрошились. Между тем, храм в Степановском достоин занимать одно из важнейших мест в истории русской архитектуры начала Нового времени.

Церковь Исаакия Далматского была окончена к 1732 г. Ее заказчиком был Андрей Иванович (до принятия православия – Генрих-Иоганн Фридрих) Остерман (1686–1747), крупнейший дипломат петровской и аннинской России. Выходец из Германии, А.И.Остерман служил в Посольском приказе и заключил в 1721 г. вместе с Яковом Брюсом знаменитый Ништадмский мир, подведший итоги Северной войны. За заслуги в заключении мира он был пожалован Петром I титулом барона, тогда же ему было подарено село Степановское (1721). Редкое посвящение храма в Степановском Исаакию Далматскому связано с памятью Петра Великого: день рождения императора приходился на день памяти этого святого, с чем связано и посвящение одного из главных храмов Санкт-Петербурга, Исаакиевского собора.

Архитектура этого храма имеет особенный, экспериментальный характер. Центричный ярусный объем церкви состоит из трехэтажного квадратного четверика, над которым возвышается меньший по основанию невысокий четверик, завершенный стройным восьмериком звона и поставленным на него глухим восьмеричком с куполом. Эта башенная структура скрывает подлинное построение храма. На прорезанном по сторонам света арками основании поставлен небольшой, но очень высокий храм, перекрытый глухим восьмилотковым сводом. Две винтовые лестницы поднимаются от основания до верха храма, давая доступ к трем ярусам галерей, обходящим церковное ядро. Эти галереи открываются и на фасады, и в храмовое пространство арочными проемами. Такая композиция напоминает прежде всего реформатские храмы Германии XVI в. с их предназначенными для владетельных князей галереями. Вместе с тем, сочетание в одной постройке храма и колокольни вызывает в памяти усадебные храмы Подмосковья в «нарышкинском стиле». Храм в Степановском, таким образом, является уникальным примером перенесения на русскую почву позднеренессансной композиции и одновременного осложнения ее «нарышкинскими» приемами.

Фасадная декорация храма не менее своеобразна: ее основу составляют крупные тосканские пилястры, между которыми расположены высокие арочные проемы. Профилированные архивольты и карнизы, а также балюстрады выполнены очень тщательно и дают великолепный пример прямого следования архитектуре протестантского, «северного» барокко Голландии и Северной Германии первой половины XVIII в.

Библиография: 
Иванчин-Писарев Н. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1843. С. 26-31;
Мартынов А. Село Степановское // «Русский архив», 1895, Т. IV. С. 534-535;
Тельтевский П.А. Церковь в селе Степановском // «Архитектурное наследство». Вып. 9. Л.-М.,1959. С. 169-173;
Памятники архитектуры Московской области. Т. 2. М., 1975. С. 180.

--------------------

«Проект классика» V-MMII — 04.12.2002 Владимир Седов, отрывок из статьи

Аннинское барокко в Москве

В правление Анны Иоанновны в Москве и подмосковных усадьбах, таким образом, в церковной архитектуре решалась проблема максимального усвоения западноевропейских композиционных схем и одновременного приспособления этих форм к местным особенностям. Отсюда множественность объемно-пространственных типов при явном пристрастии или к протестантской схеме (октагон), или к модернизации схемы, уже ставшей традиционной (все, что происходило с типом «восьмерик на четверике»). Как будто Москва с помощью аннинского барокко стремилась «добрать» все то, что не успел разработать «стиль Великого посольства», развитие которого было прервано почти сразу после основания Петербурга. С другой стороны, это было не простым «повторением пройденного», а дальнейшим поступательным (хотя и достаточно противоречивым) движением в сторону «прирученного» или даже «одомашненного» североевропейского барокко. При этом можно констатировать и постепенный переход к более украшенной архитектуре, в чем можно видеть постепенное смещение интереса от Голландии к Германии, а также первые, достаточно осторожные попытки воспроизвести отдельные формы архитектуры католической, а не протестантской.

На этом пути возникали и такие удивительные создания, как выстроенная по заказу Остермана усадебная церковь Исаака Далматского в Степановском (1732). Этот центрический ярусный храм с окруженным галереями вертикально построенным интерьером восходит напрямую (хотя неясно – какими путями) даже не к протестантскому барокко, а к маньеристическим храмам Германии XVI века. Можно указать на похожее построение внутреннего пространства капеллы замка Вильгельмсбург в Шмалькальдене, сооруженной голландским архитектором Фернукеном в 1589 г. для ландграфа Гессенского.

Хотя в Степановском композиция позднеренессансная, декор фасадов здесь вполне барочный и больше всего напоминает декор нижней части колокольни Донского монастыря, построенной по проекту Трезини примерно в то же время (1730–1733).

В жилой и гражданской архитектуре Москвы аннинское барокко было более робким стилем, по крайней мере в области композиции. Речь идет чаще всего о двухэтажных объемах с двумя или тремя ризалитами, фасады которых украшены характерным, а порой и довольно прихотливым декором. Таковы Монетный двор на Красной площади (1732–1740) и усадебный дом в усадьбе Глинки Якова Брюса (1726–1735). Остальные дома и палаты, судя по сохранившимся остаткам, были намного скромнее, но также имели пилястры с резными капителями, резные наличники и отдельные декоративные вставки из камня.


А. Тарунов Вблизи Коломны//Памятники Отечества. Усадьбы Подмосковья № 32 (1994), с. 169-170

Усадьба Степановское

Чуть в стороне от оживленного шоссе, в двух километрах от Никитского, — село Степановское с приметной ещё издали колокольней. Первое письменное известие о селе Степановском относится к XVI веку, когда вотчина принадлежала Н.Р. Захарьину-Юрьеву, родоначальнику будущей династии Романовых. Был Никита Романович братом царицы Анастасии, первой и самой долготерпимой жены Ивана Грозного. Боярин верно служил царю, за что получил эту подмосковную вотчину после взятия Казани. Около того времени и был построен в Степановском первый одноглавый белокаменный храм с двумя небольшими приделами. Белокаменные куски стен и алтарных полукружий отчетливо читаются в кладке красного кирпича, из которого спустя сто лет сложили новый объем Благовещенского храма, с тремя маковицами на восьмериках. Переделок, кстати, не избежали и прочие поместные храмы XVI века, которыми богаты окрестности коломенской дороги, в особенности же берега протекающей невдалеке реки Северки: в Троицком-Лобанове, Покровском, Городне и Прусах. Надстройка и расширение первой степановской церкви были связаны с деловой активностью нового хозяина, окольничего М. Т. Лихачева. Село Степановское ему пожаловали из казны в 1648 году. В обновленном виде Благовещенский храм, хотя и принадлежит к ряду ценных памятников своего времени, но все же не столь интересен и загадочен, как стоящий за ним ярусный храм Исаакия Далматского, который издалека мы приняли за высокую колокольню. Неизвестно каким путем после смерти бездетного окольничего Степановское перешло к князю Матвею Петровичу Гагарину — «генеральному президенту и московскому коменданту», как называл его в пору дружбы Петр I. Потом судьба отвернется от Гагарина-недавний покровитель предаст его смерти на плахе по обвинению во взяточничестве и казнокрадстве. Но поначалу М.П. Гагарин был могущественнее других приближенных к царской особе. С именем злополучного вельможи во многом связана загадка уникального в своем роде храма-колокольни Исаакия Далматского под Коломной. Высказывалось не раз, что многоярусную церковь в Степановском построил уже в царствование императрицы Анны Иоанновны вице-канцлер А. И. Остерман, получивший поместье вместе с титулом барона еще от Петра I. Однако подобную датировку решительно опровергает оригинальная архитектура — она имеет несомненные общие стилистические черты с более ранними постройками «нарышкинского стиля» и в то же время не обнаруживает свойственной языку барокко показной многоречивости. В гармоничном образе храма-башни, рисунке плана и, в особенности. в характере лаконичного убранства фасадов нельзя не ощутить глубоко продуманной связи с художественным наследием итальянского «ренессанса», с классической архитектурной теорией-первые попытки насадить ее у нас были сделаны в бурные годы петровских преобразований. Совершенно ясно, что руководством для архитектора в данном случае послужил не традиционный опыт русских зодчих, а только что ставший известным в ту пору трактат Виньолы «Правило пяти ордеров», кратко излагающий основные принципы классической архитектуры. Поручение перевести этот универсальный труд на русский язык поступило М. П. Гагарину от самого Петра I, и он подыскал для этого дела специалиста-работавшего в России с 1703 года итальянского зодчего Джиованни Марио Фонтана. По мнению ряда исследователей храм-колокольня в селе Степановском явился результатом почти буквального перевода в натуру образцовых чертежей из переводного архитектурного трактата. Но точно ли этот эксперимент был практической школой самого Фонтана?
Об этом в письменных источниках нет ни слова. Однако, мы знаем, что Фонтана построил и роскошный несохранившийся дом М. П. Гагарина в Москве, и двухярусные галереи лефортовского дворца А. Д. Меншикова, близко напоминающие аркады церкви Исаакия Далматского. Не он ли и строитель храма, хотя этот факт документально не подтвержден?
Спустя годы после кончины в березовской ссылке А. И. Остермана, внук его, генерал-поручик Николай Матвеевич Толстой завещал Степановское племяннице своей Наталии Ивановне Голицыной, родной сестре кутузовского генерала, героя 1812 года, А. И. Остермана-Толстого (разрешение именоваться двойной фамилией поступило по пересечению мужской ветви Остерманов). Но Н. И. Голицына, в силу семейных обстоятельств, в Степановском почти не жила. Усадьба в Степановском, где на протяжении многих лет пустовал барский дом, быстро захирела и переродилась в обыкновенную хозяйственную экономию. Наследник имения, четвертый сын ярославского губернатора Валерьян Михайлович Голицын никакой склонности к сельскому хозяйству не питал. Гвардейского офицера, члена тайных политических обществ, волновала проблема отмены крепостного права. Сосланный после 14 декабря в Сибирь, а потом под пули горцев на Кавказ, Валерьян Михайлович посетил Степановское только под конец жизни. Единственный сын декабриста Мстислав унаследовал не только возвращенное в семью Степановское, но и принял почти все состояние умершего в Женеве бездетного генерала А. И. Остермана-Толстого одновременно с почетным правом носить двойную фамилию Остерман-Голицын. В одночасье разбогатев, князь Мстислав Валерьянович немедленно продал отцовскую долю зажиточному крестьянину Перепелову и с тех пор в тех местах не появлялся. 


До Степановского путь не близкий. По Рязанской трассе [М5]нужно проследовать аж за Бронницы и в селе Никитское свернуть на перекрёстке направо. Пара километров асфальтовой, но разбитой дороги — и вы в старинной вотчине Н.Р. Захарьина-Юрьева, родоначальника династии Романовых.

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Степановское

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Степановское 55.298922, 38.423706 Усадьба Степановское

Рубрика: Раменский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: