Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Авдотьино

Усадьба Авдотьино 
Усадьба Авдотьино (Россия, Московская область, Ступинский район, Авдотьино)

Новиковское Авдотьино-Тихвинское — наиболее известная и загадочная из масонских усадеб Подмосковья. Имение средней руки, не блиставшее архитектурными достопримечательностями (за исключением церкви), сохранилось почти полностью. Правда, отсутствует главный дом, в котором жил сам великий просветитель и масон. Роль центрального здания взял на себя двухэтажный каменный флигель, с мемориальной доской на фасаде, обращенном к церкви. Хотя наибольший интерес у продвинутых посетителей вызывают «дома связи» и таинственное подземелье.
Что это за «дома связи» — всего лишь крестьянские жилища, или претворение в жизнь масонской утопии? «Вольные каменщики» ставили своей целью воссоздать распавшуюся естественную связь людей. Каждый человек — звено мистической цепи, опоясывающей всю Вселенную. Эту цепь должна связывать братская любовь.
Вытянувшиеся вдоль дороги приблизительно на равном расстоянии друг от друга «дома связи» действительно кажутся звеньями одной цепи. Обычные домики, без каких либо архитектурных излишеств представляют собой ни что иное, как обыкновенные бараки, рассчитанные на четыре семьи.





  • Церковь
  • Двухэтажный флигель
  • Руины каретного сарая
  • 8 одноэтажных жилых домов
  • Подземные ходы
  • Остатки парка 


Ещё большей таинственностью окутаны тихвинские подземелья. Легенда о них будоражила местное население на протяжении двух столетий. Систематическое изучение авдотьинских катакомб началось только в 1991 г. Первые же результаты поразили воображение. От флигеля отходят подземные ходы к церкви, к несохранившемуся главному дому усадьбы, остаткам каретного сарая, соседним усадьбам Никоновское и Троицкое-Лобаново.  
Биолокационная разведка обнаружила подземные ходы и к усадьбе Марьинка. Ничего подобного в русской усадьбе больше не существует! Пока не удалось расшифровать план авдотьинских подземелий. Возможно, это хаотичный лабиринт, символизирующий для масонов «тайну Соломона», движение по которому для «посвящённых» — есть постепенное приближение к познанию высших духовных начал.
Тихвинская церковь в Авдотьино (1749—1753 гг.) с колокольней 1789 г. несомненно, обладает высокими архитектурными достоинствами. Небольшой барочный храм типа «восьмерик на четверике» соединён с трёхъярусной колокольней пониженной трапезной. Белокаменный храм со сдержанным декором имеет в восточной части одну апсиду. К южному и северному фасадам примыкают небольшие лестницы. Храм перекрыт восьмидольным куполом со ступенчатым барабаном и маленькой главкой. Колокольня, возведённая уже при сыне Новикова, сильно раскрепована. Сдвоенные пилястры в первом ярусе, выше перерастают в колонны на высоких пьедесталах. В ярусе звона архитектурное напряжение нарастает: профилированные грани четверика, разорванные фронтоны, крыша «кивер» с ложными люкарнами и т.д. Венчает колокольню пирамидальная глава на резном барабане.

Наталья Бондарева 

Усадьба Авдотьино

Николай Иванович НовиковЗначительное место в борьбе с крепостническим строем и самодержавием Екатерины II принадлежит Николаю Ивановичу Новикову. С памятью об этом «ревнителе русского просвещения» связана усадьба Авдотьино, называемая также и Тихвинским. Она расположена на тихих берегах реки Северки. Природный пейзаж здесь мало радует глаз; только редкие перелески местами разнообразят широкую, открытую даль полей. В самой усадьбе старый парк сохранился лишь частично. Скромны и те архитектурные памятники, которые можно осмотреть сегодня в Авдотьине.
Два столетия усадьба принадлежала роду Новиковых и была их основным владением. 26 апреля 1744 г. в Авдотьине родился Николай Иванович Новиков и провел здесь детские годы. Сохранились сведения, что первые уроки грамоты он получил у местного дьячка. Пробыв несколько лет в университетской гимназии, Новиков в 1762 г., согласно принятым тогда в дворянской среде традициям, уехал на военную службу в Петербург. Она была мало успешной, и в 1768 г. он вышел в отставку в чине поручика. 

Начинается публицистическая и издательская деятельность Новикова. В своих журналах «Трутень», «Живописец», «Кошелек» он выступал против крепостничества, тирании, лихоимства. Под давлением правящих кругов Новиков был вынужден прекращать их выпуск. Его многочисленная книжная продукция по различным отраслям знания содействовала развитию русской демократической культуры. «Благородная натура этого человека, — писал В. Г. Белинский, — постоянно одушевлялась высокою гражданскою страстию — разливать свет образования в своем отечестве».
В 1779 г. Новиков переселяется из Петербурга в Москву, где при посредстве М. М. Хераскова получает в аренду на десять лет университетскую типографию. В Москве просветительская деятельность Новикова достигает небывалого до него размаха. Им выпускалось около трети всей издательской продукции России тех лет. По инициативе Новикова открываются новые книжные лавки не только в Москве, но и во многих городах страны. В 1782 г. он при участии И. В. Лопухина, И. П. Тургенева и Н. Н. Трубецкого учреждает Дружеское ученое общество. На средства Общества не только издавались книги, но была открыта Переводческая семинария, со держалась публичная библиотека, осуществлялась помощь нуждавшимся студентам, была заведена аптека, бесплатно обслуживавшая неимущих больных. В 1784 г. Общество было реорганизовано в «Типографическую компанию».

В 1787 г. жестокие зимние морозы, погубив посевы, вы звали голод в стране. Современник записывает: «Никакого распоряжения... до исходу февраля месяца (1788 г. — Б. 3.) не сделано о прокормлении бедного народу, для прокормления того народу, который сочиняет силу империи, которого в самое сие время родственники и свойственники идут сражаться со врагами... Толпы нищих наполняют перекрестки, жалобным своим воплем останавливают проезжающие кареты, содрогшие от холоду младенцы... безвинные руки протягивают... а правительство глухо и слепо и нечувствительно на сие является».
Новиков принял горячее участие в борьбе с народным бедствием. По его словам, «уведомление, что все крестьяне претерпевают великий недостаток в хлебе, заставило меня в на чале зимы поехать в деревню... у себя нашел я, что у крестьян не было уже ни хлеба для пропитания, ни корму для скота. Я раздал весь свой хлеб... уделя из оного часть соседским крестьянам же».

Вернувшись в Москву, Новиков энергично занимается сбором средств и закупкой хлеба, который направлялся в Авдотьино. Помощь голодающим, проводившаяся Новиковым,, охватила очень большой район. Много лет спустя крестьяне — старожилы рассказывали: «А в голодные годы на 50 верст кругом рассылал афишки, чтобы, значит, шли к нему, в Авдотьино, за хлебом...»
«Поехал уже в деревню сам и жил там всю зиму и следующую весну... — сообщал впоследствии Новиков. — Хлеб раздавался с свидетельствами и расписками. Всех казенных и дворянских селений, из коих брали хлеб, кажется не ошибусь, ежели скажу, было около ста. Посредством сего хлеба вся та окольность в тот несчастный год прокормилась, и весною все поля обсеяны были...» Здесь особого внимания заслуживает упоминание «казенных и дворянских селений». Значит, в страшные дни голода были брошены на произвол судьбы как государственные крестьяне, так и крепостные, и лишь самоотверженная деятельность Новикова спасла их.

По прошествии голодного года Новиков вложил много сил в небывалую в его время организацию крестьянской взаимопомощи. Возвращаемый крестьянами хлеб поступал в особые хранилища, которыми стало пользоваться беднейшее население. Те же, кто не мог вернуть задолженность, погашали ее участием в общественных работах по строительству амбаров, по производству кирпича, по засеву особо выделенных участков. Собранный с них хлеб поступал в общественное пользование. Очевидно, слухи о мероприятиях Новикова дошли и до Петербурга. Об этом свидетельствует собственноручная записка Екатерины II: «Послать под каким ни есть видом кого осмотреть, какие строения заводит у себя в деревне Новиков».
Вещественным памятником его заботы о местных крестьянах остались каменные избы, частично сохранившиеся в Авдотьине и по сей день. Каждая из них была рассчитана на четыре семьи, в помещения которых вели отдельные входы, Новиков боролся с крестьянской разобщенностью, стремился сблизить крестьян и в бытовом укладе. Эти каменные дома в эпоху курных изб не только создавали лучшие удобства, но и защищали Авдотьино от пожаров — сокрушающего бича деревянной Руси.

Выступая в дни 150-летия со дня рождения Новикова, историк В. О. Ключевский говорил, что его деятельность «в Москве вносила в русское общество новые знания, вкусы, впечатления, настраивала умы в одном направлении, из разнохарактерных читателей складывала однородную читающую публику... Стало пробиваться то, с чем еще не знакомо было русское просвещенное общество: это — общественное мнение. Я едва ли ошибусь, если отнесу его зарождение к годам московской деятельности Новикова, к... новиковскому десятилетию (1779—1789)».
Сила идейного влияния этого благородного «сеятеля просвещения» росла с каждым годом. Современники вспоминают сетования Екатерины II на то, «что легче ей сладить с шведами и турками, чем с поручиком Новиковым». Все мрачнее сгущаются тучи над Новиковым и его друзьями. В 1784 г. московская администрация конфисковала изданные им учебники, в 1786 г. духовная и светская цензуры провели обследование его изданий в поисках сочинений, «наполненных новым расколом», в 1787 г. последовало запрещение вольным типографиям печатать духовно-нравственную литературу… 

Наконец, в 1789 г. Екатерина II дает указание: ввиду окончания аренды Новикова на университетскую типографию договора с ним не возобновлять. Под гнетом все нарастающих преследований, лишившись основной издательской базы, Новиков и его друзья были вынуждены в 1791 г. ликвидировать «Типографическую компанию». После этого Новиков покинул Москву и поселился в Авдотьине.
Жизнь Новикова и участников его кружка была в эти дни очень тревожной. За ними велось негласное наблюдение, переписка вскрывалась на почте. Радетельные чиновники направляли копии с отдельных писем на просмотр Екатерине II.
Большое горе перенес Новиков весной 1791 г. «Наш Николай Иванович Новиков овдовел, — сообщал Н. Н. Трубецкой. — Племянница моя, а его жена, Александра Егоровна,1 сего апреля 12 дня скончалась в деревне (Авдотьине.— Б. В.), да и сам Николай Иванович так стал слаб и болен, что доктор боится, чтоб и он не последовал скоро за женою».
Следующей весной новый тяжелый удар обрушился на Новикова. Утром 22 апреля 1792 г. тихая патриархальная Москва была встревожена повальными обысками, которые по распоряжению Екатерины II проводились полицией во всех книжных лавках города. Их владельцы были арестованы, а лавки запечатаны. Через день, несмотря на болезнь, Новикова в полуобморочном состоянии доставили под строгим конвоем из Авдотьина в Москву. После ряда допросов, сопровождавшихся угрозами пытки, его увезли в середине мая в Шлиссельбург. Имя узника было скрыто даже от коменданта крепости.

Процесс Новикова велся негласно. В указе Екатерины II. от 1 августа 1792 г. его деятельность толковалась как государственное преступление, заслуживающее «по силе законов тягчайшей и нещадной... казни. Мы однако жив сем случае следуя сродному нам человеколюбию... повелели запереть его на пятнадцать лет в Шлиссельбургскую крепость». Лишь смерть Екатерины II в 1796 г. спасла Новикова из заточения. Вернулся он в Авдотьино 19 ноября «дряхл, стар, согбен, в разодранном тулупе». Усадьба была разорена.
Последние 22 года своей жизни Новиков почти безвыездно провел в Авдотьине. Дом его, ныне не сохранившийся стоял в парке на берегу Северки. Новиков занимал в нем всего две скромные комнаты, одна из которых служила ему библиотекой. В своем уединении он много писал; судьба его рукописей неизвестна.
В 1805 г. Новиков сделал попытку вновь взять на содержание университетскую типографию. Но по распоряжению попечителя, несмотря на поддержку ряда профессоров, ему отказали в аренде. Более к общественной деятельности он не возвращался.

В Авдотьине Новикова часто посещал выдающийся клиницист М. Я. Мудров, заложивший основы русской терапевтической школы. Однажды он приехал с архитектором Л. Витбергом, работавшим тогда над проектом храма Спасителя — памятника героическим победам русского оружия в Отечественной войне 1812 г. Витберг мечтал услышать мнение Новикова о проекте. «Небольшая деревенька и бедная, — так впоследствии вспоминал он Авдотьино. — Вскоре открылись и ветхий господский дом, обнаруживавший недостаток; запущенный сад, и все окружающее показывало нужду и отшельничество... Я нашел Новикова старым, бледным, болезненным, но взор его еще горел... Новиков слушал как любитель изящного». В один из последующих приездов A. Л. Витберг сделал портрет Новикова.
31 июля 1818 г. Новиков умер и был похоронен в склепе местной церкви. Церковь эта — основной архитектурный памятник Авдотьина. Она построена в 1753—1789 гг.
Выдающийся просветитель, писатель, критик и издатель, Новиков оказал огромное влияние на развитие русской литературы, «подвинул на полвека образованность нашего народа... всю жизнь употребил во благо отечества», — так словами И. В. Киреевского определил А. С. Пушкин значение Новикова для русской культуры.

С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 337-343

Усадьба Авдотьино 

Авдотьино (Тихвинское). Усадьба Авдотьино — родовое имение выдающегося просветителя и издателя XVIII в. Н. И. Новикова, который провел здесь детство и последние двадцать два года жизни.
В конце XVIII в. Авдотьино представляло благоустроенную усадьбу с деревянным двухэтажным барским домом, каменными службами, флигелем и скотным двором. При ней находился громадный фруктовый сад с оранжереями и парк, занимавший около двенадцати десятин. Широкая липовая аллея вела от дома к церкви. Тихвинская церковь в стиле барокко — наиболее значительный художественный памятник усадьбы. К настоящему времени от усадьбы уцелели сильно переделанный кирпичный флигель XVIII в., два служебных здания (погреб и конюшня) и частично парк.
При обследовании парка обнаружено шесть видов интродуцированных растений, в том числе ель колючая и ее форма с голубой хвоей в аллейных посадках (высота до 30 м, диаметр ствола 35—37 см), сохранились единичные экземпляры тополя бальзамического (высота 22 м, диаметр ствола 46 см) и остатки изгородей из акации желтой и сирени обыкновенной (высота до 4 м). Местная флора представлена в парке девятью видами. В плохом состоянии старые одиночные деревья вяза и ясеня (высота 20—28 м, диаметр ствола до 1 м). В неплохом состоянии находится аллея из ели обыкновенной (высота 33 м, диаметр ствола более 40 см), группы из ивы белой (высота 23 м, диаметр ствола 81 см) и отдельные экземпляры клена остролистного (высота 24 м, диаметр ствола 56 см). Особую ценность в усадьбе имеют аллеи из ели колючей. Их необходимо охранять.

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997, с. 174-175


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Авдотьино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Авдотьино 55.246384, 38.185794 Усадьба Авдотьино

 

Рубрика: Ступинский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: