Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Лукино


Бывшая усадьба Лукино находится в черте Москвы, рядом с платформой Переделкино (Киевское направление). Территория усадьбы недоступна для посещения.

Теперь её территория безраздельно принадлежит церкви — здесь расположено Патриаршее подворье, так что за ворота удаётся попасть немногим. Недавно был завершён новый дворец для владыки и другие здания, разглядеть которые мешают кроны деревьев.
История этого уголка начинается в 1729 г., с обустройством тут Долгоруковыми небольшой усадьбы. Затем имением владели: В. П. Разумовская (см. Акулово раздел «Усадьбы»), К.С. Ковалевская, М.Л. Боде — Колычев.
Последний обустроил усадьбу в оригинальных формах псевдорусского стиля, бывшем тогда в большой моде. Строительство велось в 60-х гг. XIX века при участии художника — археолога Ф.Г. Солнцева.
Преображенская церковь построена в 1815 — 1819 гг. по прошению Разумовской. Ампирное здание было обновлено при Боде — Колычеве с привлечением художественных форм русской архитектуры XVI-XVII вв. 






Им были устроены малые главы над основным объёмом храма, у западных и южных дверей появились массивные крыльца на фигурных столбах, в 1884 г. к храму примкнул трёхглавый придел Филиппа — митрополита.
В интерьере церкви от деятельности Боде — Колычева остались перспективный килевидный портал, иконостас в правом приделе и «царские врата» XVII в. в новом иконостасе.
В книге «Подмосковье. Памятные места.» С. Веселовского читаем: «...Господский дом, от которого уцелела только аркада переднего фасада, по преданию включал в себя постройки XVII в. От сооружений XIX в. в усадьбе сохранилась ограда с башнями и теремом над воротами, украшенным изразцами и каменными львами при входе. Посреди двора был воздвигнут обелиск с перечислением казнённых московскими государями представителей семьи Колычевых. В регулярном парке с фигурным водоёмом стояли статуи. Одна из них была перенесена в Царицыно, в „Храм Цереры“...» Что из этого сохранилось до сей поры — проверить нет никакой возможности. 

Объявление 1900-х гг. о продаже усадьбы Лукино:

Семья барона Боде-Колычева в имении ЛукиноГвоздь сезона! Поднимитесь на воздушном шаре аэроклуба. Широко, беспредельно, раскинулась вокруг Москвы панорама продающихся этой весной имений. Сотни тысяч покупателей разъезжают взад и вперед по ж.д. в погоне за «синей птицей». Кое-где, вдали мелькают дивные, ценные уголки. Но над ближайшими окрестностями Белокаменной почти повсюду начертано печальное слово «зауряд». А если и промелькнет перед жадным взором покупателя какой-нибудь оазис, тот час появляется неумолимая завеса и запретная надпись: «не продается». И только тяжелое, роковое, обстоятельство сдернуло такую завесу с чудного, прелестного имения, расположенного у самой платформы, в 16 верстах от Москвы по Брянской ж.д. Рядом находится принадлежащее теперь графу Сологубу историческое поместью родственников Петра Первого бояр Колычевых, с редкими музеями и доступным для желающих интереснейшим в мире парком. Все вокруг напоминает забытые, старомосковские времена. Выберите любой пункт на границе имения и постарайтесь уйти вдаль, чтобы не натолкнуться на замечательное явление... Здесь гордо и загадочно, среди безмолвного леса, возвышаются необыкновенной архитектуры древние боярские палаты. Там знаменитая часовня патриарха Филиппа. Вы уходите из имения по другой дорожке и через несколько минут перед Вами целебный с железистою водою колодезь, известный в народе под именем «святой». Немного вправо и Вы останавливаетесь, очарованные террасообразными «висячими прудами Семирамиды». На десятки верст тянется дремучий бор с дивными прогулками, полными красоты и волшебства. Если Звенигородский у. считается живописнейшим в России, то, смело можно сказать: «не побывав в окрестностях 16-й версты, Вы не увидите Звенигородского уезда». Как составилось это владение, величиною 52 дес.? Покойный владелец писатель-драматург, скупал его в течение всей своей жизни, клочок за клочком, десятину за десятиной. Каждое деревцо великолепного, большей частью старинного, леса поражает своим свежим и здоровым видом. Каждая пядь этой земли говорит нам о вдохновенной любви к природе ее владельца. Весь лес расчищен: не ни сухостоя, ни валежника, ни глухой заросли, так обесценивающих наши леса. Выкопан большой, в одну десятину, пруд, посреди которого возвышается островок. Недавно в этом пруду поймали около 200 карасей в течение одного только часа. В стороне, у мостика, просторная и удобная купальня. В саду яблони и груши. Образцовый питомник. Большая ягодная культура: лучшие сорта клубники. Красивая речка Сетунь. 
В имении более 30 построек. Но от самой усадьбы до того места, где раскинулось по лесным полянам 18 дач, около версты расстояния. Дом, в котором проживал владелец, деревянный, 9 комнат. Вокруг тянется широкий балкон. Верхний этаж состоит из одной громадной комнаты, куда ведет оригинальная лестница с колонками и вазами. Наверху же красивый балкон. Недалеко от главного дома теплая зимняя дача о 4 комнатах, внутри оштукатуренная. К усадьбе принадлежит: людская, конюшня, 2 амбара, сенной сарай, ледник и коровник. /.../ Есть много свидетелей, которые могут подтвердить, что к покойному владельцу несколько раз являлись покупатели, предлагавшие ему от 150 до 175 тыс. руб. Но он и слышать не хотел о продаже. 

Наталья Бондарева 

Ограда
Преображенская церковь
Фигурный водоём
Липовые аллеи 


Кира Васильева и Лев Лобов

Усадьба Лукино. Леонтьевы, Долгоруковы, Разумовские

В XVII в. Лукино являлось вотчиной рода Леонтьевых. Иван Федорович Леонтьев, стольник и воевода, еще в 1616 г. . с ратниками «высматривал литовских людей» на Волоке Ламском. В жалованной грамоте 1632 г. . он назван московским ловчим и «верным другом» царя Михаила Федоровича.
В роду Леонтьевых Лукино и расположенное рядом Измалково, составлявшие в ту пору единую усадьбу, находились весь XVII в. и первую четверть следующего столетия. После Ивана Федоровича в 1661—1686 гг. имением владел его сын Федор. Свою карьеру он начал в 1633 г. . как стряпчий. Через три года он уже стольник. Последующие тридцать с лишним лет он воеводствует в Яблонове, Алатыре, Саранске, Тамбове, Саратове и других южнорусских городах. Во время восстания Степана Разина он, будучи уже думным дворянином, активно действует против восставших. Венцом его карьеры стал 1682 г. ., когда он был пожалован в окольничие.

После смерти Федора Ивановича вотчина в 1687 г. . досталась его детям Павлу и Василию, а на рубеже XVII-XVIII вв. единственным владельцем имения значится Василий Федорович Леонтьев. После его кончины в апреле 1725 г. . владение перешло к его вдове Ирине Александровне, урожденной Ляпуновой, и его родной сестре Татьяне Федоровне, вышедшей замуж за кн. Василия Васильевича Щербатова.
В 1729 г. . имение приобрел Михаил Владимирович Долгоруков, а в 1756 г. . отдал его своей дочери княжне Аграфене Михайловне. В конце XVIII в. Измалково было выделено из Лукина и перешло во владение рода Петрово-Солово, а Лукино в 1791 г. . Долгоруковы продали графине Варваре Петровне Разумовской, усердием которой в 1819 г. . на месте деревянной церкви был построен каменный храм Преображения Господня, освященный в 1821 г. . и дошедший до настоящего времени с небольшими изменениями.

Варвара Петровна была дочерью графа Петра Борисовича Шереметева и Варвары Алексеевны, урожденной княгини Черкасской – единственной наследницы огромных земель князя Алексея Михайловича Черкасского, занимавшего в 1740—1742 гг. пост канцлера Российской империи. Варвара Алексеевна состояла камер-фрейлиной, считалась самой богатой невестой в России, была сначала сосватана за известного сатирика князя Антиоха Кантемира. Однако Кантемир отказался от женитьбы, и она была выдана с приданым в 70 тыс. крепостных за графа Петра Борисовича Шереметева, благодаря чему у последнего и образовалось громадное «шереметевское состояние», часть которого досталась их дочери хозяйке Лукина Варваре Петровне Разумовской.
Варвара Петровна была замужем за графом Алексеем Кирилловичем Разумовским, министром просвещения и одним из основателей Царскосельского лицея. Он был человеком «гордыни непомерной». Простая и набожная графиня скоро надоела вспыльчивому мужу-вольтерьянцу. После рождения младшего сына Кирилла в 1784 г. . она была вынуждена оставить детей и покинуть дом Разумовского. Графиня купила и перестроила дом на углу Маросейки и Лубянской площади, в нижней части которого ныне действует вестибюль станции метро «Китай-город». В этом доме Варвара Петровна скончалась в 1824 г. .

В селе Лукино постройка каменного храма на месте обветшавшего деревянного началась в 1815 г. . Храм включал в себя каменную колокольню и три придела: холодный, посвященный празднику Преображения Господня, и два теплых — во имя Великомученицы Варвары и Апостолов Петра и Павла. Графиня не забыла и о церковнослужителях. Она положила в Воспитательный дом 15 тыс. рублей, с условием, что 750 рублей из процентов от этой суммы ежегодно пойдет на их содержание.
Все последние годы Варвара Петровна проводила в непрестанной мольбе о детях. Младший ее сын Кирилл — умный, живой, удивлявший своими способностями молодой человек, с детства разлученный с матерью, попал под влияние развратных людей. Он был признан душевнобольным, 16 лет провел в суздальском Спасо-Ефимиевском монастыре. После смерти его отца родственники увезли Кирилла в Харьков, где он скончался в 1829 г. . Старший сын Петр, получивший после смерти матери большое наследство, куда входило и село Лукино, быстро промотал его. Жил он беспутно и умер в 1835 г. . в Одессе бездетным.

Сама же графиня В.П. Разумовская была похоронена в родовом склепе Шереметевых в храме Знамения Божией Матери в Новоспасском монастыре. Этот склеп был основан в 1791 г. . над гробами предков ее братом Н.П. Шереметевым, который прославился своим театром и женитьбой на крепостной актрисе Жемчуговой. Память о том, что храм Преображения Господня в Лукине был построен заботой Варвары Петровны Разумовской, сохранилась в настенной надписи у южного выхода из храма.

Боде-Колычевы. Митрополит Филипп

В 1853 г. . село Лукино было куплено бароном Михаилом Львовичем Боде-Колычевым — историком, коллекционером и строителем. Он родился в 1824 г. . в семье барона Льва Карловича Боде и Натальи Федоровны Колычевой. Род Колычевых был древним и знатным. Самым известным представителем этого рода был подвижник земли русской — святитель Филипп II (в миру — Фёдор Степанович Колычев, 1507 — 1569). Он занимал митрополичью кафедру с 1566 по 1568 гг. Фёдор принадлежал к младшей ветви боярского рода Колычевых. В 30 лет он неожиданно покинул службу и некоторое время скрывался в пастухах у крестьянина Субботы в Киже на Онежском озере.

Бегство дворянина было скорее всего вынужденным. Как раз в 1537 г. . над головой Колычевых грянула гроза. Дядя Фёдора Иван Умной-Колычев попал в тюрьму. Его троюродные братья Андрей Иванович и Гаврила Владимирович были биты кнутом и казнены. С Онежского озера Фёдор перебрался на Соловецкие острова в Соловецкий монастырь, где был послушником, затем постригся под именем Филиппа и стал игуменом. При Филиппе Соловецкий монастырь следовал общежительному уставу. И сам Колычев, и другие знатные обитатели монастыря употребляли все свои средства на его процветание. Игумен Филипп проявил себя талантливым инженером. Под его началом были построены величественные храмы, соединены каналами Соловецкие озера, сооружена водяная мельница. При нем монастырь стал одним из крупнейших на севере Руси. При Филиппе монахи Соловков не стояли в стороне от церковной борьбы, происходившей в Москве. Когда осифляне предали суду вождя нестяжателей Артемия из заволжских скитов, двое соловецких старцев, книгописец Иоасаф Белобаев и Феодорит, пытались защитить его от обвинений в ереси.

В 1566 г. . Иван Грозный назначил игумена Филиппа Московским митрополитом при условии, чтобы он не касался опричнины и «царского домового обихода». Однако Филипп выступал против опричнины, в беседах наедине с царём пытался остановить беззакония, просил за опальных. Царь стал избегать встреч с митрополитом. В ноябре 1568 г. . после публичного осуждения царской жестокости во время богослужения митрополит Филипп был изгнан опричниками из Успенского собора. Вскоре он был низложен Собором епископов, обвинён в измене и заточён в темницу Богоявленского монастыря, а затем сослан в отдалённый Отрочь Успенский монастырь, где год спустя, в декабре 1569 г. ., был задушен Малютой Скуратовым с помощью «подглавия» (подушки).

В 1591 г. . по просьбе братии Соловецкого монастыря мощи Филиппа были доставлены из Отроча монастыря и положены в церкви святых Зосимы и Савватия. Уже тогда соловчане праздновали его память 9 января. В 1652 г. . Алексей Михайлович по совету Патриарха Иосифа и Новгородского митрополита Никона определил перенести мощи святителя в Москву. В Соловецкий монастырь было отправлено посольство из духовных и светских лиц во главе с Никоном. За литургией в церкви, где почивали мощи святителя, Никон прочёл грамоту царя, в которой Алексей Михайлович испрашивал прощения за вину «прадеда». В июле 1652 г. . мощи были торжественно принесены в Москву. Святитель Филипп был канонизирован, а его мощи были положены в серебряную раку в Успенском соборе около иконостаса, где находятся до настоящего времени.


Кира Васильева и Лев Лобов

Михаил Львович Боде-Колычев

Колычевы, последние владельцы Лукина, сильно пострадали во время царствования Ивана Грозного, многие погибли на полях сражений, и к середине XIX в. славный род пресекся. Для сохранения знатной фамилии в 1876 г. . обер-гофмейстеру, действительному статскому советнику барону Михаилу Львовичу Боде дозволено было принять фамилию и герб рода Колычевых.

С 1843 г. . Михаил Львович стал служить, как и его отец, в придворном ведомстве, участвовал во всех торжественных церемониях, при коронации Александра II был церемониймейстером. В 1865 — 1883 гг. он являлся вице-президентом Комиссии, занимавшейся построением в Москве храма Христа Спасителя. К этому времени Михаил Львович уже приобрел усадьбу Лукино и в стиле Древней Руси возводил в ней родовой мемориал. Он 25 лет собирал роскошно оформленный альбом «Боярский род Колычевых», который сейчас хранится в музее Московского художественного театра.

Бароны Боде – выходцы из французской провинции Турень, переселившиеся в Германию. Во времена французской революции, лишившись большей части своих владений, по приглашению императрицы Екатерины II они прибыли в Россию. Барон Карл Боде, присягнув на русское подданство, принял имя Карла Илларионовича. Один из четырех его сыновей – Лев Карлович (1787 – 1859) воспитывался в Шкловском кадетском корпусе, стал портупей-юнкером в лейб-гвардии егерском полку, участвовал в сражении под Гутштадтом, а затем в битвах под Дрезденом и Лейпцигом, получил ранение, что не помешало ему завершить заграничный поход 1813 – 1814 гг.; вышел в отставку в звании полковника. С 1831 г. . он – камергер, с 1840-го – барон Российской империи, с 1842-го – гофмаршал. Женился на Наталье Федоровне Колычевой.

В должности вице-президента Московской дворцовой конторы Лев Карлович Боде осуществлял надзор над строительством Большого Кремлевского дворца, возводимого по проекту группы архитекторов под началом К.А. Тона. По окончании строительства в 1849 г. . барон Боде получил золотую медаль с бриллиантами и чин обер-гофмейстера. Домашним учителем в семействе барона служил Ф.И. Буслаев – один из самых ярких русских филологов середины XIX в., изучавший широкий круг вопросов языкознания, литературоведения, фольклористики и искусствоведения, бывший блестящим лектором, ученым, профессором Московского университета, а с 1860 г. . и академиком. Когда он начал обучение детей Льва Карловича, у последнего было два сына – Лев и Михаил и шесть дочерей: Анна, Наталья, Марья, Екатерина, Елена и Александра.

Младший сын Льва Карловича – барон Михаил Львович Боде (1824 – 1888) по окончании Пажеского корпуса служил в придворном ведомстве, впоследствии был помощником начальника Оружейной палаты и вице-президентом Комитета по строительству храма Христа Спасителя. В 1864—1869 гг. он – почетный член Общества любителей духовного просвещения. Женился на А.И. Чертковой – племяннице председателя Общества истории и древностей Российских графа С.Г. Строганова. Впечатления детства, проведенного в Кремле, влияние Ф.И. Буслаева и С.Г. Строганова дали толчок к историческим изысканиям М.Л. Боде. Когда в 1876 г. . пресеклась мужская линия Колычевых, предков барона по линии матери, он с высочайшего позволения стал именоваться бароном Боде-Колычевым.

Двадцать пять лет своей жизни барон посвятил истории старинного боярского рода Колычевых. Михаил Львович собирал документы и предметы старины, связанные в основном с историей родов Колычевых и Боде. Коллекция, библиотека и собрание фамильных портретов размещались в подмосковном имении Лукино Звенигородского уезда и в доме на Поварской улице в Москве, который, по выражению А.П. Бахрушина, представлял собой «музей средневековых достопримечательностей». Плодом этих исторический изысканий стал объемный, роскошно оформленный альбом «Боярский род Колычевых», вышедший в свет в 1887 г. . тиражом 200 экземпляров.

Впитавший в себя очарование древнерусской архитектуры, Михаил Львович по собственному проекту построил в Лукине настоящий кремль с «боярскими палатами», церковью-усыпальницей, часовней и мраморным обелиском, на гранях которого выбиты имена погибших представителей рода Колычевых. Усадьба была обнесена крепостной стеной с глухими и проездными башнями. С северной стороны храма Преображения Господня над могилами родных Михаил Львович построил церковный придел во имя митрополита Филиппа в своем любимом русском стиле. Купола придела напоминают купола Покровского собора (более известного под именем храма Василия Блаженного), что на Красной площади.

Боде-Колычевы прожили в этом имении до Октябрьской революции, вскоре после которой последняя баронесса Боде была сослана в Казахстан, а усадьба экспроприирована.

Архив барона

Вспоминая Лукино, Ф.И.Буслаев писал: «Это архив боярского дома Колычевых с присоединенным к нему Колычевским музеем. Здесь хранятся книги, рукописи, исторические документы в свитках и листах; фамильные мемуары и другие источники, которыми Михаил Львович пользовался впоследствии для своих исследований. Камзолы бояр Колычевых в течение всего XVII в., дары Петра и другие семейные реликвии Колычевых… Некоторые из коллекций относятся к позднейшему времени и имеют много трогательного: туалетные принадлежности Натальи Львовны, четки, молитвенник, образок и другие благочестивые предметы из смиренной кельи Марии Львовны».

В начале 1930-х гг. Комиссия по организации в Москве Центрального музея художественной литературы, критики и публицистики приобрела альбом, собранный Михаилом Львовичем и надписанный им: «Рисунки барона Льва Львовича Боде 1840 до 1850 годов». Сохранился и другой альбом – зеленой кожи с тиснением и бронзовыми застежками и с владельческой надписью печатными буквами на обороте крышки «Альбом Боде». В него вклеены рисунки князей Г.Г. Гагарина и П.М. Волконского, а также А.Е. Тимашева, подписной акварельный рисунок сестры – баронессы Анны Львовны Боде, рисованное изображение ее фрейлинской комнаты в Зимнем дворце (1841), карандашный портрет Николая I, стоящего за рабочей конторкой, с сопроводительной надписью: «Списан с Чернышевского Гатчинского альбома Анны Львовны Боде», а также фотографии дома Боде на Поварской, виды Рима, фотопортреты самого Михаила Львовича и Марии Львовны (монахини Паисии).

Среди семейных документов архива Боде-Колычевых в ГАРФ хранятся три альбома: два из них, принадлежавшие барону М.Л. Боде-Колычеву, содержат фотографии, программки спектаклей, пригласительные билеты; в третьем собраны документы и рисунки, связанные со службой баронессы Анны Львовны при дворе. В коллекциях М.Л. Боде-Колычева сохранились автографы императрицы Анны Иоанновны, Людовика XVIII, Вильгельма I, императрицы Евгении – жены Наполеона III, Фридриха Георга Августа, принца Гессен-Дармштадтского, А.В. Суворова, митрополита Московского Филарета, епископов и митрополитов Русской Православной Церкви (их письма к барону Л.К. Боде), а также карандашные портреты Николая I и Александра II с пометой: «Собственность Анны Львовны Боде».

В 1934 г. . был опубликован рисунок из альбома, принадлежавшего матери Михаила Львовича – Наталье Федоровне Боде (урожденной Колычевой), приобретенный еще А.А. Бахрушиным для театрального музея: «Бал у Трубецких, среди персонажей – А.С. Пушкин». Автор публикации приписывает этот детский рисунок самой баронессе Наталье Львовне (любительские рисунки в отличие от профессиональных обычно не подписывались).

Михаил Львович Боде-Колычев умер в Москве в 1888 г. .; похоронен в фамильной усыпальнице в Лукине. При своей жизни часть из уникальных экспонатов музея Михаил Львович подарил Историческому музею. В настоящее время документы и вещи коллекции хранятся в Историческом музее, в Государственном архиве Российской Федерации, куда в 1963 г. . влились документы из Центрального государственного архива литературы и искусства, в Российской государственной библиотеке и в Государственном литературном музее. В записях Регистрационной книги вывоза усадебных ценностей из имений Московской губернии (1918 – 1922), находящейся в фондах ГИМа, об имении Лукино записано: «Из усадьбы Боде-Колычевых вывезены архив и 16 предметов (стекло, фарфор, эмаль, резьба по кости и др.), которые определены в Румянцевский музей и НМФ (Национальный Музейный Фонд). В Музей 40-х годов вывезено свыше 30 предметов (перечислены), мебель и книги периода 1850-х годов по описи. В Исторический музей – книги, скуфья Филарета, предметы из археологических раскопок».

Лукино после революции

Разрушительный марш 1917-го прошелся тяжелой поступью по Лукину. В двадцатые из того, что не успели разрушить, устроили шахтерский санаторий. К этому времени из исторических построек, кроме Спасо-Преображенского храма, уцелела только аркада переднего фасада господского дома и ограда с башнями и теремом над воротами, украшенным изразцами и каменными львами при входе.

В сентябре 1943 г. . Сталин впервые после революции принял высших иерархов РПЦ: митрополита Московского и Коломенского Сергия, митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, митрополита Киевского и Галицкого Николая. После этой встречи патриархату был предоставлен трехэтажный особняк в Чистом переулке, который раньше занимал бывший немецкий посол Шуленбург. А для устройства загородной резиденции Патриарха в 1952 г. . правительство выделило старинную усадьбу Лукино с прилегающим храмом Преображения Господня.

С советских времен многое изменилось в отношениях государства и РПЦ. Вот свежий пример. В мае 2003 г. . в связи с празднованием Пасхи и Дня Победы Владимир Путин нанес визит Патриарху Алексию II в его подмосковной резиденции «Переделкино» (Лукино) и преподнес предстоятелю РПЦ икону «Воскресения Христова с Двунадесятыми праздниками». Патриарх же подарил президенту «символ обновленной жизни и воскресения» — праздничное пасхальное яйцо. Святейший в интервью корреспонденту КП сказал, что загородную резиденцию ощущает своим домом: «За 17 лет, наверное, только несколько раз оставался на ночь в патриархии». В резиденции все устроено по вкусу святейшего: «Удобный кабинет. Библиотека под рукой. И келья с выходом на балкон, где открывается красивый вид на территорию резиденции. Чистый воздух, тишина, вид на пруд, в котором плавают утки и лебеди. В старом здании, где прожил 13 лет, планирую устроить музей. У меня собралась большая коллекция пасхальных яиц. И много подарков от монастырей, возродивших уникальное лицевое шитье. В общем, есть что показать».

В самое последнее время земельный участок Московской Патриархии, на котором стоит храм, увеличен с 2,3 до 30 га , приблизительно до размеров, которые имел приход до революции. На этой территории снесены ветхие строения, отселено 600 жителей, которые получили комфортабельные квартиры в других местах. Здесь ныне осуществляется грандиозный план создания Центра православного наследия. Кажется, никогда не померкнет светоч нашего необыкновенного места. Пока на одном конце Переделкина угасает – не в духовном, чисто в физическом смысле – писательский городок, некогда давший поселку мировую славу, на другом развернуто мощное строительство для нужд церкви. После завершения строительства комплекса уникальных сооружений, Переделкино станет крупнейшим научно-богословским, музейным и духовным центром нашего отечества.


Графиня ВАРВАРА ПЕТРОВНА РАЗУМОВСКАЯ, 1750 — 1824, вторая дочь генерал-аншефа, графа Петра Борисовича Шереметева (р. 1715 г., ум. 1788 г.) от брака с княжной Варварой Алексеевной Черкасской, родилась 2 Января 1750 года. Недурная собою, но робкая и застенчивая и ума недалекого, она, после смерти в 1768 г. своей старшей сестры, графини Анны Петровны, сделалась богатейшею в Poccии невестою. Скоро ее сосватали за графа Алексея Кирилловича Разумовского (р. 1748 г., ум. 1822 г.), но сватовство шло довольно вяло, так как жених не чувствовал особенной склонности к своей нареченной. Свадьба состоялась, наконец, 25 Февраля 1774 г. Она была отпразднована с большою пышностью в Москве, где молодые и поселились, лишь изредка приезжая в Петербург ко Двору. За первые десять лет супружеской жизни графиня Разумовская сделалась матерью четырех детей: двух сыновей, Петра и Кирилла, и двух дочерей, Варвары (впоследствии княгиня Репнина-Волконская) и Екатерины (замужем за графом С.С. Уваровым). Граф А. К. Разумовский, будущий министр народного просвещения, человек европейски образованный, почитатель Вольтера, характера был черствого и сухого, вспыльчивого и деспотического нрава. Ему скоро надоела его «простая, бесхарактерная и кое-как воспитанная» жена, как своею набожностью и суевериями, так и своей полнейшей беспомощностью. Она же до такой степени сделалась его рабою, что, когда, около 1784 г., вскоре после рождения младшего сына, Кирилла, он приказал ей выехать из его дома, она, несмотря на любовь свою к детям, не подумала даже о сопротивлении и безропотно оставила свою семью. Купив место в Москве, на углу Маросейки и Лубянской площади, она выстроила себе там дом, в котором и жила одна, не видясь более с мужем, и только впоследствии переписываясь с ним о детях и делах. Но детей своих, особенно же нежно ее любивших дочерей, она видела часто и участвовала в расходах на их воспитание, обязавшись, при изгнании своем из дома мужа, уплачивать ему ежегодно на этот предмет 10000 рублей. Также она оделяла их и при поступлении сыновей на службу, и при выходе дочерей в замужество. Но в своем уединении на Маросейке, отказавшись совершенно от светских знакомств, она окружила себя бесчисленным числом разных воспитанниц, бедных дворянок, барских барынь, шутов, приживалок и приживальщиков, и скоро вся эта челядь вполне ею овладела. После смерти в 1809 г. брата, графа Николая Петровича Шереметева, занимавшегося её делами, единственного человека, которому она доверяла, эта несчастная и одинокая женщина совершенно подпала под власть прислуги. Рассказывали, что в последние годы своей жизни она не могла даже выехать на прогулку, так как, когда она приказывала заложить экипаж, изленившиеся кучера отказывались, говоря что он сломан. Управление её громадным состоянием перешло в руки вольноотпущенного лакея её, Ивана Сырова, который немилосердно ее обирал, заставляя расписываться в каждом расходе, чтобы оградить себя в будущем. Обширный её дом, душный, натопленный, как баня, и никогда не проветриваемый, был полон драгоценностей, мебели и предметов роскоши, доставшихся ей от отца. Пережив мужа двумя годами, графиня Варвара Петровна не только ему простила все свои огорчения, но, по доброте своей, горько его оплакивала. Когда сама она была уже при смерти, окружавшая ее челядь никого к ней не допускала и не известила о её болезни детей, отсутствовавших в то время в Москве. Сыровым составлено было духовное завещание, по которому дом на Маросейке, все наличные деньги и драгоценности, вообще все благоприобретённое имущество, она оставляла ему; не были забыты и другие приживальщики. Это завещание было поднесено Сыровым к подписанию умирающей и уже терявшей сознание графине, и подпись её была засвидетельствована её духовником и известным доктором Мухиным, получившими по тому же завещанию—первый каменный дом, а второй—50.000 рублей.
Графиня В. П. Разумовская скончалась 27 Мая 1824 г. и похоронена в Московском Новоспасском монастыре, рядом с отцом своим и дедом, великим канцлером князем А. М. Черкасским.  

(С портрета, писанного Аргуновым и принадлежащего графу С. Д. Шереметеву, с. Кусково, Московск. губ.)

БАРОН М.Л. БОДЕ-КОЛЫЧЕВ БАРОН МИХАИЛ ЛЬВОВИЧ БОДЕ-КОЛЫЧЕВ (1824, Москва — 1888, там же), барон, обер-гофмейстер двора (1883), историк, коллекционер. Из французских дворян (Боде), перешедших на службу в Россию после Французской революции конца XVIII в. Мать Наталья Фёдоровна происходила из древнего рода Колычевых. После смерти последнего представителя рода Колычевых по мужской линии в 1876 получил разрешение принять фамилию и герб Колычевых. Домашним учителем Боде-Колычева был Ф.И. Буслаев. В 1839—43 обучался в Пажеском корпусе, по выходе из которого служил в придворном ведомстве. Во время Крымской войны 1853—56 вступил в Московское ополчение (1855). С 1865 член Комиссии о строении храма Христа Спасителя (в 1875—83 её вице-президент). Долгие годы собирал документы и материалы по истории рода Колычевых. Итогом этой работы стал труд «Боярский род Колычевых» (М., 1886). В своём имении Лукино Звенигородского уезда Московской губернии в 1850—60 построил мемориал рода Колычевых, включавший «кремль», церковь-усыпальницу, часовни, мраморный обелиск, древлехранилище и музеум. В главном доме усадьбы находилась фамильная портретная галерея. Боде-Колычеву в Москве принадлежала усадьба в Кудрине на углу Поварской и Никитской улиц (Поварская улица, 52), которая, по отзывам современников, представляла собой «музей средневековых достопримечательностей» (особую ценность представляли картинная галерея и коллекция оружия). Похоронен в родовой усыпальнице в имении Лукино.
Н.М. Полунина

(Рисунок Т. Райта, 1843 год)


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Лукино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Лукино 55.657435, 37.347234 усадьба Лукино

Рубрика: Москва

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: