Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Полушкино

Усадьба ПолушкиноУсадьба Полушкино (Россия, Московская область, Раменский район, Полушкино)

За те 15 лет, что я интересуюсь бывшими помещичьими гнездами, в усадебном мире Подмосковья произошло катастрофическое число утрат. С уверенностью могу сказать, что это намеренное истребление культурного наследия, с целью присвоения дорогой земли в окрестностях столицы. Первыми жертвами конечно же оказались деревянные особняки: дача Машеньки под Воскресенском, главные дома в усадьбах Филимонки, Дугино, Высокое, Троицкое, Вотря, Райки, Ельдигино, Стуловых, Феррейна, Мак-Гилей, Тамбурер, дача Боткина в Мещерском, дом управляющего в усадьбе Лапино… К сожалению, этот список можно продолжить. Не стало и незаурядного деревянного памятника в Полушкино, большая часть которого сгорела в 2002 г.
Усадьба, или вернее дача, создана в конце XIX столетия промышленником В.Е. Морозовым и до революции принадлежала его наследникам. Помимо руин главного дома в Полушкино уцелел одноэтажный деревянный флигель, приспособленный под жилье, обнесенный высоким забором, но пустующий; за­росший пейзажный парк из смешанных пород деревьев с прудом.
Далее привожу публикацию из книги М.Г. Аверьяновой «Край Раменский. Памятники истории и культуры», содержащую как краткие сведения, так и некоторые не точности, об этом подмосковном уголке. Автор в отличие от Чижкова не называет в числе владельцев Викулу Елисеевича Морозова.





«Дача расположена возле д. Полушкино в нескольких километрах от железной доро­ги, ведущей в Орехово-Зуево, где купцами Морозовыми были выстроены текстильные фабрики.
Основателем фирмы предпринимателей Морозовых яв­лялся Савва Васильевич Морозов (1770—1860). Выходец из крепостных, он проявил деловую хватку: на 5 рублей золо­том, полученных им от своего помещика во время свадьбы на крепостной Ульяне Афанасьевне, он в 1797 г. основал небольшую мастерскую, где наряду с наемными крестьянами работал сам. Изготовленную продукцию — добротные тка­ни — он сам пешком носил из Орехово-Зуева за 100 верст в Москву. Качество тканей было отменным, и вскоре молодой предприниматель завоевал доверие скупщиков. Производ­ство быстро расширилось, и он приглашал на работу на свою Никольскую мануфактуру даже английских рабочих. Еще при жизни свои предприятия в Орехово-Зуеве и Бого­родском он заранее разделил между пятерыми сыновьями.

Усадьба ПолушкиноМладшему, Тимофею Саввичу (1823—1889), досталась главная Никольская мануфактура. В середине 40-х гг. Ти­мофей Саввич приумножил свое состояние, женившись на дочери крупного московского фабриканта. В те годы семья Тимофея Саввича имела дом в Москве, лавки в Торговых рядах. Как и отец, он неустанно заботился о качестве выпускаемых тканей. И вскоре предприятие под его руководством вышло в число лучших в России. Морозовские ткани продавали не только во многих городах России, но даже экспортировали в Китай. Однако вместе с расширением производства на фабрике увеличивалась эксплуатация наемных рабочих, по многим поводам из зарплаты рабочих вычитались непосильные штрафы. Это привело в 1885 г. к стачке рабочих, получившей название «Морозовская» и оказавшей большое влияние на рост политического само­сознания российского рабочего класса.

Как и Савва Васильевич, Тимофей Саввич и его жена Мария Федоровна занимались благотворительностью: они выделили средства на строительство больниц в Орехово-Зуеве и Москве, на стипендии студентам университета.
Их сын Савва Тимофеевич (1862—1905) сначала обучал­ся дома, в том числе у известного историка В.О. Ключев­ского, а потом — в Московском университете. Увлекался хи­мией, философией, политэкономией. Совершенствовал свои знания в Англии, в Кембриджском университете.
Будучи энергичным и предприимчивым человеком, он много сделал для технического переоборудования унасле­дованной им фабрики. На ряде всероссийских выставок фабрика получила государственные гербы — знак высшего качества продукции, а на выставках в Чикаго (1895) и Пари­же (1900) — Гран-при.

Рос его авторитет, росли доходы. Тимофей Саввич за­ботился и о рабочих: отменил штрафы, повысил заработки.
В 1888 г. он женился на Зинаиде Григорьевне. У них ро­дились четверо детей. Но супруги оказались людьми раз­ных интересов. Жена увлекалась нарядами, московской светской жизнью. А он привык к скромным потребностям в личной жизни, вместе с тем выделял большие средства на реконструкцию театра Корша и особенно — на строительст­во Художественного театра в Москве, лично вникая во все этапы его создания. Кроме того, им был построен театр в Орехово-Зуеве. Абрам Абрамович Морозов, Тимофей Саввич Морозов, Иван Захарович Морозов, Викула Елисеевич МорозовЧерез Марию Федоровну Андрееву мате­риально поддерживал партию большевиков.

Разрыв с М.Ф. Андреевой, забастовка на фабрике, отст­ранение матерью от управления фабрикой привели его к нервному расстройству, и по рекомендации врачей Савва Тимофеевич вместе с женой уехал за границу. В 1905 г. в Каннах, в номере отеля он покончил жизнь самоубийством, оставив записку: «В моей смерти прошу никого не винить». Причина смерти до сих пор остается тайной. Факт само­убийства в России удалось замять. Тело Саввы Тимофееви­ча привезли в Москву в закрытом гробу, а в прессе сообщи­ли, что он скончался «в результате сердечного приступа».
Жена после его смерти в 1905 г. вышла замуж, жила в имении Горки (Горки Ленинские), после революции — в Москве, а с 1924 г. — в поселке Ильинский. Умерла в 1947 г. и похоронена на кладбище с. Быково.

Род Морозовых был многочисленным, и до сих пор жи­вы их потомки, которые вместе с общественностью г. Орехово-Зуево в 2007 г. отмечают 210-ю годовщину начала предпринимательской деятельности семьи.
Имея дома в Москве, владельцы на рубеже XIX-XX вв. построили вблизи дороги, примерно на полпути между Москвой и фабриками, дачу, состоящую из главного дома (сгоревшего в конце 2005 г.(2002 г.)) с боковыми пристройками, флигеля для гостей и других служебных и хозяйственных построек. Рядом с домом был вырыт большой пруд, разбит живописный парк, по дороге к даче посажена прекрасная трехкилометровая подъездная еловая аллея.
В период революции дача была конфискована. В начале Великой Отечественной войны, когда немцы приближались к Москве, на Морозовской даче велась подготовка бойцов к партизанским действиям в лесах восточного Подмосковья" — М.Г. Аверьянова.

Наталья Бондарева

«ВИКУЛОВИЧИ»

По именам сыновей Саввы Васильевича, кроме старшего, образовались четыре династии. Елисей Саввич(1798—1868), старший сын, старообрядец, похоронен на Преображенском кладбище. Получил от отца капитал и земельный участок в Никольском, в 1837 организовал собственную мануфактуру с раздаточной конторой и красильной. В 1858 с помощью сына Викулы построил в Никольском первую в России самоткацкую фабрику для выработки суровых материалов. Постепенно Елисей Саввич все дела передал жене и сыну. Он был фанатичным старообрядцем Федосеевского согласия, примыкавшего к Преображенскому кладбищу в Москве. В 1830—1850 годы он являлся попечителем и хранителем капиталоводной из самых многолюдных молелен в Москве — Покровской, основал несколько молелен в Москве и Орехове (ныне город Орехово-3уево). Занимался богословскими вопросами, по его имени был назван один из старообрядческих толков («Елисова вера»). Так как фабричными делами в основном занимался его сын, Викула, эта ветвь именуется «Викуловичами». 
Викула Елисеевич МорозовВикула Елисеевич (1829—1894), соревнуясь с братьями отца, учредил в 1882 «Товарищество мануфактуры Викулы Морозова с сыновьям в местечке Никольском». Обладая слабым здоровьем, он часто ездил на лечение в Англию, постигая там ведение хлопкового дела и внедряя новейшие достижения у себя на фабрике. Его предприятие было весьма прибыльным: при средней норме прибыли в хлопчато-бумажной промышленности в 1888 17,9% прибыль на фабрике Викулы Морозова составляла 31,6%, а в 1893 — 16% при средней по отрасли 8,3%. На свою фабрику во избежание беспорядков он старался принимать только рабочих-старообрядцев. Для рабочих строились казармы с бесплатным проживанием, освещением, отоплением и водоснабжением. При фабриках имелись фермы по 25—30 коров в каждой, собственные бойни, мельницы, хлебопекарни. На средства Викулы и его сыновей в Никольском были построены: образцовая больница, две фабричные школы и богадельня; с помощью английских специалистов, работавших на морозовских мануфактурах, в 1910 и 1914 были сооружены два футбольных стадиона, считавшихся в те годы лучшими в России. 
В деревне Ионово благодаря влиянию Викулы Морозова была открыта в 1880 единственная в России легальная старообрядческая школа. В селе Саввино (ныне входит в черту города Железнодорожный) в 1879 по инициативе Викулы Морозова было образовано новое товарищество «Саввинская мануфактура Викулы Морозова сыновей, Ивана Полякова и К», рядом с которой были построены казармы для рабочих. В храме Преображения Господня, что находилось недалеко от фабрики, был установлен фарфоровый иконостас, изготовленный на фарфоровом заводе М. С. Кузнецова (см. КУЗНЕЦОВ Матвей Сидорович), близкого друга Викулы Морозова (храм с иконостасом сохранились). 
В 1894 Викула поделил фабрики и капиталы между своими сыновьями. Родовой дом в Введенском (ныне Подсосенском) переулке, 21, перешел к Алексею Викуловичу, известному в Москве коллекционеру предметов русской художественной старины, ему же досталось и подмосковное имение Одинцово-Архангельское. «Викуловичи» были известны своей благотворительностью. В. Е. Морозов пожертвовал на постройку городской психиатрической больницы на Канатчиковой даче (Алексеевской) 60 тыс. руб., на устройство дешевых столовых и чайных и на улучшение «продовольствия бедного класса населения» — 3 тыс. руб. Наследники из завещанных B.E. Морозовым денег внесли 3500 руб. на постройку здания богадельни при попечительстве Яузского участка. Но главным делом потомков Bикулы Морозова было строительство в Москве детской больницы, открытой в апреле 1902 и более известной как «Морозовская». 
Сын Викулы Морозова, Иван, после окончания юридического факультета университета по решению пайщиков Никольской мануфактуры становится директором ее правления. Ему принадлежал особняк в Москве (Леонтьевский переулок, 10), а также имение Иславское и конный завод, находящийся рядом. Иван Морозов занимался разведением русских рысаков. Завод, созданный на базе морозовского, существует и сейчас. Старшая из дочерей Викулы, Вера, вышла замуж за московского мебельного фабриканта П.А. Шмита. Состояние их сына, известного революционера Николая Шмита, после его гибели в Бутырской тюрьме при невыясненных обстоятельствах, попало в руки большевиков («дело о наследстве купчихи Шмит»). 

Источник:
http://dic.academic.ru


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Полушкино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Полушкино 55.690465, 38.075014 Усадьба Полушкино

Рубрика: Раменский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: