Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Горенки

Усадьба ГоренкиУсадьба Горенки или Нагоренки (Россия, Московская область, Балашихинский район, г. Балашиха, Горьковское шоссе) — одна из самых больших по масштабу подмосковных усадеб, сформировавшаяся из земель на обоих берегах речки Горенки, до её впадения в Пехорку.

Владельцы: Плещеевы (1623—1693), Хилков П.Ю. (1714), Разумовские (1747—1812), Юсупов и Волков, Пантелеев (1852), вторая половина XIX в. — нач. XX в. фабрикант Третьяков и его наследники, до 1917 г. — Севрюгов.
В 1714—1730-х гг. сельцом Горенки, и окрестными деревеньками владел А. Г. Долгоруков — член Верховного Тайного совета. Уже тогда здесь значились «палаты каменные, пруды великие, оранжереи и церковь в палатах». Род Долгоруковых при юном Петре II был на вершине могущества, особенно после того, как Петр, давно тяготившийся опекой Меншикова, лишил его всех чинов и сослал в Сибирь, расторгнув помолвку с его дочерью.
Князь Алексей Григорьевич, воспитатель молодого императора пользовался почти неограниченным влиянием в государстве. Сын князя, Иван Алексеевич, был дружен с молодым государем, и часто охотился с Петром в окрестностях имения. 





Долгоруковы лелеяли мечту упрочить своё положение браком Петра II с дочерью светлейшего князя Алексея Григорьевича — княжной Екатериной. Был уже назначен день свадьбы, но этому помешала внезапная смерть императора, умершего от оспы.
Во второй половине XVIII века в Горенках при графе А.К. Разумовском был создан дворцово — парковый ансамбль в стиле зрелого классицизма (архитектор А. Менелас).
Усадебный дом спроектирован в глубине полукруглого парадного двора, диаметр которого достигает семисот метров. Дворец в центре украшен шестиколонным портиком.
Боковые его части имеют симметричные полукруглые выступы — экседры, верхний этаж которых служил крытыми балконами. Галереи с колоннадами ведут к боковым, далеко выступающим во двор флигелям (архитектор С.Е. Чернышев).
При Разумовском имение славилось своим ботаническим садом; здесь под наблюдением известных русских и иностранных учёных того времени, были устроены оранжереи и питомники.
На берегу запруженной речки был разбит английский парк, высажены аллеи, установлены мраморные статуи, павильоны, беседки...
Сейчас в Горенках уцелели почти все постройки, но их состояние удручающее. Архитектурному комплексу был нанесён непоправимый урон непродуманной хозяйственной деятельностью, расположенного здесь туберкулезного санатория «Красная Роза». Запущенный парк наполовину вырублен. Малые архитектурные формы бесследно исчезли, так же как и бронзовые орлы с парковой лестницы, которую мы с трудом разыскали в кустарниковых зарослях.

Наталья Бондарева 

Усадьба Горенки. Лестница в парк1. Усадьба Горенки. Старинная гравюра2. Усадьба Горенки, грот. Обмер Е.П. Щукиной3. Усадьба Горенки, грот4.
Усадьба Горенки, парковая лестница5. Усадьба Горенки. Скульптура орла, украшавшая парковую лестницу6. План усадьбы Горенки. Обмер Е.П. Щукиной7. Усадьба Горенки парковая лестница8.
Усадьба Горенки мост в парке9. Усадьба Горенки, старое фото10. Усадьба Горенки, старое фото11. Усадьба Горенки кардегардия12.
Усадьба Горенки въезд в усадьбу13. Усадьба Горенки, столовая дома отдыха14. Усадьба Горенки, фрагмент интерьера главного дома15.

1. Усадьба Горенки. Лестница в парк 
2. Усадьба Горенки. Старинная гравюра 
3. Усадьба Горенки, грот. Обмер Е.П. Щукиной 
4. Усадьба Горенки, грот

5. Усадьба Горенки, парковая лестница
6. Усадьба Горенки. Скульптура орла, украшавшая парковую лестницу
7. План усадьбы Горенки. Обмер Е.П. Щукиной
8. Усадьба Горенки парковая лестница

9. Усадьба Горенки мост в парке
10. Усадьба Горенки, старое фото
11. Усадьба Горенки, старое фото
12. Усадьба Горенки кардегардия

13. Усадьба Горенки въезд в усадьбу
14. Усадьба Горенки, столовая дома отдыха
15. Усадьба Горенки, фрагмент интерьера главного дома

План усадьбы Горенки   1. Дом с флигелями
2. Оранжерея
3. Службы
4. Кардегардии
5. Ворота
6. Руины грота
7. Лестница к пруду
8. Остатки плотины
9. Пруд
10. Парк


Граф АЛЕКСЕЙ КИРИЛЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙГраф АЛЕКСЕЙ КИРИЛЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ, 1748—1822, старший сын графа Кирилла Григорьевича от брака с Екатериной Ивановной Нарышкиной, родился 12 Сентября 1748 г.; гетман старался дать сыновьям солидное и разностороннее образование, при чем образование графа А. К. Разумовского было закончено продолжительным заграничным путешествием, во время которого он слушал лекции в Страсбурге и посетил Италию и Англию. Записанный при рождении в военную службу, он был произведен Петром III в ротмистры и переименован в камер-юнкеры; в 1775 г. Разумовский был пожалован в действительные камергеры, но уже в 1778 г. вышел в отставку и жил частным человеком в своей великолепной подмосковной с. Горенках. 28 июня 1786 г. он был произведен в тайные советники и назначен сенатором, но самолюбие, оскорбленное отказом Екатерины назначить его президентом Коммерц-коллегии, снова побудило его в 1795 г. удалиться в частную жизнь. Александр I назначил Разумовского 2 Ноября 1807 г. попечителем Московского университета, с производством в действительные тайные советники, а 11 Апреля 1810 г. министром Народного Просвещения. Разумовский, однако, вскоре утомился новой деятельностью и 26 Мая 1812 г. испросил отпуск, к большому неудовольствие Александра I. Охлаждение Государя и болезнь глаз побудили Разумовского в 1814 г. просить об отставке, на которую Император согласился «сверх воли». Последние годы жизни Разумовский провел в Малороссии, в Почепе, где и умер 5 Апреля 1822 года. Останки его, после продажи Почепа графу Клейнмихелю, были перенесены в Спасский Новгород-Северский монастырь; над могилой графа А.К. Разумовского возвышается гробница с надписью, в которой ему присвоено название «бедным помощника, наукам покровителя». От брака с графиней В.П. Шереметевой, Разумовский имел 2 сыновей и 2 дочерей, да от дочери своего берейтора, М. М. Соболевской, имел 5 «воспитанников» и 5 «воспитанниц», получивших Фамилию «Перовских».
Граф А.К. Разумовский был человек тяжелого характера, суровый, мрачный и нелюдимый. К этим качествам присоединялись еще и другие, обусловленные аристократической обстановкой, в которую поставила Разумовских игра счастья. Этот, по выражению Вигеля, «начиненный французскою литературою» внук пастуха считал себя „русским «Монморанси» и с непомерною гордостью смотрел на простых смертных, не взысканных «припадками счастья». Он не доверял людям, прямо не любил видеть их, предпочитая сидеть в своем кабинете, впрочем, при недоверии к людям, он всегда находился под чьим-нибудь влиянием: он был и вольтерианцем, и масоном, и другом иезуитов. Разумовский не был нечувствителен к «чести и похвале» в 25 лет он не прочь был занять какой-нибудь соответствовавший его достоинствам пост, в роде президента Камер — или Мануфактур -коллегии и выходил из себя, когда встречал лишь «постоянные у Двора огорчения», утешая себя тем, что в высших сферах „поставляют в достоинство одни преимущества телесные. Но в то же время ему была свойственна, по выражению его отца, «проклятая леность» и ему скоро надоедали служебные занятия. Его считали знатоком ботаники, и его сад в Горенках и оранжереи были признаны «чудом Poccии». Но этот капризный дилетант разводил свои сады лишь для того, чтобы убить незанятое время, и не был способен к серьёзной научной работе, как брат его, минеролог гр. Григорий. По выражению Вигеля, Разумовский «из познания своих делал то же употребление, что из богатства, наслаждался ими без всякой пользы для других». Кроме того, он был также одержим страстью производить дорогие и ненужные постройки. Продав за 400.000 руб. благоустроенный дом на Воздвиженке, он истратил миллион рублей на постройку дворца на Гороховом поле. Безумная расточительность в соединении с откупными аферами расстроили его громадное состояние, и в последние годы жизни он осаждал Александра I просьбами купить в казну его дом на Гороховом поле. Как министр, он не оставил по себе, по выражению Вигеля, „никакой памяти». При нем был открыт Царскосельский Лицей, было издано много циркуляров, но лично министру принадлежали только написанные им собственноручно—церемониал открытия Царскосельского Лицея да правила для наблюдения за температурой в помещениях этого заведения...

(С портрета Гуттенбрунна, 1801 г.; находится в Музее Императора Александра III.)

князь АНДРЕЙ КИРИЛЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙСветлейший князь АНДРЕЙ КИРИЛЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ, 1752—1836, третий и самый любимый сын гетмана графа Кирилла Григорьевича, родился в Глухове 22 октября 1752 г. Ученик знаменитого историка Шлецера, поражавший в молодости блестящими способностями, Разумовский закончил свое образование в университете, в Страсбурге. Записанный во флот, он в 1769 г., 17-ти лет, начал действительную службу, вступив на корабль, находившийся тогда в Англии; произведенный в лейтенанты, участвовал в экспедиции графа Орлова-Чесменского в Архипелаг, а в 1773 г. уже командовал фрегатом «Екатерина». Возвратившись в Петербург Разумовский имел большой успех в свете: любезный и блестящий молодой красавец кутивший и тративший деньги без счета, он кружил головы петербургским красавицам а отец едва успевал платить его долги. Участник детских игр Великого Князя Павла Петровича, Разумовский приблизился к «молодому двору», пользуясь особенным расположением Великой Княгини Натальи Алексеевны, которую еще невестой сопровождал в Poccию, и в пользу которой теперь затевал какие-то политические интриги. Обманув жестоком доверии своего друга, Великого Князя, и навсегда лишившись его расположение, он пocле смерти Великой Княгини (-у- 16 Апреля 1776 г.) был сослан в Ревель, пока 1 января 1777 г. не был назначен чрезвычайным посланником в Неаполь. Сделавшись близким человеком королевы Каролины-Марии, он с неудовольствием принял свое назначение в 1784. г. министром в Копенгаген откуда в мае 1786 г. был перемещен в Стокгольм, а в 1790 г. назначен в Вену в помощь старику князю Д. М. Голицыну. При этом Императрица высказала мне то, что «ловчее всего Андрея Разумовского туда послать: жена его венка и там связи имеет, не глуп, молодость уже улеглась, обжегся много, даже до того, что облысел». Два года спустя, Разумовский заменил князя Голицына в качестве полномочного посла. В Bене он сделался своим человеком, и у него навсегда сложились прочные симпатии к Австрии: здесь он жил с любимой женой, что не мешало ему иметь исключительный успех у женщин, здесь расстроил он в конец свое колоссальное cocтoяние. Он любил искусства и, делая безумный траты, собирал картины, бронзу и всякие редкости; прекрасно играл на скрипке, устраивал знаменитые квартеты, артисты находили у него покровительство, его друзьями были Гайдн, Моцарт и Бетховен. В 1799 г. Разумовский был сослан в Батурин, а в 1802 г. снова вернулся к Венскому двору. Более, чем сами австрийцы, приверженный к интересам Австрии, он был заклятым врагом Наполеона, и после Тильзита вышел в отставку, пока ему не поручено в конце 1812 г. было ведение переговоров с Aвстрией по вопросу о союзе с Poccией против Франции. За труды на Высоком конгрессе Разумовский получил княжеское достоинство с титулом светлости (15 Мая и 29 Ноября 1815 г.). В 1819 г. он получил от Александра I разные льготы, облегчавшие его расстроенное состояние, и чин действ. тайного советника I кл. Пocлeдниe годы жизни его были наполнены жалобами на печальное положение его имущественных дел и просьбами Государю о noco6ии: кредиторы его преследовали. Князь Разумовский умер 11 Сентября 1836 г. Он был женат дважды: на гр. Елизавете Осиповне Тун-Гогенштейн, и 2 браком, с 10 февраля 1816 г., на гр. Константине-Доминике Иосифовне Тюргейм; детей у него не было, но была «воспитанница» Жеоржина Актон с 1846 г. в замужестве за графом Липпе-Вейссенфельдт.
В душе человек добрый, Разумовский поражал своей гордыней и высокомерием, снискавшими ему в Вене прозвище «Эрцгерцога Андреаса»; его достоинства поглощались его недостатками, и современники строго судили его. Граф Воронцов называл его человеком «lе plus corrompu du monde, perdu de moeurs et sans principes», признавая в то же время его великие таланты. «Сын реестроваго казака, остававшегося всегда в душе истым хохлом, князь Разумовский давно уже отрекся от всего русского»; космополит по привычкам и убеждениям, он не знал и не любил своей родины, мало понятные интересы которой он был призван и должен был защищать на дипломатическом поприще.

(С миниатюры, принадлежащей М. А. Васильчиковой; с. Кораллово, Московской губ.)

Графиня ЕЛИЗАВЕТА ОСИПОВНА РАЗУМОВСКАЯГрафиня ЕЛИЗАВЕТА ОСИПОВНА РАЗУМОВСКАЯ, 1764—1806, рожденная графиня Тун-Гоген-штейн-Клёстерле, первая жена светл. князя Андрея Кирилловича Разумовского, происходила из древней и знатной австрийской дворянской фамилии и была дочь действительного тайного советника графа Франца Иосифа Тун. В октябре 1788 г. она вышла замуж за графа А. К. Разумовского. Старик отец был против брака любимого сына с иностранкой, но затем, слыша восторженные отзывы о графине Тун от дочери Наталии Кирилловны Загряжской и от своего друга, графа Ивана Григорьевича Чернышева, согласился. Приехав с мужем в Poccию, графиня Елизавета Осиповна очаровала старика своей добротой, любезностью, веселым и живым характером, и сделалась его любимой невесткой. Он подарил молодым свой портрет, писанный с него художником!" Баттони в Риме в 1767 г., и даже собирался приехать гостить в Вену. Мало того, молодая графиня сумела снискать, что было очень важно в семейных отношениях, расположение родственницы, графини Софьи Осиповны Апраксиной, жившей в доме графа Кирилла Григорьевича на положении хозяйки.
Бледная, болезненная, графиня Разумовская не была красавицей, но имела какую-то своеобразную прелесть, привлекавшую к ней сердца. Она была до конца жизни любимицей Высшего общества, которое охотно посещало её вечера, куда являлись на поклон иностранцы, где находили себе покровительство и радушный приём разные знаменитости искусства и художники, при чем хозяйка была сама любительницей музыки и певицей с приятным голосом; под конец её жизни на эти вечера стекались заклятые враги Наполеона, и её салон приобрел политический оттенок. Графиня не была ревнива, хотя её муж подавал не мало к тому поводов, граф С. Р. Воронцов отзывался о ней, что она «une femme aimable et qui lui est attachee, il la rend malheureuse». Она умерла 11 декабря 1806 года от изнурительной болезни, которой страдала много лет.

(С миниатюры из собрания Е. А. Евреиновой, в С.-Петербург.)

Горенки

Нескончаемой прямой, то повышаясь, то сбегая вниз в долины, раздвигая леса, уходит в бесконечность дорога. Она однообразна и уныла; ее полотно отграничивают две сточные канавы. Все одно и то же направо и налево, монотонна и печальна стена полей и леса. Глаза не смотрят в сторону, они следуют за мыслью туда, где кажется в бесконечной дали где-то кончается же долгий путь. Под хмурым небом сырого, дождливого дня изображена эта дорога на картине Левитана. Название картины — «Владимирка». Одно слово, но полно оно горя и слез, омыто оно рыданиями так же, как дождями колеи дороги. Слово — символ. Надо ли раскрывать его? Пока еще помнят — но разве не заслонили его теперь другие слова — символы горя и страданий — Вишера, Печора, Соловки...

Дворянские усадьбы, дворцы вельмож раскинулись и здесь. Роскошные постройки Разумовских и Голицыных в Горенках и Пехре-Яковлевском, Румянцевых в Фенине и Троицком-Кайнарджи — более скромные в Кучине Рюминых, Ново-Гирееве Тарковских, Большой Пехре Гагариных, Зенине Дивовых.

Строительная деятельность графов Разумовских — одна из блестящих страниц русского зодчества XVIII века. Родоначальник и старший представитель семьи граф Алексей Григорьевич при помощи лучших архитекторов своего времени, Растрелли и Квасова, возводит дворцы в Гостилицах под Петербургом, в Перове под Москвой, где он постоянно принимал императрицу Елисавету, церкви в Козельце, дворец в Почепе на Украине. Его брат, гр. К.Г.Разумовский, гетман Украины, строит дворцы в Батурине по чертежам Ч.Камерона, грандиозный дворец в Москве на Гороховской улице, одно из лучших произведений М.Ф.Казакова, дома в Поливанове и [Петровско]-Разумовском и много других сооружений. Его сын граф Алексей Кириллович, ученый-ботаник своего времени, прозванный русским Линнеем, министр народного просвещения при Александре I, отстраивает в свое время славившиеся Горенки под Москвой, вблизи Владимирской дороги.

Усадьба эта испытала немало превратностей судьбы. Знаменитые на всю Россию сады и дендрологический парк Горенок, выпускавшие в свое время даже научный бюллетень, быстро и навсегда закончили свое существование по смерти их основателя. Грандиозный дворец, перешедший в купеческие руки, был совершенно изуродован и превращен в текстильную фабрику. В залах с расписными плафонами и стенами, с превосходными паркетными полами были поставлены станки и машины. Понадобились десятилетия культуры для того, чтобы младшее поколение купцов Третьяковых, поняв художественную ценность старого памятника искусства, вывели из дворца фабрику и употребили громадные средства для восстановления его в духе старой классической архитектуры; для того точно, чтобы после 1917 года расположился во дворце дом отдыха со своими вереницами коек и своей стереотипно-однообразной жизнью.

Напрасно стал бы современный посетитель усадьбы искать в парке Горенок остатки интересных и необычных насаждений. Все те же липы, ели, березы и сосны образуют его зеленый массив; и кажется, будто все деревья, завезенные и привитые этой почве из Америки и Азии, погибли вместе со смертью владельца, точно не могли они больше жить без внимательного присмотра и постоянной опеки.

Садовый фасад Горенок, выходящий на пруд, в этом месте имеющий, конечно, смысл зеркала, украшен бесконечной вереницей колонн, увенчанных аттиком, колонн, охватывающих два этажа и придающих зданию торжественный вид, подобный звучному и полному мажорному аккорду. Как звук, растекаются они дальше, образуя круглящиеся галереи, приводящие каждая к символичному, чисто декоративному павильону. Широкая лестница во всю ширину фасада маскирует цокольный этаж фундамента и еще больше подчеркивает торжественность фасада.

Большое мастерство, вкус и понимание классического зодчества проявил здесь художник-реставратор, восстановивший по-своему искалеченный фасад дворца. С другой стороны центральную часть дворца украшает многоколонный портик, покоящийся на аркаде цокольного этажа совсем так, как это видно на старом политипаже во «Всемирной иллюстрации», где помещена была статья, посвященная усадьбе. С этой стороны дом стоит в центре громадного полукруга, в центре широко раскрытого cour d'honneur'a, образованного рядом симметрично расположенных домов и флигелей, из которых каждый в отдельности смело мог бы быть самостоятельным помещичьим домом. Тосканские колонны, арки, фронтоны и аттики при глади стен, прорезанных окнами, производит несколько строгое и холодное впечатление. Дворец в Горенках приписывается архитектору Менеласу, действительно работавшему для Разумовских, принимавшему участие в возведении дворца в Почепе, но в большинстве случаев известному лишь возведенным им в парке Царского Села псевдоготическим зданием Арсенала.

Открытое пространство двора с одной стороны — луга и водоемы с другой — немало содействуют величественности архитектурного замысла. Небольшой пригорок, где стоит дворец, образует террасу; широкий ступенчатый сход приводит на площадку с длинным, в ширину здания, искусственным прудом-зеркалом; два бронзовых одноглавых орла превосходного литья, водруженные на каменных постаментах по бокам лестницы, четко рисуются на синем небе и охватывают в пролете белые колонны дома. Эти орлы — царственные и горделивые — дают интересное отклонение от обычных, применявшихся в подобных точках фигур львов. Справа от дома на сотни сажень протянулись стены бывших в Горенках оранжерей. Вместо редких цветов и растений здесь буйно разрослись бурьян, крапива, лопух, кусты бузины среди груд обломанного кирпича и белого известкового камня. Так же одичал

парк; почти не сохранилось в нем садовой архитектуры; лишь чудом каким-то уцелел небольшой павильон с куполом на круглом барабане и грот около одного из прудов, довольно интересный образчик такого рода сооружений. В насыпном холме, теперь заросшем высокими деревьями, спрятано помещение под сферическим куполом, освещенное замаскированными люкарнами; два подземных коридора, довольно длинных, приводят и выводят из него.

Большинство дорожек в парке заглохло; протоптаны ногами многочисленных посетителей новые тропинки и дороги. После праздных дней до следующей недели хранит парк память о  [теперешних]своих посетителях — обрывки газет, конфетные обертки, пустые, опорожненные бутылки, помятую траву, густую шелуху семечек и орехов на дорожках. В дни же отдыха в парке Горенок толпа людей — «московские африканцы» в трусах, дешевыми духами надушенные девицы, заглушающие ароматами запахи травы и леса, ухарские взвизгивания гармошки, треньканье гитары и балалайки, стереотипные и тупо заученные комсомольские песни, непрерывно распеваемые, верно, потому, что нет у этих людей мыслей и тем для беседы. Человеческое стадо, представленное этой толпой, топчет и срывает все на своем пути, заполняя к вечеру густой, безнадежно однообразной и ограниченной массой платформы ближайших дачных станций.

А.Н. Греч «Венок усадьбам».

Усадьба Горенки

План усадьбы Горенки. Обмер Е.П. ЩукинойГоренки. Усадьба известна с первой четверти XVIII в. С 1714 по 1747 г. принадлежала князьям Долгоруким. В 1747 г. была передана А. Г. Разумовскому, а в начале XIX в. продана князю А. Б. Юсупову и купцу Волкову, устроившему во дворце ситценабивную фабрику. Последними владельцами были Севрюгов, восстановивший дворец, и Третьяков.
В конце XVIII в. при усадьбе был создан замечательный ботанический сад с оранжереями, где была собрана богатейшая коллекция растений. Тогда же в Горенках возникло первое русское ботаническое общество, называвшееся «Горенское фитогеографическое общество». В 1811 г. оно слилось с Московским обществом испытателей природы. В саду работали ботаники: Стефан, Рядовский и Фишер. Растения из Горенок составили основу коллекции ботанического сада Московского государственного университета, часть их была перевезена в Петербург. Из большого парка площадью 200 га сохранились остатки регулярного липового парка и часть пейзажного парка на выровненной поверхности с едва заметным понижением к пруду и плотине. Используется как парк при санатории. В нем имеются аллеи и боскеты из лип со следами стрижки, единичные вязы и сосны. Все деревья старые и очень высокие. Так, сосна обыкновенная достигает 32 м высоты, диаметр ствола до 90 см. Из интродуцентов имеются три вида тополя (диаметр ствола тополя белого до 130 см), черемуха Маака (высота до 16 м, диаметр ствола 40 см) и лиственница сибирская (высота 30 м, диаметр ствола 90 см).
Влияние ботанического сада сказалось на подборе видов окружающей парк территории. В посадках вдоль шоссе имеется большое количество черемухи Маака, встречающейся редко в других местах Московской обл. Уход за растениями удовлетворительный.

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997




icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Горенки

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Горенки 55.789659, 37.912424 Усадьба Горенки

Рубрика: Балашихинский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: