Музей-усадьба Вязёмы

Усадьба Вязёмы (Россия, Московская область, Одинцовский район, Большие Вяземы), чуть в стороне от Можайского шоссе

Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина, УСАДЬБА ВЯЗЕМЫ 

  • Режим работы: ежедневно с 10 до 17 часов (выставки и экспозиции доступны для посещения с 10 до 18 часов), кроме понедельника и последней пятницы месяца.
  • Телефон для справок: +7 (495) 598-2404
  • Заказ экскурсий: +7 (495) 598-2404, excursgol@yandex.ru
  • Научный отдел: — +7 (495) 597-4480
  • Директор: — +7 (495) 598-2447
  • E-mail: museum-gol@yandex.ru
  • Официальный сайт: www.museum-gol.ru

Как добраться? Проезд общественным транспортом: с Белорусского вокзала электропоездом до станции Голицыно, далее автобусом №38, №39, №50 или маршрутным такси №38, №39, №79 до остановки «Институт» (3-я остановка) или 20 минут пешком (~ 1 км). На автобусе или автомашине: 44 км Можайского шоссе.

 
Схема проезда

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Вязёмы

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Вязёмы 55.628505, 36.991611 Усадьба Вязёмы

Описание усадьбы Вязёмы

Впервые данное название встречается в документах XVI века, начиная с 1556 года. При Иване Грозном Вязёмы были последней станцией перед Москвой по Большой Смоленской дороге. В конце XVI в. здесь значилась «церковь о пяти верхах и камена плотина у пруда» — сообщает Пискарёвский летописец. Тогда же была построена звонница псковского типа, нехарактерная для этих мест по своей архитектуре. Когда Вязёмы отошли к Борису Годунову, неизвестно; первое упоминание об этом приурочено к 1585—1586 гг. Был при Годунове в селе боярский дом, многочисленные службы, и фруктовые сады. Но своей известностью село все — таки обязано церкви Преображения Господня.
Монументальный, четырёхстолпный храм на высоком арочном подклете необычайно красив. По бокам здание имеет два придела, завершённые рядами кокошников и малыми главами. Фасады расчленены лопатками на три прясла и завершены полукруглыми закомарами. Щелевидные окна в профилированных амбразурах обрамляют архивольты. С трёх сторон здание огибает гульбище на аркадах. Завершён храм каноническим пятиглавием.

В конце XVII в., а точнее — в 1694 г. усадьба в Вязёмах была пожалована Петром I своему воспитателю, князю Б.А. Голицыну «за спасение во время стрелецкого бунта». Новый владелец не рассматривал Вязёмы как свою главную вотчину, основное внимание он отдавал другому пожалованному имению — Дубровицам.
Усадебный дом был выстроен «Мая 1-го дня 1784 года» правнуком Б.А. Голицына — отставным полковником Николаем Михайловичем. Строгая архитектура здания уже несколько архаична для конца XVIII в. и кажется скорее принадлежащей петровскому времени. Флигели построены ранее главного дома: левый — в 1771-м, правый — в 1772 году.
Местные жители нарекли голицынский дворец — «Дом Пиковой дамы». Прототипом героини пушкинской повести была княгиня Н.П. Голицына — властная женщина, пользовавшаяся исключительным влиянием при дворе, дожившая почти до столетнего возраста. Большими Вязёмами владел её сын — Борис Владимирович Голицын. Таким образом, «Пиковая дама», вопреки распространённому мнению, никогда не была хозяйкой Вязём. Но она часто наезжала сюда, осуществляя бдительный контроль за имуществом своего рода.
Ныне все усадебные постройки отремонтированы, в главном усадебном доме — музей, храм — отдан верующим.

План усадьбы Вяземы

План усадьбы Вяземы

  1. Главный дом
  2. Гостевой флигель
  3. Кухонные флигель
  4. Церковь
  5. Звонница
  6. Сторожка
  7. Ограда церкви
  8. Конный двор
  9. Флигели на конном дворе
  10. Памятник А.С. Пушкину
  11. Регулярный парк
  12. Мост

План усадьбы 1949 г. по обмерам Е.П. Щукиной

План усадьбы Вяземы 1949 г

1. Главный дом
2. Флигели
3. Церковь
4. Звонница
5. Конюшня
6. Колодец
7. Фруктовый сад
8. Липовый сад
9. Неклюдовский проспект
10. Сосновый бор
11. Сидоровский проспект
12. Еловый проспект
13. Круглый пруд
14. Скотный двор
15. Хозяйственный двор
16. Плотина на р. Вязёмке
17. Старый липовый сад
18. Мост через овраг
19. Ограждающий вал
20. Зверинец

Архивные материалы усадьбы Вяземы

Персоналии

БОРИС ВЛАДИМИР0ВИЧ ГОЛИЦЫН

БОРИС ВЛАДИМИР0ВИЧ ГОЛИЦЫНБ.В. ГОЛИЦЫН, 1769—1813, сын бригадира князя Владимира Борисовича и княгини Натальи Петровны, рожденной графини Чернышевой, старший брат Московского генерал-губернатора, светлейшего князя Дмитрия Владимировича, родился 6 января 1769 г.; начал службу в 1781 г. в Семеновском полку, в котором и служил до 1796 г., до чина полковника. В Польскую войну 1794 г. награжден орденом св. Георгия 4-й ст. В 1798 г. произведен в генерал-майоры, а в следующем году в генерал-лейтенанты. Это была эпоха кратковременного, но богатого неожиданностями царствованья Павла I, в котором за необычайными милостями нередко следовала столь же быстрая опала лица, еще накануне пользовавшаяся почестями и влиянием. Князь Голицын, по видимому, не избег участи многих: 24 Марта 1800 г. он был уволен от службы , «за то, что приказал бить в барабан перед домом германского консула в Риге Тромповского так долго, что младенец оного Тромповского от испугу умер». По вступлении на престол Императора Александра, он снова принят на службу (26 Марта 1801 г.) и затем последовательно сделан шефом Павловского гренадерского полка (1802 г.) и инспектором по инфантерии Смоленской инспекции. Принимал участие в главнейших сражениях Отечественной войны 1812 г. и был ранен под Бородином; от этой раны он и умер в Вильне 6 Января 1813 г.; погребен в церкви села Большие Вязёмы, Московской губернии.
Князь Голицын был холост, но после него остались две дочери «Зеленские», из которых одна была замужем за профессором С.П. Шевыревым, а другая, Анна Борисовна, за Тверским губернатором Бакуниным. Княгиня Тат. Вас. Голицына, жена его брата, «по доброте, взяла этих сироток к себе и воспитывала, но от старой княгини (мать князя, „princesse moustache“) существование их скрывали».
В русской литературе князь Голицын известен как писатель — беллитрист, поэт и критик. Получив прекрасное домашнее образование, он превосходно изучил иностранную, особенно французскую, литературу и в совершенстве владея языком Мольера и Pacинa, о чем свидетельствует целый ряд литературно-критических его сочинений на французском языке.
В русской литературе Голицын писал под псевдонимом Дм. Пименова и печатал критические статьи и стихотворения в журналах того времени. В 1809 г. им изданы в Москве ,,Нравственные рассуждения герцога де-ла-Рошфуко, пер. с Французского", о которых С. Н. Глинка говорить: «Он очень удачно перевел Рошфукольдовы мысли и напечатал их под чужим именем».
По отзыву того же Глинки, князь Голицын был истинно -русским человеком в душе и по убеждениям. «Я хочу учиться в Poccии по-русски», говорил он, и быть русским. Много читал я по-французски и к стыду моему мало занимался русским. Катон Старший принялся за греческую азбуку; некоторые осуждали его за это, но не я. Приступая к русскому учению, скажу по-русски: «век живи, век учись». Он убедил Мерзлякова преподавать ему русскую словесность, Калайдовича — русскую историю. Князь Б. В. Голицын завел у себя pycские вечера, на которых читалось все русское, при чем хозяин дома прослыл, чтобы его останавливали, когда к русскому он примешает французское. Как великолепный танцор, он имел прозвище «Boris-Yestris»; по отзыву современницы, был «очень хорош собой, умен и по своему времени получил воспитание как немногие».

(С портрета, писанного Изабе; собственность князя Н. И. Оболенского, в Москве)

В.В. Суслов Церковь Преображения Господня и звонница, в селе Вяземах, Московской губернии, Звенигородского уезда

В.В. Суслов Памятники древне-русского зодчества, в. 2, Санкт-Петербург, 1896

Означенное село, Вяземскаго стана, находится в 15 верстах к Ю-В. от г. Звенигорода, близ Смоленскаго тракта, при реке Вяземке (1). Оно принадлежало Царю Борису Федоровичу Годунову (ум. 1605 г.), a после смерти его было причислено к Дворцовому ведомству.
В конце XVI ст. здесь существовала каменная церковь во имя Живоначальной Троицы, время построения которой осталось неизвестным (2). В 1680 г. она была причислена к Загородской десятине.
Кроме Троицкой церкви, в селе Вяземах находились в XVI ст. храм во имя Николая Чудотворца с приделами (Афанасия Александрийского, Сергия Радонежского и благоверных князей Бориса и Глеба) и монастырь Иоанна Богослова. Оба храма уничтожены в XVII ст., вместе с крестьянскими дворами, Литвою.
В писцовых книгах 7139 — 7141 (1631—1633) г. — между прочим, упоминается: «... да под селом Вяземою государев пруд каменная плотина,...».
Под 7154 (1646) г. указывается, что «в селе Никольском, на Вяземе, церковь Живоначальная Троицы, да в пределе церковь Николы Чудотворца, а иные пределы стоят пусты без пения...» (3).
По писцовым книгам стольника Ивана Афросимова, да подъячего Ивана Васильева 183, 184 и 185 (1675 — 1677) гг.- «село Никольское, Вязема тож, по обе стороны речки Вяземы, а в селе церковь каменная во имя Живоначальная Троицы, да у той же церкви два предела каменные ж: предел Благовещения Пресвятой Богородицы, да предел Архистратига Михаила не освящены, да близ той церкви место, что был монастырь Иоанна Богослова, да место церковное Николы Чудотворца с пределы,...».
7202 (1694) г. Марта 23, по именному великих государей указу, дворцовое село Вяземы пожаловано боярину князю Борису Алексеевичу Голицыну в вотчину, и в том же году утверждено за ним отказною книгою. В это время в селе, кроме Троицкой церкви, существовала деревянная церковь во имя Николая Чудотворца со всякою церковного утварью (4). В 1701 г. князь Борис Алексеевич Голицын разделил вотчины между детьми своими князьями Алексеем, Сергеем и Василием. Последнему досталось село Никольское, — Вяземы, в котором находилась в 1702 г. каменная церковь во имя Преображения Господня.
После князя Василия Борисовича Голицына имением владел его сын, князь Михаил Васильевич (ум. 13 Января 1749 г.), а от него перешло к его вдове — кн. Авдотье Михайловне с детьми князьями Николаем, Василием и Александром. Последние в 1755 г.- разделили имение между собою, и село Вяземы досталось князю Николаю Михайловичу Голицыну (5).
Некоторые указания о селе Вяземах встречаем, между прочим, в дневнике Марины Мнишек (6), где говорится: «2 Мая царица имела свой ночлег в Можайске, а пан Воевода в селении Вяземе, в 6 милях от Москвы. Это селение принадлежало умершему царю Борису. В нем есть дворец, довольно обширный, обнесенный палисадником и окопанный рвом с рогатками. Подле дворца каменная церковь, очень изрядная; иконы и подсвечники в ней богаты и прекрасной работы». В другом месте описывается, что «дворец деревянный, но красивый и даже великолепный. Дверные замки в нем вызолоченные червонным золотом; печки зеленые, а некоторые обведены серебряными решетками». В дневнике послов польских Олесницкого и Гонсевского (16o6 г.) указывается, что «в Вяземе — есть каменная церковь; ограда оной, с шестью острыми деревянными башнями, похожа на крепость» (7).
В существующих описаниях села Вяземы является странным то обстоятельство, что ранее 1702 г. о церкви Преображения Господня не упоминается. Время построения её, таким образом, становится гадательным. Местные жители приписывают постройку этой церкви царю Борису Годунову и относят к одному времени с постройкою колокольни Ивана Великого в Москве. Это предание, судя по общим архитектурным формам и деталям храма, является вполне вероятным, на что отчасти указывает и корона, сохранившаяся на средней главe.
Церковь Преображения Господня уцелела почти в первобытном её виде, — уничтожена только лестница, ведущая во второй этаж церкви. На основании местных указаний, она была открытою и вела прямо к средней арке верхней галереи. По этим указаниям, лестница на чертежах реставрирована.
Рассматриваемая церковь имеет обычное, по своему времени, устройство; с двумя приделами, подцерковьем и двухэтажною открытою галереей. Сложена она, видимо, вся из белого камня, по крайней мере лицевые стороны церкви, за исключением барабанов и закомар главного четырехугольника, облицованы белым камнем. Верхняя части сложены из кирпича без облицовки. Была ли покрыта церковь первоначально по сводам, или, как в настоящее время, четырехскатною крышею, сказать трудно. По аналогии с другими церковными памятниками того же периода, приходится высказаться за первое.
Наружные украшения имеют довольно мелкие профили, которые по характеру своему, как и впадинки на пилястрах (выше галереи), указывают на некоторое влияние в постройке итальянской архитектуры.
Западная часть храма несколько вытянута и потому под малыми барабанами устроены особые арочки. В церковных приделах барабаны поставлены каждый на четырех арочках, из которых одни идут по северо-южному направлению, а другие (ползучие) в обратном порядке и опираются в щековые поверхности первых. Дверь из галереи в северный придел расширена. Стенки, отделяющие алтарь от церкви, к которым приставлен иконостас — низенькие и имеют вид преграды. <…>Построение церкви довольно правильное в отношении симметрии и точности размеров, что в древне-русских храмах встречается сравнительно редко.
В нескольких саженях от храма, на северо-запад, находится очень интересная каменная звонница. Она совершенно сохранилась в первобытном виде, за исключением верхнего покрытия стен, совсем не уцелевшего. Реставрация крыш показана в перспективном виде постройки. Помост звонницы и лестница поддерживаются открытым извне коробовым сводом. С площадки звонницы проведены сквозь перила каменные желоба. Звонница сложена из кирпича; горизонтальные карнизики сделаны из каменных плит и профили их напоминают наличники самой церкви. По общему впечатление, звонница кажется одновременной постройки с церковью. Колоколов на звоннице в настоящее время не находится и здание представляется несколько запущенным.

  1. Семенов «Географическо-Статистический словарь» т. I 1862 г. стр. 585
  2. Об этой церкви находим указание в приходных книгах Патриаршего Каз. Приказа за 7136 (1628 г.) и в переписных книгах из города Дмитрова, Борисоглебского монастыря архимандрита Питирима. В и Г. Холмогоровых «Исторические материалы о церквах и селах XVI—XVIII ст.», вып. III
  3. Под 7164 (1655) г., говорится что «декабря 8 патриарх (Никон ) ходил в государево дворцовое село Вязему встречать государя...»
  4. Выше было указано, что храм Николая Чудотворца был уничтожен Литвою; здесь же снова говорится о существующей церкви Николая Чудотворца; была ли церковь только разорена или построена вновь, из дела не видно
  5. В. и Г. Холмогоровых «Историчесте материалы о церквах и селах XVI — XVIII ст.», вып. III, стр. 195 — 200
  6. Устрялов «Сказание современников о Димитрии Самозванце»
  7. Там же стр. 123 Означенного дворца и башен в настоящее время не существует

С. Веселовский Усадьба Большие Вяземы

Усадьба ВяземыЖивя в Захарове, Пушкины часто посещали находящиеся вблизи Большие Вяземы. Здесь все было овеяно древними преданиями о бывшем владельце этих мест Борисе Годунове. «Там указывают еще на пруды, будто бы вырытые по его по велению... Вероятно, молодому Пушкину часто говорили о прежнем царе — владетеле села. Таким образом, мы встречаемся, — отмечает П.В. Анненков, — еще в детстве Пушкина с предметами, которые впоследствии оживлены были его гением».
Одним из источников при работе поэта над «Борисом Годуновым» была «История Государства Российского» Н.М. Карамзина. В ней упомянуты и Большие Вяземы. Читая о происходивших здесь «воинских потехах» Лжедмитрия, о проезде через эту местность Марины Мнишек, Пушкин мог дополнять эти описания своими воспоминаниями об этой местности.

Посетитель Больших Вязем и ныне может обратить внимание на небольшую колонну из серого камня, стоящую у интересной по рисунку церковной ограды. Это памятник на могиле Н.С. Пушкина, умершего в Захарове в 1807 г. Смерть младшего брата — одно из тяжелых впечатлений детства великого поэта. Он упоминает о ней в набросках плана к на меченным им автобиографическим запискам.
В пушкинское время (с 1803 г.) Большие Вяземы принадлежали Б.В. Голицыну. Получив блестящее образование за границей, Голицын сделал военную карьеру, в частности, сражаясь под знаменами Суворова. Однако в царствование Павла, дослужившись до чина генерал-лейтенанта, он вынужден, был выйти в отставку. 

Поселившись в Москве, Б. В. Голицын изучает русскую историю, увлекается собиранием древних рукописей, большую часть года проводя в Больших Вяземах.
Английский путешественник, посетивший Москву в 1805 г., пишет: «Вечер мы провели у кн. Бориса Владимировича Голицына. Тут я видел всю вашу поэзию: Жуковского, Кокошкина, Мерзлякова и многих, многих других ваших поэтов и прозаиков. Хозяин необыкновенно был любезен, ласков и приветлив со всеми... Иногда думаю, откуда Москва набрала столько людей приветливых!» В 1811 г. Б.В. Голицын принимал у себя бежавшую из Франции противницу Наполеона известную писательницу де Сталь.

Он был очень близок с И.И. Дмитриевым, а А.Ф. Мерзляков принадлежал к кругу его друзей и часто гостил в Больших Вяземах. Мерзляков пробудил у Б.В. Голицына интерес к памятникам русской литературы и народной словесности. По инициативе Б.В. Голицына А.Ф. Мерзляков в начале г. приступил в его московском доме к публичным чтениям по литературе и теории изящных искусств. Эти чтения были большим общественным событием и первыми общедоступными лекциями в России. Их прервала война с Наполеоном.
С начала военных действий Б.В. Голицын уехал в армию. Во время Бородинской битвы он находился при М.И. Кутузове и, передавая его распоряжения войскам, был тяжело ранен. Прах Б.В. Голицына, умершего от ранения в январе 1813 г., перевезен в Большие Вяземы и похоронен в местной церкви.
После Бородинской битвы русская армия остановилась в Больших Вяземах на ночлег. В усадебном доме жил М.И. Кутузов. В одном из писем он сообщает: «Я нахожусь при Вяземе, но так как здесь позиции никакой нет, то отправился генерал Бенигсен назад приискать место, где бы удобнее еще дать баталию».

В Больших Вяземах неоднократно бывала мать Б. В. Голицына Наталья Петровна — «Пиковая дама». Она действительно, как рассказывает Томский в повести А.С. Пушкина, «ездила в Париж и была там в большой моде. Народ бегал за нею, чтоб увидеть «La Venus moscovite» (Московская Венера). Дочь П.Г. Чернышева, посланника при английском и французском дворах, Н. П. Голицына провела молодость за границей, участвовала в придворных вечерах. Н.П. Голицына была безмерно властолюбива и надменна. Как пишет А.С. Пушкин, «у себя принимала она весь город, наблюдая строгий этикет и не узнавая никого в лицо». В то же время Н.П. Голицына, по отзыву современников, была «великая мастерица устраивать свои дела», значительно увеличила со стояние семьи, и управление хозяйством Больших Вязем в большей мере подчинялось ей, чем владельцу усадьбы Б.В. Голицыну.

7 апреля 1834 г., через месяц после опубликования повести, А. С. Пушкин записал в дневнике: «Моя Пиковая дама в большой моде — игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся...» Н.П. Голицына пережила великого поэта всего на несколько месяцев. Она умерла в декабре 1837 г. в возрасте 97 лет.
В близких отношениях с семьей Голицыных находился вы дающийся терапевт профессор М. Я. Мудров. Он часто про водил лето в Больших Вяземах. Мудров был одним из прославленных врачей Москвы и считался непревзойденным диагностом. Л.Н. Толстой пишет в «Войне и мире», что, посетив больную Наташу Ростову, «Мудров еще лучше определил болезнь», чем другие знаменитости Москвы.

Большие Вяземы расположены на большой Смоленской дороге. По объяснению известного историка И.Е. Забелина, это название означает «вообще вязь или связь, союз одной местности с другою, или, вернее, одного пути с другим». Эта дорога исстари связывала Москву с Западом, по ней проезжали послы, торговые люди. В Больших Вяземах помещалась последняя ямская станция перед въездом в Москву. В пьесе «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» А.Н. Островский упоминает о пребывании здесь отца Марины Мнишек.
По этой оживленной дороге каждое лето в годы юности проезжал А.И. Герцен. Рассказывая в «Былом и думах» о поездках в Васильевское, он вспоминает, как «в нескольких верстах от Вяземы князя Голицына дожидался васильевский староста, верхом, на опушке леса, и провожал проселком».

Большие Вяземы связаны и с Н.В. Гоголем, который летом 1849 г. посетил жившего здесь профессора Московского университета С.П. Шевырева и читал ему первые главы второго тома «Мертвых душ».

Источник:
С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 364-366

Усадебный парк

Панорама усадьбы Вяземы вдоль пруда. Проект реставрации Е.П. Щукиной
Панорама усадьбы Вяземы вдоль пруда. Проект реставрации Е.П. Щукиной. 1949 г.
Большие Вяземы. В XVI в. усадьба принадлежала Борису Годунову. В конце XVII в. ею владели Голицыны, которые в XVIII в. отстроили здесь дворцовый ансамбль. Хорошо сохранились дворец, два флигеля, церковь и трехпролетная звонница.
Дом и флигели окружены небольшим парком, отличающимся звездчатым скрещением аллей из некогда стриженых лип. На склоне пруда растет группа старых пихт. В парке насчитывается шесть интродуцентов и восемь растений местных видов. Последние представлены только лиственными. Наибольший интерес в парке представляют: пихта сибирская (высота 30 м, диаметр ствола 41 см), лиственница сибирская (высота 34 м, диаметр ствола 100 см), ель колючая голубая (высота 28 м, диаметр ствола 48 см) и тополь белый (высота 21 м, диаметр ствола 100 см). Из местных растений лучшего развития достигли: дуб черешчатый (высота 33 м, диаметр ствола 100 см) и липа мелколистная (высота 28 м, диаметр ствола 75 см), составляющая основной вид парка.
В парке необходимо сохранить оригинальную звездчатую планировку липовых аллей, подсаживая по мере необходимости молодые растения того же вида.

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: