Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Черкизово

Усадьба Черкизово
В усадьбе Черкизово (Россия, Московская область, Коломенский р-н, Черкизово, 2 км от пос. Пески) мы не сразу обнаружили остатки одноимённой усадьбы, её умело маскируют разросшиеся деревья. Для посещения доступна только церковь, флигель находится на реставрации.

Флигель с дороги вовсе не походит на старинное здание, располагается он рядом с бетонным забором интерната, а полуразрушенная церковь отнесена ближе к реке.
В XV в. эта земля с окрестными деревнями принадлежала боярину Фёдору Старку-Серкизову, фамилия которого укоренилось в названии сельца. Позднее Черкизово стало государевой вотчиной, а в конце XVII столетия князь М.А. Черкасский основал здесь усадьбу. Имение передавалось из поколения в поколение на протяжении трёх веков, затем сменив владельцев, было разделено на две части.
Самая ранняя постройка поместья — домовая Успенская церковь, сооруженная в 1734—1749 гг., и перестроенная в 1821 г. в стиле классицизм. В 1785 г. имение унаследовал князь, статский — советник Б.М. Черкасский. Он развернул в своих владениях большое строительство. 

 



Усадьба Черкизово главный дом Усадьба Черкизово (реконструкция ASG)Архитектурный ансамбль вытянулся вдоль береговой линии на версту. От этого великолепия почти ничего не осталось, имение начало приходить в упадок после 1861 г. Из воспоминаний внука священника черкизовской церкви Н.П. Гилярова-Платонова: «Изящный дворец, с не менее изящными флигелями, манеж, который бы сделал честь любому губернскому городу и не посрамил бы столицы, псарный двор в виде замка с башнями, оранжереи, — всё пошло на слом и продано в раздроб: кирпичи одному, мраморные плиты — другому; бронзовые, чугунные украшения нашли тоже охотных покупщиков. На месте палат осталось голое место с тремя церквями…». (Одна из них, шатровая деревянная сгорела через два года после Октябрьской революции.) Из жилых построек каким-то чудом уцелел лишь двухэтажный флигель конца XVIII в., грустно смотрящий на реку из под приподнятых «бровей» арочных ниш. Запоминается его центральная часть со спаренными колоннами на высоких пьедесталах под раскрепованным антаблементом, и милый мезонин с уютной тенистой лоджией. Как чудесны должно быть, из неё виды на серебристую гладь воды, на заречные купы деревьев, пламенеющие восходы и закаты…
Парк в этой части должно быть молодой, слишком стройны и липы и берёзы. Но они, оберегая дом от любопытных взглядов прикрывают его своими ветвями, пряча в узорчатой листве руст под камень, круглые и октагональные впадины, пилястры по сторонам выхода в парк.
Спускаясь к реке можно видеть паромную переправу на пос. Пески. По ней с грохотом снуют автомобили, но стоит вернуться к дому, как снова погружаешься в тишину и безвременье…

Наталья Бондарева

  • Успенская церковь
  • Флигель
  • Павильон (на территории интерната)
  • Остатки парка на берегу Москвы реки

Отчет ASG по проведению противоаварийных работ на объекте культурного наследия регионального значения «Здание спального корпуса №1 (флигель усадьбы «Черкизово», нач. ХIХ в.)», Московская область, Коломенский муниципальный район, сельское поселение Радужное, село Черкизово

Что сделано?

Согласно рекомендациям, сформированным в результате всестороннего обследования объекта культурного наследия, выполнены следующие первоочередные противоаварийные мероприятия: 
-устройство ограждения территории объекта культурного наследия; 
-установка строительных лесов по периметру здания; 
-разборка непригодных элементов крыши – покрытие, обрешетка, участки стропил и балок, пораженные гнилью; 
-разборка отделочных слоев бревенчатых стен пристроя с последующим освидетельствованием венцов на предмет повреждений и гниения; 
-вычинка сгнивших участков венцов; 
-разборка ненесущих элементов перекрытий (полы, сгнившие лаги, утеплитель в виде грунтовой засыпки и потолочное покрытие), после чего несущие элементы (балки и накат) с последующим освидетельствованием на предмет повреждений и гниения. 
Также на объекте проведены в рамках комплексного обследования следующие изыскания: 
-разработка шурфов; 
-разработка зондажных раскрытий кладки в интерьере. 

Краткая историческая справка

Современные населенные пункты Черкизово и Старки — части одной большой усадьбы, пожалованной в 1689 г. князю М. А. Черкасскому. К началу 1730-х гг. здесь был боярский двор с домовой церковью. В 1785 г. имением стал владеть Б. М. Черкасский, отстроивший усадьбу заново и привлекший к строительству одного из крупных мастеров московской архитектурной школы того времени, возможно — М. Ф. Казакова. Двухэтажный главный дом усадьбы с флигелями и службами, манеж, псарный двор, оранжереи и второй «малый» дом образовали со стороны реки симметричную панораму, ограниченную двумя церквями — Успенским храмом, сооруженным в 1734—1749 гг., перестроенным в 1821 г. и Никольским храмом на погосте Старки (1759—1763 гг.). После 1861 г. разделенная между наследниками усадьба стала приходить в упадок: обветшал и был разобран главный дом, в качестве главного жилого корпуса новые хозяева — финансист А. К. Куманин и купцы Хлудовы — стали использовать флигель. 
Другая половина усадьбы в 1882 г. была приобретена известным врачом, основоположником эндокринологии в России В. Д. Шервинским и принадлежала его наследникам до 1960-х гг. В гостях у Шервинских бывали Анна Ахматова, В. Я. Брюсов и другие русские поэты. 
В советский период основной комплекс усадебных построек — флигель, службы и парковый павильон — были переданы в пользование дому инвалидов (ныне — Государственное автономное стационарное учреждение социального обслуживания Московской области «Черкизовский психоневрологический интернат»). В результате первоначальный архитектурный облик всех исторических построек усадьбы претерпел изменения, а территория комплекса была застроена корпусами интерната. С 1990-х годов флигель усадьбы Черкизово не используется.

И. Краснобаев, С. Новиков, М. Сизикова Черкизово — родовая усадьба князей Черкасских: из века XVIII-в век XXI//Мир искусств (Вестник международного института антиквариата) №1 (5), 2014, с. 29-41.

Черкизово — родовая усадьба князей Черкасских: из века XVIII — в век XXI

Усадьба Черкизово, оранжерея (реконструкция ASG)20 января 2014 г. Инвестиционная группа компаний ASG выиграла открытый аукцион на право льготной аренды еще одной подмосковной усадьбы — «Черкизово» (Коломенский р-н), являющейся объектом культурного наследия регионального значения. В ходе торгов, проходивших в Министерстве имущественных отношений Московской области, стоимость аренды возросла с 256 тыс. до 1, 213 млн. рублей в год. Черкизово дополнит уже имеющуюся в распоряжении ASG купеческую усадьбу в Талицах (Пушкинский р-н). Новая усадьба значительно отличается от первой. Она дальше от Москвы, сохранилась в худшем состоянии, но зато гораздо старше и значительнее. В течение трех столетий усадьба была родовым гнездом князей Черкасских — одного из самых влиятельных и богатых семейств России. Представители этого рода находились в родстве с Рюриковичами и Романовыми, определяли внешнюю и внутреннюю политику России, занимали высшие государственные посты, знали опалу, гибли за Отечество, навечно оставили свои имена в названиях улиц, переулков и островов... Это приобретение является знаковым для корпорации, ведь за незначительными материальными остатками скрыта богатейшая история усадьбы, которую предстоит исследовать и дешифровать.
Название села Черкизово произошло от имени царевича Серкиза (Черкиза), в крещении Ивана, выехавшего из Золотой Орды на службу к Дмитрию Донскому в XTV в. Его сын Андрей погиб, будучи воеводой, в Куликовской битве, о чем есть упоминание в «Задонщине». Это событие описал двоюродный брат Дмитрия Донского Владимир Андреевич Храбрый:
«Гнались за мной четыре татарина, но Божьей милостью Иван Родионович Квашня да Андрей Серкизович увидали нас, нагнали, схватились с этими безбожными и головы свои за меня положили». У вдовы Андрея Марии осталось двое детей. Младший сын Фёдор, носивший прозвище Старко, стал родоначальником новой фамилии — Старковых. Фёдору были пожалованы многие вотчины, получившие название Черкизово.
Его сын Иван Федорович Старко при Василии Тёмном был боярином и наместником в Коломне. Во время княжеской междоусобицы в 1430-е гг. он изменил своему князю и перешёл на сторону заговорщика Дмитрия Шемяки. За предательство Ивана Федоровича Серкизова-Старко лишили боярского звания и всех вотчин. Род Старковых-Серкизовых навсегда выбыл из боярства, а их коломенские земли (Черкизово, Старки, Настасьино) перешли в собственность великого князя и упоминаются в духовной грамоте Василия II в 1461—1462 гг.

СЕЛО ЧЕРКИЗОВО XVI — XX вв.

Усадьба Черкизово, дворец (реконструкция ASG)В 1543 г. село Черкизово называлось Государевым, здесь бывал царь Иоанн IV, который впоследствии подарил вотчину черкесскому мурзе Алегуку крестившемуся и поступившему на русскую службу после завоевания Астрахани, в память о чём в Черкизове была построена церковь в честь Собора Пресвятой Богородицы. В клировых ведомостях указывается дата постройки церкви — 1592 г. В Отделе письменных источников ГИМ сохранилось описание церкви: «Деревянная, обшитая тёсом церковь построена в конце XVIII в. Здание прямоугольное в плане, одноэтажное. Основной четверик несёт восьмерик второго яруса, увенчан восьмигранным куполом с декоративным барабаном к двухъярусной главке. При церкви трапезная и трёхъярусная колокольня, также деревянная, обшитая тёсом. Церковь не отапливалась и богослужения в ней совершались только в тёплое время года. Церковная ограда была каменной с железными решётками». В 1947 г. церковь была разобрана и из её бревен построили клуб, сгоревший в 1958 г. В наше время на месте алтаря этой церкви установлен памятный крест.
С 1689 г. село получил во владение князь Михаил Алегукович Черкасский. При нем в Черкизово был устроен двор и сооружена деревянная Никольская церковь. В 1734 г. на средства его внука — Петра Борисовича, предположительно по проекту Александра Путилина, началось строительство домовой каменной церкви в честь Успения Пресвятой Богородицы. В 1736 г. строительство в основном закончили, однако храм освятили лишь в 1749 г. В 1821 г. храм перестроили в классическом стиле, позднее были устроены два придела. В 1937 г. церковь была закрыта и возвращена верующим только в 1992 г. Там проведены консервационные работы и сейчас ведется сбор средств на реставрацию.
Закончив Успенскую церковь в Черкизове, князь Черкасский обратился к Старкам (небольшая часть села Черкизова на его южной границе). В 1759 г. он подал прошение в Коломенскую епархию с просьбой разрешить строительство новой каменной Никольской церкви в Старках. Владыка Порфирий (Крайский) дал благословение. При этом велено было старый храм разобрать, утварь сохранить, а дерево от прежней постройки пустить на отопление нового храма. В 1763 г. строительство закончили. Во второй половине 1780-х гг. здание вновь достраивалось. Пока трудно с полной определенностью сказать, когда Никольский храм приобрел черты «русской готики» — при начале строительства или позднее. Авторство проекта приписывают великому зодчему В.И. Баженову, но сами работы велись под наблюдением другого архитектора.
Никольская церковь интересна прежде всего внешним убранством, в котором некоторые различают символику игральных карт, которыми будто увлекался князь Черкасский. Во всяком случае, на четверике ясно различается обозначение бубновой масти, а угловатые пинакли, окружающие барабан, напоминают пики. С другой стороны, картежные масти происходят от орудий страданий Спасителя — креста, гвоздей, копья, губки с уксусом, и тогда использование их в архитектуре храма является вполне уместным. В храме полностью сохранился редкий «готический» иконостас рубежа XVIII — XIX вв. со стрельчатыми нишами и образами в чеканных. Необычно большой по размеру и таинственно-тревожной по колориту сделана икона Тайной Вечери над Царскими вратами. Уникальны деревянные творения — резная икона XVIII в. «Богоматерь с младенцем» и скульптура «Христос в темнице». Примечательно, что 30 июля 1917 г. в старковском храме венчался известный писатель Борис Пильняк.
В советское время храм Николая Чудотворца то закрывали, то вновь разрешали в нем богослужения. Благодаря самоотверженности верующих церковь все же не была разграблена.
Рядом с церковью, с северо-запада, находится склеп князей Черкасских с беседкой-сенью. В 1930-е гг., когда Старки переживали нелегкие времена, склеп Черкасских разорили, останки выбросили вон. Кровля склепа не сохранилась, а когда-то под ней горела неугасимая лампада. Мраморные надгробия, выполненные в виде саркофагов, относятся к первой половине XIX в. Здесь находились два рельефа из белого мрамора, в том числе — прекрасное изваяние спящего младенца. Сейчас они хранятся в Коломенском музее.
В 1785 г. имением стал владеть Б. М. Черкасский, отстроивший усадьбу заново и привлекший к строительству одного из крупных мастеров московской архитектурной школы того времени, возможно — М. Ф. Казакова. Вдоль берега Москвы-реки возник обширный усадебный комплекс из двухэтажного дворца, флигелей, манежа, псарного двора, оранжереи и малого княжеского дома. После реформы 1861 г. разделенная между наследниками усадьба стала быстро приходить в упадок. Черкасские уже не могли поддерживать былое великолепие усадьбы без труда крепостных.

ЧЕРКИЗОВО — СТАРКИ: РАЗНАЯ ИСТОРИЯ — ОБЩАЯ УЧАСТЬ

Часть имения, по примеру многих сотен других российских усадеб, была продана бывшему выходцу из крестьян Нождеву (Нажуеву) и еще при его жизни в 1892 году перепродана профессору медицины, терапевту, основоположнику советской клинической эндокринологии — Василию Дмитриевичу Шервинскому (1850—1941). Символично, что основателем Черкизова был предок чебышевской линии родства Шервинских Иван Серкиз. Старинная семья Шервинских была небогата (в отличие от Чебышевых), жила скромно и знала бедность, все состояли на службе и много работали, достаточно рано войдя в круг так называемой дворянской интеллигенции. В 1928 г. В. Д. Шервинскому было присвоено звание «Заслуженный деятель науки», а ВЦИК дал особую охранную грамоту, которая закрепляла за владельцем его усадьбу в Черкизове навечно. Сами Шервинские именовали этот факт «коломенская аномалия».
В.Д.Шервинский лечил многих известных людей: А.В. Луначарского, председателя ОГПУ В.Р.Менжинского, представителей литературы и искусства: А.М. Горького, В.В. Маяковского. В Париже, куда был командирован от Московского университета для совершенствования образования, он лечил И.С. Тургенева.
Во владении Шервинских оказался бывший второй господский одноэтажный дом Черкасских да пара хозяйственных построек. По данным, предоставленным самим Шервинским в Коломенскую уездную управу в 1894 г., участок в его владении составлял около 36 десятин, из них под садом состояло около 34-х.
Старки оставили заметный след в судьбе Анны Ахматовой, и их образ запечатлен в нескольких ее стихах. Впервые Ахматова попала в Старки в 1936 году по приглашению младшего сына В. Д. Шервинского — поэта-переводчика. Это первое посещение Ахматовой Старков зафиксировано наиболее подробно, почти документально. Сохранилось десять фотографий Ахматовой в обстановке усадьбы, где она запечатлена подчеркнуто обыденно (в отличие от большинства ее «торжественных» портретов). Неоднократно в Старки Анна Ахматова приезжала в 1940-50-ые гг. — во время своей опалы.
Здесь, в Старках, начал складываться один из наиболее важных поэтических циклов, написанных ею в последние годы жизни. Это – «Шиповник цветет. Из сожженной тетради». Под рядом стихотворений стоит дата и место написания: 14 августа 1956, под Коломной; 18 августа 1956, Старки. Стихотворение цикла «По той дороге, где Донской...» обращено к древней Коломне, куда Ахматова приезжала в 1936 году. Но и этим не исчерпывается творческое воздействие Старков. Отсюда в ахматовские стихи проникла важнейшая музыкальная тема. В 1943 году пребыванию в Старках посвящено её стихотворение «Под Коломной»:

Где на четырех высоких лапах
Колокольни звонкие бока
Поднялись, где в поле мятный запах,
И гуляют маки в красных шляпах,
И течет Московская река, —
Все бревенчато, дощато, гнуто...
Полноценно цедится минута
На часах песочных. — Этот сад
Всех садов и всех лесов дремучей,
И над ним, как над бездонной кручей,
Недреманное глядит из тучи
Словно много сотен лет назад.

В 1962 г. власти, несмотря на охранную грамоту, заставили Шервинских «продать» остатки усадьбы государству. Позднее в их флигеле располагалась общеобразовательная школа, затем школа юннатов. Другая половина Черкизовского имения была продана московскому финансисту Куманину, а вскоре московскому купцу Хлудову. Дети Хлудова владели имением до самой Октябрьской революции. В советский период основной комплекс усадебных построек — флигель (по документам технической инвентаризации — спальный корпус № 1), службы и парковый павильон — были переданы в пользование дому инвалидов (ныне — Государственное автономное стационарное учреждение социального обслуживания Московской области «Черкизовский психоневрологический интернат»). В результате первоначальный архитектурный облик всех исторических построек усадьбы претерпел изменения, а территория комплекса была застроена корпусами интерната.
Дом в Черкизове был куплен в качестве летней дачи. Сведения о границах участка получены из записей Северного страхового общества.
Для расширения скудных площадей флигеля соорудили холодный пристрой с первым кирпичным и вторым бревенчатым оштукатуренным этажом. Строительные материалы были использованы те самые, что остались от разрушения главного дома — белокаменные блоки цоколя, подоконники, кирпич. Со стороны двора примыкала к пристрою обширная веранда, где собирались Хлудовы по вечерам за самоваром и соседей своих Шервинских приглашали.
28 октября 1988 г. на здании бывшей Черкизовской школы была открыта мемориальная доска. Текст, выбитый на серо-розовом карельском граните, сообщает: «В Черкизове-Старках с конца XIX века и до 60-х годов XX века жили В. Д. Шервинский (1850 — 1941) — доктор медицины, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, Е.В. Шервинский (1878 -1942) — член-корреспондент Академии архитектуры, профессор, С.В. Шервинский (1892)- советский писатель, переводчик, заслуженный деятель культуры АССР. Здесь бывали поэты: А. Ахматова, В. Брюсов, А. Кочетков, М. Лозинский, Б. Пастернак, М. Цветаева и др. Здание школы построено в 1911 г. по проекту Е.В. Шервинского».
С 1990-х гг. флигель усадьбы Черкизово не используется. В 2002 г. гражданские постройки усадьбы Черкизово были отнесены к памятникам истории и культуры, ценным для Московской области.

НА ПУТИ К БЫЛОМУ ВЕЛИКОЛЕПИЮ

Сегодня о былом величии усадьбы князей Черкасских напоминают только несколько хозяйственных построек, запущенный усадебный парк и один из флигелей усадьбы, на который и получила права долгосрочной аренды Инвестиционная группа компаний ASG. На первый взгляд, флигель представляет собой самостоятельную постройку в стиле классицизм, которая с течением времени обрастала поздними строительными наслоениями и всяческими перестройками. Видно, что перенесены и заложены окна, утрачен ряд архитектурных деталей и элементов, изменена планировка здания. Но уже при более тщательном проведении натурных исследований обнаруживаются интересные факты и возникают гипотезы, связанные с историческим расположением усадьбы на обширной территории и особенностями конфигурации усадебного комплекса, которые ещё только предстоит подтвердить комплексными археологическими и архивными исследованиями. Но уже сегодня можно предположить, что сохранившийся флигель являлся частью главного дома и соединялся с ним арочной галереей, о чем свидетельствует оставшийся фрагмент. Это подтверждает, что флигель являлся частью главного дома, а не отдельно стоящей постройкой. Также были исследованы сохранившиеся фрагменты парка, которые помогли выявить основные визуальные оси и предположить относительные габариты и посадку главного дома на местности. Немалую роль сыграло и сохранившееся подробное описание усадьбы внуком священника черкизовской церкви — русским публицистом, общественным деятелем, богословом, философом, литературным критиком, мемуаристом, преподавателем Московской духовной академии Никитой Петровичем Гиляровым-Платоновым.
Вот как вспоминает в 1886 г. уже полуразрушенную усадьбу Никита Петрович:
«Длинный ряд княжеских каменных домов, почти на версту в длину, разнообразной, но замечательной изящной архитектуры, и притом расположенных со щепетильной симметрией, а впереди их три церкви, две по бокам и одна в середине, пред главным княжеским домом. Таков был вид Черкизова с Москвы-реки, на которой оно расположено. В стороне от княжеской усадьбы, тоже по берегу, рассыпаны крестьянские избы, в несколько слобод, то есть улиц, все смотревшие зажиточно. Этот вид Черкизово сохранило до освобождения крестьян, после чего последний из князей Черкасских, владевших этим родовым имением, продал его в купеческие руки. Бывшая княжеская резиденция потерпела участь, испытанную потом многими и другими барскими имениями. Новый владелец, купивший имение за сто с чем-то тысяч, сумел в короткое время выбрать из него более того, чего оно стоило в покупке, и потом продать, кажется, за тройную цену. Все, что можно было вырубить, вырублено. Изящный дворец, с не менее изящными флигелями, манеж, который бы сделал честь любому губернскому городу и не посрамил бы даже столицы, псарный двор в виде замка с башнями, оранжереи, — все пошло на слом и продано враздробь: кирпичи — одному, мраморные плиты — другому; бронзовые, чугунные украшения нашли тоже охотных покупщиков. На месте палат осталось голое место с тремя церквами, на которые не имела права посягнуть коммерческая рука. Каждая из церквей имела свое назначение и свою историю. Одна, ближайшая к селу, называющаяся Соборною (во имя Собора Пресвятые Богородицы), деревянная, но выкрашена белою краской, под стать усадьбе, чтобы не портить вида. Это и была собственно сельская церковь; к ней, в виде прихода, принадлежало село. Другая, крайняя, с другого конца, была погостом, где жили только священнослужители; приход ее рассеян по заречным деревням. Средняя церковь, пред княжеским дворцом, была «ружная».
Строитель князь, он же зодчий всего ряда хором, не пожелал молиться вместе со своими «рабами», но хотел иметь свою церковь и своего попа, которого и посадил на «ругу», то есть на жалованье. Словом, церковь плебейская и церковь патрицианская. Если князь не жаловал крестьянского деревянного храма, то и крестьяне не почитали (и доселе, кажется, не почитают) Успенской княжеской церкви, неохотно ходили и ходят в нее молиться, несмотря на то что она была теплая, имела придел с печью, тогда как Соборная оставалась нетопленою по зимам.

Гиляров-Платонов Н.П.
Гиляров-Платонов Н.П. Из пережитого.
Автобиографические воспоминания. Т.1 — СПб: Наука, 2009. — С. 14-15.

Из этого можно сделать вывод, что существующая Успенская церковь в Черкизово вероятнее всего и является церковью, которая находилась пред княжеским домом. А две другие, это Никольская церковь (сохранилась) и церковь Собора Богородицы (утрачена), как раз стояли по бокам от территории усадьбы. Этим и объясняется небольшой объём Успенской церкви, она была, скорее всего, домовой — только для членов и гостей семьи князей Черкасских. Вчитываясь в исторические описания усадьбы и сопоставляя их с результатами тщательного натурного исследования флигеля и существующей территории, можно выдвинуть рабочую гипотезу, каков же был исторический план территории в период расцвета всей усадьбы. Также возможно сделать графическую реконструкцию главного дома, исходя из исследований аутентичного флигеля и аналогов подобных усадеб и проектов, принадлежавших руке мастера М.Ф. Казакова. Предположительно, именно он был приглашён в 1785 г. для разработки проекта, на тот момент имением уже стал владеть Б. М. Черкасский. Казаков всей своей жизнью и деятельностью дал поучительнейший пример архитектурного творчества, нераздельно связанного со стройкой и со строительным производством.
Великий художник, он был первоклассным техником, вооруженным передовыми техническими достижениями своего времени, что он блестяще доказал, например, при возведении купола в зале «Московского сената».
Учившийся в России, никогда не бывавший за границей, Казаков был зодчим европейского масштаба, по своим знаниям и мастерству ничем не уступавшим своим современникам — французским и итальянским архитекторам, а по широте своего творческого диапазона — превосходившим многих даже самых прославленных представителей западно-европейской архитектуры XVIII века. В лучших творениях Казакова русский классицизм выступает перед нами как глубоко самостоятельный архитектурный стиль, как явление русской национальной художественной культуры, входящей полноводным и мощным потоком в общее русло мирового зодчества. Наконец, Казаков играет важную роль как учитель и воспитатель целого поколения русских архитекторов, как один из основателей русской архитектурной школы, как архитектор-педагог, один из лидеров архитектурного образования в России. В связи с тем, что у М.Ф. Казакова было множество последователей, а многие ученики работали именно над проектами усадеб, то возникает ещё одна фигура — Родиона Казакова, ученика и однофамильца знаменитого Матвея Казакова.
Родион Казаков известен главным образом лишь специалистам по истории архитектуры.
Слава его знаменитого учителя и старшего наставника Матвея Казакова несравненно больше, хотя Родион Казаков оказался достоин своего учителя.
Начав свой творческий путь архитектурным учеником «Экспедиции Кремлевского Строения», он, обучаясь у Василия Баженова и Матвея Казакова, успешно продолжил их деятельность, а затем возглавил московскую архитектурную школу, вырастившую многих мастеров классицизма. Из-за своей фамилии (в советском архитектурном «пантеоне» не могло быть сразу двух Казаковых) P.P. Казаков оказался менее известен и его творчество не так детально изучено на сегодняшний день, хотя, безусловно, это был архитектор первого плана, очень плодовитый и талантливый мастер, имевший свою творческую индивидуальность, создавший постройки, которые долгое время определяли образ Москвы. Его руке принадлежит господский дом в Люблине, также им были возведены или реконструированы другие усадебные сооружения, в основном возведенные из кирпича, в отличие от большинства подмосковных усадеб того времени (среди них был и большой комплекс театральных зданий), и нельзя исключить участие Р.Р.Казакова и в этих работах.
Документальное изучение памятников архитектуры может расширить круг работ P.P. Казакова, сделав наше представление о нем и его творчестве существенно полнее. Поиск произведений Р.Р. Казакова возможен как в Москве, так и в провинции. В частности, к кругу работ P.P. Казакова обычно относят двухколоколенную церковь Святого Духа, построенную в подмосковном селе Шкинь (ныне Коломенский район Московской области) — выдающийся памятник классицизма.
Родион Казаков известен главным образом лишь специалистам по истории архитектуры.
Церковь в Шкини была сооружена между 1794 и 1798 гг. по заказу генерал-майора Г.И. Бибикова, также являвшегося владельцем известной подмосковной усадьбы Гребнево, правда в последнее время авторство этого памятника связывают с творчеством Н. Леграна, что небесспорно (наблюдал за строительством, видимо, архитектор И.А. Селехов), не исключена причастность P.P. Казакова и к проектированию огромной белокаменной церкви в Гусе-Железном Баташевых. Вполне возможно казаковское авторство и проектов церквей принадлежавшим Баташевым селам вокруг Выксы: Досчатое и Виля. Возможно, памятником, построенным по проекту Р.Р.Казакова, является церковь Симеона Столпника за Яузой. Есть мнение о том, что P.P. Казаков привлекался к разработке замысла подмосковной усадьбы князя А.В.Урусова Осташево (Волоколамский район). Известно, что он принимал участие в строительстве на территории московской городской усадьбы Урусовых. Традиционно P.P. Казакову приписывается сооружение пригородной дачи на берегу реки Яузы (ныне Волочаевская ул., 38). Теоретически через Голицыных — владельцев Кузьминок – Р. Р.Казаков мог получить такой заказ (Строгановы являлись их родственниками). Однако нет документальных оснований для такой атрибуции, так как нет документов, подтверждающих авторство P.P. Казакова в отношении усадьбы князей Черкасских. Сегодня активно ведётся работа в архивах, и мы надеемся, что точное авторство будет установлено, в любом случае P.P. Казаков является крупным, но незаслуженно забытым зодчим, который внёс в развитие архитектуры Москвы не меньший вклад, чем его учителя В. И. Баженов и М.Ф. Казаков. 
На сегодняшний день, изучив творчество мэтров классицизма, работавших в Москве и Подмосковье, а также проведя натурные исследования на самой территории усадьбы Черкизово, решено сделать графическую реконструкцию фасада главного дома, а также территории, демонстрирующую, как могла бы выглядеть усадьба при князьях Черкасских, и что предстоит сделать для ее возрождения. Конечно, нельзя рассматривать данную графическую реконструкцию как аксиому, вероятно, найдётся множество критиков данного варианта возрождения усадьбы, с обнаружением архивных материалов многое может измениться, но в основе своей данное изображение продиктовано историческими и библиографическими источниками, а также работой архитекторов-реставраторов на месте. Схожая по своему восприятию с усадьбой Черкизово — усадьба «Ахтырка» — усадебно-парковый комплекс, стоявший на берегу реки Воря в одноимённой деревне Сергиево-Посадского района Московской области. Классический памятник московского ампира, единственный по чистоте стиля во всём Подмосковье.
С 1734 по 1879 гг. принадлежал князьям Трубецким. Основная часть построек, включая деревянный господский дом, уничтожена в советское время. Наиболее полное представление о виде усадебного комплекса даёт литография середины XIX века, впрочем, не вполне точно отражающая действительность. «Верно, нравилась усадьба её владельцу и устроителю, раз решил он увековечить её изобразив и то, чего не было в действительности, то, что еще только рисовалось мысленно владельцу как будущее украшение любимой подмосковной» (А. Греч). Изображённая на литографии пристань с обелисками в египетском стиле в реальности не была построена. Уникальным для этой усадьбы Черкизово является мезонин, в котором расположилась сферическая смотровая площадка с видом на Москву-реку. Она и продиктовала нам образ главного дома. За аналог была взята городская усадьба, так называемый дом-дворец А.К. Разумовского. Долгое время автором проекта по стилистическим данным считался М.Ф. Казаков, однако документальные свидетельства, которые подтвердили бы авторство зодчего, найдены не были. В документах, связанных со строительством усадьбы Разумовского, названо имя архитектора, «по указанию и под распоряжением которого произведено было строение». Это известный московский архитектор А.А. Менелас, который с 1785 по 1803 гг. служил под началом Н. А. Львова. Именно поэтому в литературных источниках упоминается в качестве возможного автора проекта усадьбы Львов. Называется и Ч. Камерон, работавший в этот период в Москве. Но уже в 1800 г. Камерон уезжает в Батурин, где проектирует и строит усадьбу Разумовского.
О наличии галереи, соединяющей флигель с главным домом, свидетельствует сохранившийся участок стены, а точнее одна арка, в которой видны заложенные проёмы высоких дверей и окон, что в прошлом заливали светом прогулочную оранжерею. Также, проанализировав ситуацию на местности, логично предположить, как выглядел усадебный парк со всеми описанными в исторических материалах объектами. Сейчас сложно сказать, где конкретно располагался тот или иной объект, будь то оранжерея, малый усадебный флигель или псарня, поскольку большая часть усадебной территории сейчас находится в пользовании психо-неврологического диспансера и застроена частными домами, и возможно именно там располагались все хозяйственные постройки, но идею вытянутости всех зданий усадьбы вдоль реки и создания удивительной панорамы усадьбы Черкизово мы сохраняем. Профессиональный архитектурный анализ по своим методам и приемам существенно отличается от традиционного искусствоведческого анализа произведений архитектуры. В связи с этим нам предстоит пользоваться исключительно средствами архитектурной графики в виде аналитических чертежей, зарисовок, схем, а также фотоизображений, и с помощью этих средств решать ту или иную задачу, не прибегая к словесным формулировкам. При этом все наши умозаключения останутся только гипотезой, более точное подтверждение о расположении усадьбы на местности покажут археологические и геофизические исследования. Архитектурный анализ, как и любое научное исследование, предполагает три этапа работы: 1. сбор материалов, 2. анализ собранных материалов, 3. обобщение и выводы на основе проведенного анализа. Графическая реконструкция планировки и фасадов позволит нам воссоздать утраченный облик памятника на первоначальном этапе его исторического существования. Реконструкция, как правило, выполняется либо в виде ортогонального чертежа (план, фасад), когда имеется соответствующая подоснова, либо в форме перспективного изображения, сделанного по рисунку с натуры или фотоснимку (слайду). В качестве источника для реконструкции мы использовали опубликованные старинные изображения памятника, различного рода исторические описания, сохранившуюся натуру, а также материалы по аналогичным памятникам той же эпохи. Также мы пользовались анализом соразмерностей и пропорций, который, как правило, проводится в ортогональных проекциях и складывается из двух моментов:
а) поиски кратных соотношений (например, 2:3, 4:5 и т.д. ) между основными размерными параметрами памятника, с учетом того, что эти соразмерности в свое время могли быть использованы при строительстве для откладывания в натуре необходимых величин. При этом многократно встречающиеся в памятнике размерные величины (модули) следует сопоставить с историческими мерами длины (футами, саженями и т.д. ); б) поиски более или менее постоянной геометрической связи размеров основных форм и членений памятника на основе закономерных отношений элементов простейших геометрических фигур (квадрат, двойной квадрат, равносторонний треугольник и т.д. ) и их производных. Выявленные пропорциональные соотношения не должны противоречить логике построения тектонических форм памятника и очевидной последовательности возведения его отдельных частей. Анализ может завершиться увязкой размеров исходной геометрической фигуры (например, квадрата) с модулем и с историческими мерами длины. В статье приводится ряд материалов по применению важнейших методов монографического и сравнительного анализа архитектурных памятников, на основании которых мы сделали некоторые выводы. Но графические реконструкции, особенно когда это касается наиболее значительных памятников, часто имеют самостоятельное научное значение, предоставляя базу для важных выводов историко-архитектурного порядка. Лишь в отдельных исключительных случаях графические реконструкции утраченного облика здания могут претендовать на безупречную обоснованность во всех деталях. Выполняющему их исследователю приходится для полноты зрительного представления дополнять точно воспроизводимые детали другими, которые за недостаточностью данных показываются предположительно, на основании использования аналогий либо схематично. Все такие предположительные моменты обязательно должны быть оговорены в тексте. Кроме того, желательно делать графические разграничения между тем, что показывается на основании неопровержимых свидетельств, и тем, что такого подтверждения не имеет. На схемах и перспективных рисунках иногда трудно ввести подобное разграничение, но для масштабных ортогональных чертежей это вполне возможно.
На сегодняшний день Инвестиционная группа компаний ASG активно занимается комплексным исследованием усадьбы Черкизово. Планируется возрождение некогда одной из красивейших усадеб Подмосковья знатного и влиятельного княжеского рода Черкасских. Существующий флигель является сегодня связующим звеном между прошлым и будущим, который уже даёт нам множество ответов о том, каков же был главный дом усадьбы. Если рассматривать грандиозный проект восстановления усадьбы Черкизово с точки зрения архитектуры, то мы получим на берегах реки Москвы возрождённую роскошную русскую усадьбу с усадебным парком, и комплекс будет отвечать всем классическим канонам и особенностям XVII века. Усадьба очень протяжённая, все усадебные постройки и регулярный парк будут подчиняться как в планировочной структуре, так по своему силуэту главному дому. Этот приём является главной особенностью русских усадеб, когда за счёт архитектурных решений, регулярного парка, распластанной территории усадьбы — небольшой по площади и объёму усадебный дом становится гигантским и впечатляющим, не только для крепостных крестьян, а и для любого современника. Масштабность придают переходные арочные застеклённые галереи, которые несут не только функцию перехода из здания в здание, но и являются архитектурной особенностью классической усадьбы. На главную ось парка будут насажены клумбы, фонтаны и собственно главный усадебный дом, пройдя через который мы по более резкому рельефу выйдем к пирсу и сможем оценить все красоты водной глади Москва-реки. Главный дом украсят подобный декор и архитектурные элементы существующего флигеля, как например мезонин, в котором расположится смотровая площадка, во флигелях они также останутся, только меньшего масштаба.
Усадьба Черкизово станет образцом классической барской усадьбы, в которую войдут несколько флигелей, конюшня, оранжерея, постройки для прислуги, регулярный парк и многое другое. В крупных усадьбах нередко строилась церковь, наша усадьба не исключение — Успенская церковь дополнит усадебный комплекс. Флигель станет исторически подлинным подтверждением некогда роскошной, но, к сожалению утраченной усадьбы. Впереди предстоит огромная работа по поиску исторических материалов, археологическим и архивным исследованиям, но уже сегодня можно с уверенностью говорить, что существуют все основания для возрождения практически всего усадебного комплекса как в части внешнего облика, так и усадебного духа, которым славилась дворянская русская усадьба периода своего расцвета.

И. Краснобаев, С. Новиков, М. Сизикова Черкизово — родовая усадьба князей Черкасских: из века XVIII-в век XXI//Мир искусств (Вестник международного института антиквариата) №1 (5), 2014, с. 29-41.


Проезд на автомобиле: от Москвы по Рязанскому шоссе [М 5]в сторону области до пересечения с кольцом [А 108]. Далее по трассе от этой транспортной развязки до перекрёстка в Непецино 11 км. В Непецино левый поворот на Мячково и Черкизово.

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Черкизово

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Черкизово 55.204884, 38.742170 Усадьба Черкизово

Рубрика: Коломенский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: