Усадьба Муромцево

Усадьба Муромцево (Россия, Владимирская область, Судогодский район, Муромцево)

Филиал Владимиро-Суздальского музея-заповедника

В Судогодском районе Владимирской области 130 памятников археологии, истории и архитектуры, но прославил регион на всю Россию уникальный усадебный комплекс, выдержанный в стиле неоготики, с главным домом – замком.
Его появление стало возможным на волне увлечения дворянства романтической архитектурой. Этот период имеет вполне очерченные границы – конец XIX – начало XX вв., и совпадает со временем возведения замковых построек в подмосковных усадьбах Подушкино (1885–1887 гг.), Успенское (начало 1880-х гг.), Васильевское (1895–1898 гг.), владимирской Муромцево (~1884–1906 г.) (1) и др. 

Описание усадьбы Муромцево

В.С. ХраповицкийОстроверхие башни, шпили, ступенчатые и фигурные фронтоны, брандмауэры, стрельчатые окна и арки, вероятно, соответствовали представлениям аристократов и разбогатевших выходцев из купечества о респектабельности и родовитости, навевали им рыцарские образы из популярных европейских романов. 
Усадьба Муромцево известна с первой половины XVIII века, тогда она принадлежала гвардии поручику Семену Ивановичу Хоненеву. В дальнейшем имение перешло к генерал-губернатору Санкт-Петербурга, тайному советнику Ивану Семеновичу Храповицкому от его бездетной сестры Екатерины Хоненевой, и оставалось во владении этого рода вплоть до революции 1917 года. «Извлечения из помещичьих имений» за 1860 г. так описывали владение: «Сельцо Муромцево с 22 деревнями. Число душ крепостных людей муж. пола: крестьян — 1731, дворовых — 45. Число дворов или отдельных усадеб — 356. Число тягол, состоящих частию на оброке, 706. Пространство земли, состоящей в пользовании крестьян, усадебной всего — 241,08 десятины, на душу — 0,13; пахотной — 5316,13 или на душу — 3,12 десятины…». 

План-схема усадьбы Муромцево

План усадьбы Муромцево

  1. Замок
  2. Церковь
  3. Конный двор
  4. Скотный двор
  5. Каретник
  6. Контора
  7. Лодочный сарай
  8. Музыкальный павильон

Диплом А.В. Степаненко


В 2011 г. студентом Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова А.В. Степаненко был выполнен дипломный проект под рук. В.М. Неделина

Бурный экономический подъем поместья связан с Владимиром Семеновичем Храповицким (1858, С.-Петербург — 1922, Висбаден) – камергером императорского двора, предводителем Владимирского губернского дворянства, полковником Лейб-гвардии Гусарского полка, крупным предпринимателем и лесопромышленником. «После смерти отца ко мне отошло 21 тысяча десятин только в Судогодском уезде. И стал я, как Евгений Онегин, «заводов, вод, лесов, земель – хозяин полный...». Быть, однако же, порядка врагом и расточителем мне не хотелось. Имение могло и должно было приносить солидный доход». (2) Прежде всего лес – по мнению лесовода К. Тюрмера – «прекрасный алмаз», при разумном использовании ставший основой грандиозного состояния коммерсанта, позволившего ему не только воплотить в реальность один из самых зрелищных усадебных проектов, но и использовать свои средства для широкой благотворительной деятельности. Карл Францевич Тюрмер – управляющий лесным фондом, за 8 лет (1892—1900) довел площадь посадок высокопродуктивных хвойных пород до 3052 га, а его преемники к 1917 году – до 5336 га. (3)
Лесное производство Храповицкого активно развивалось и совершенствовалось с применением последних достижений техники. Паровая лесопилка и три водяные мельницы – вот основа его «концерна». В составе организованного в 1895 году акционерного общества успешно функционировали смолокуренные, лесопильные, скипидарные и кирпичные заводы, производившие множество различных товаров, и в том числе кубометры отборной древесины. Для транспортировки леса проложили железную дорогу, её обслуживали пятидесятисильные паровозы системы «Краус» немецкого завода Отто Шпенемана и дрезины американской фирмы Калимазу. Действует станция с домом смотрителя, почтой, школой, магазином и др. сопутствующими строениями. 
На благоустройство «растущей» усадьбы из чистой прибыли ежегодно выделялось 200 тысяч рублей.


Поразительно, но на развитие и достижение полного расцвета некоторым дворянским гнездам требовались столетия. Муромцево же, в великолепии и масштабности почти не знавшее себе равных не только в губернии, но и в Центральной России, преодолело этот этап в кратчайшие сроки, всего за четверть века. К сооружению обширного комплекса, включавшего 72 постройки, привлекались лучшие силы: декораторы, мебельщики и в первую очередь архитекторы. Неудивительно, что задумывая строительство в своих владимирских угодьях подобие средневекового замка, выбор пал на московского зодчего – Петра Самойловича Бойцова, весьма преуспевшего по этой части. В тоже время это обстоятельство сыграло с заказчиком (Владимиром Храповицким), злую шутку, поскольку его дом во многом походил на подушкинский, в окрестностях первопрестольной — madame Надежды Александровны Веригиной (во втором браке баронессы Мейендорф). «Почти идентичны многие детали отделки и общая композиция объемов главного дома. Можно даже предположить, что первоначально оба замка представляли собой варианты одного авторского замысла».(4)
Несмотря на необычайную одаренность Бойцова и его богатое воображение, кандидат архитектуры М.В. Нащокина находит многочисленные заимствования проектировщика из европейской архитектурной сокровищницы, в частности она усматривает сходство замков Веригиной и Храповицкого с общим образным замыслом, отдельными декоративными элементами и фрагментами объемно-пространственных композиций Chateau d’Usse, d’Azay-le-Rideau, Balmoral и др. (5) 

Читайте также:  Усадьба Изварино

Архивные фотографии усадьбы Муромцево Владимирской губернии


Господский дом в Муромцево (1884–1906 гг.) как и в Подушкино состоял из жилого и гостевого (служебного) корпусов, со временем ставших стилистически различными: французский ренессанс соседствует с неоготикой эпохи модерна (более позднее крыло с башней). Возможно, одна из причин реконструкции кроется в желании завуалировать, скрыть досадное «родство». «Так или иначе, но служебная часть постройки была существенно расширена и надстроена, превратившись в высокий четырехэтажный объем с небольшими островерхими башенками по углам верхнего этажа и шестиуровневой (!) круглой башней — «донжоном» (прим. авт.: достоверно не известно, проектировал ли и эту часть здания Бойцов, т.к. по некоторым данным в 1906 г. его отношения с Храповицким были прерваны). Эта башня завершалась видовой площадкой, с которой можно было полюбоваться окрестностями»;(6) здесь же находился флагшток, – реющий над замком флаг означал, что владелец пребывает в резиденции. 
На возведение замка Храповицкий не жалел средств: «Я строил дом по последнему слову строительного искусства со всем возможным в мое время комфортом (прим. авт.: в замке было проведено электричество, водоснабжение, канализация, телефонная связь, телеграф). <…>
Более чем восемьдесят комнат его освещалось посредством электричества с помощью 180 электрических ламп в золоченых бронзовых светильниках византийского стиля от Берто. <…>
Материалы для постройки дома привозились в Муромцево со всей России: мрамор из приломов Ивана Губонина – для балюстрады, и тарусский мрамор – для парадной лестницы и каминов; метлахская плитка — для выстилки террасы из товарищества Коса и Дюра, финские изразцы из заведения Пригница, и конечно, кирпич и лес собственных заводов. Столь же тщательно отбирались мной и моими поверенными мебель и детали интерьера. Придворный фабрикант мебели, обойщик и декоратор Шмит поставил мне в январе 1887 г. столовую светлого дуба на тридцать шесть персон, декорированную кабаньей кожей; ореховую гостиную; еще одну гостиную красного дуба, кабинет и мебель для передней. <…> 
Художник Томашки (6) расписал потолок в аванзале и украсил декоративной живописью стены в гостиной и столовой. Оружие, фарфор, севрские вазы, бронза, зеркала – от поставщика Высочайшего двора Ивана Эберта, столовое серебро – от Фаберже, гобелены, неплохая коллекция живописи, аквариумы, охотничьи трофеи и еще тысячи и тысячи мелочей определяли убранство моего дома…» (7)
Предметом особой заботы владельцев был парк, устроенный с большим искусством, и традиционно разделенный на регулярную и пейзажную составляющие. Охвативший замок рукотворный «сад», с необычными ландшафтными идеями и диковинками был призван впечатлять, поражать и очаровывать. Стержнем регулярной зоны, самой его эффектной деталью была каскадная водная система, спускавшаяся от дома к просторному пруду. В просветах аллей просматривались усадебные постройки и мраморные статуи. Прихотливо проложенные дорожки, освещенные в темное время суток, украшали скамейки братьев Ботта и венская мебель Тонет.

Изображения с сайта https://vk.com/castle_khrapovitsky

Читайте также:  Клин. Дом-музей П.И. Чайковского

Древесный состав парка отличался изумительным подбором хвойных и лиственных экзотов: сосна веймутова, сосна Мурея, пихта бальзамическая, бархат амурский, ель голубая, кедр сибирский, лиственница, акация белая, орех маньчжурский, каштан конский, лавр и др. Уход за природным окружением осуществляли директор городских парков г. Риги Куфельт, затем Карл Энке. Добавим к этому внушительный оранжерейный комплекс, где круглый год зрели фрукты, выращивались теплолюбивые деревья в кадках, цветы. Садовые материалы получали «из садоводств Бауэра, Фогта, Ноева, графа Уварова, Эйлерса, помологического сада Регеля и Кессельринга, словом отовсюду в Муромцево присылались вишня, крыжовник, яблоня, груша, слива, жимолость, персик, виноград; семена, луковицы и рассада – роз, лилий, тюльпанов, гиацинтов, нарциссов, цикламен, тубероз, гладиолусов». (8) 
Для обустройства имения требовалось все больше построек, его облик постепенно дополнили всевозможные службы: контора управляющего, казармы для рабочих, фахверковый Запасный дом для гостей, обширные конный и скотный дворы, птичник, псарни и т.д. В усадьбе имелся театр, охотничий домик, музыкальная школа, на пруду появилась пристань и лодочный сарай. На небольшом удалении от замка поставили церковь св. Царицы Александры Римской – она напоминала Владимиру Семеновичу «о юности в Александровском лицее, чистом времени, полном надежд».
Супруга Храповицкого – Елизавета Ивановна (урожденная Головина, 1857, Неаполь – 1935, Ментон), не только поддерживала мужа во всех начинаниях, но и была его верной компаньонкой, как в хозяйстве, так и в деле оказании поддержки обездоленным и безграмотным — она опекала ночлежный приют при Первом убежище петербургского общества «Ясли».
Четой Храповицких было много полезного сделано для бедняков Судогды и губернии, в основном они радели о просвещении и культуре, оказывали материальную помощь на лечение.
В 1917 году грянула революция, владельцы Муромцево покидают Россию, предположительно живут во Франции. Затем следы их теряются, и только письмо Елизаветы Ивановны (найденное в архиве РАН, адресованное академику Н.А. Морозову), проливает свет на её более чем скромный быт в небольшом курортном городке Ментоне на Средиземноморском побережье. Чтобы не умереть от голода пожилая барыня подрабатывает шитьем и вышивкой, ходит «по приглашениям» для разовых работ «по домам». В отчаянии она ищет возможность вернуть хотя бы малую часть утраченного состояния, мечтает «открыть пансион или какую-нибудь торговлю», потому что «я не могу быть даже сыта, да и глаза отказываются работать». (9) Увы, крик о помощи остался без ответа, в верхнем левом углу прошения рукой Морозова была поставлена резолюция: «Храповицкой не отвечать (бесполезно)». (10) Обращение Елизаветы Ивановны к крестьянам села Ликино в 1928 г., получившим в пользование господскую землю, также оказалось безрезультатным.
С приходом к власти большевиков имение национализировали, барские постройки сначала занимал лесной институт, затем техникум-лесхоз, переехавший в 1977 г. в новое здание. Опустевшие сооружения стали разбираться и растаскиваться предприимчивыми местными жителями для собственных нужд, замок трижды горел… 
Главный дом имения, пустовавший почти полвека, сильно обветшал, полностью утратил не только роскошные интерьеры, но и кровлю, перекрытия. Когда над полуразрушенным замком вдруг появилась новая крыша — заговорили о возможном переходе здания в частную собственность… Многие почитатели старины и специалисты вздохнули с облегчением после обнародования официальной информации о передаче замка Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику. Еще в 2014 году коллектив Центральных научно-реставрационных проектных мастерских (ЦНРПМ) разработал концепцию восстановления бывшего дворянского гнезда. 14 томов историко-архитектурной документации направлены на рассмотрение и согласование в Министерство культуры РФ, после одобрения концепции можно будет рассчитывать на выделение средств из федерального бюджета.
Весь объем восстановительных мероприятий оценивается в 2 млрд 806 млн рублей, затраты на реставрацию главного усадебного дома составят примерно 557 млн. рублей. 
Вице-губернатор Владимирской области Михаил Колков поддерживает проект восстановления: «Сегодня мы не можем рассматривать имение Храповицкого отдельно от развития Владимирской области. И возрождение усадьбы также важно для нас, как подготовка к 1000-летию Суздаля, 850-летию Гороховца и сохранение исторического ядра областного центра. Это мощный стимул для развития нашей культуры, способный объединить усилия власти, бизнеса и общества». 
Лето 2017 года – замок все ещё ждет своего превращения в музейный архитектурно-парковый комплекс. Подождем ещё немного и мы с вами, в надежде на новый расцвет архитектурной сказки усадьбы Муромцево…

1. Автор перечисленных построек П.С. Бойцов
2. В.П. Машковцев, А.А. Мельников «По Муромской дороге. Губерния в старой открытке», Владимир, 1997 г., с. 122
3. М.А. Барашев, В.Н. Ревякин Культурно-исторические ландшафты Владимирского края. Очерки, Владимир, 2007, с. 27
4. М.В. Нащокина Русская усадьба серебряного века. «Улей», Москва, 2007, с. 272
5. М.В. Нащокина Муромцево. Замок во владимирских лесах// «Наше наследие» №114, 2015 г. Электронная версия.
6. М.В. Нащокина Русская усадьба серебряного века. «Улей», Москва, 2007, с. 278
7. Август Томашки – художник чешского происхождения. П.С. Бойцов неоднократно привлекал артель Томашки к работам по отделке интерьеров своих построек (дома С.П. Берга, Н.А. Веригиной и др.).
8. В.П. Машковцев, А.А. Мельников «По Муромской дороге. Губерния в старой открытке», Владимир, 1997 г., с. 130-134
9. там же с. 138
10. Письмо Е.И. Храповицкой к академику Н.А. Морозову (1925 г.). Архив РАН ф. 543 оп. 4 № 2015
11. По свидетельству французских архивистов Елизавета Ивановна поселилась в Ментоне в 1925 г. со своим вторым мужем. Здесь же была похоронена, но её могила не сохранилась.

Источник:
Н.А. Бондарева Возродится ли усадьба Храповицкого – архитектурная сказка Владимирской земли?//Мир музея, №10, 2017

Схема проезда

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Муромцево

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Муромцево 55.929863, 40.903924 Усадьба Муромцево
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: