Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Ярополец Гончаровых

Усадьба Ярополец Гончаровых
Усадьба Ярополец Гончаровых (Россия, Московская область, Волоколамский район, Ярополец)

В селе Ярополец, расположенном к северо — западу от Волоколамска, сразу два выдающихся архитектурных комплекса.
Усадьба Ярополец Гончаровых находится в южной части села, его ориентиром служит высокий шпиль церкви. Само название — старинное, народное предание производит его от «Ярого поля», в древности отведённого для содержания псарни московских царей. Сохранилось известие, что некогда здесь любил охотиться Алексей Михайлович.
Усадебный ансамбль сложился в основном при Загряжских, в середине XVIII века. Сначала на берегу Ламы был построен деревянный помещичий дом с каменными службами, и каменная церковь Иоанна Предтечи (1751—1755-е гг.), стоящая при въезде на парадный двор. К храму, и далее на парадный двор ведут боковые въездные ворота. Они имеют форму крепостных башен с зубцами. 





От кирпичной ограды, ранее окружавшей весь усадебный комплекс, уцелела только южная стена. Курдонёр образован усадебным домом (1780-е гг.), и хозяйственными постройками, расположенными полукружием. Небольшой усадебный дом, соединённый переходами с флигелями, обладает высокими художественными достоинствами, что позволяет отнести его к числу лучших усадебных построек того времени. 
Архитектура дома изысканна и нарядна. Создателем гончаровского ансамбля считают известного архитектора второй половины XVIII в. И.В. Еготова.


Усадьба имеет мемориальное значение. Ярополец дважды, в 1833 и 1834 гг., посещал А.С. Пушкин. Он приезжал сюда к матери своей жены — Н.И. Гончаровой. Вообще гончаровская усадьба, уже в пушкинское время клонилась к упадку (мать Натальи Николаевны, по свидетельству поэта, «жила в разрушенном дворце»).
До 1941 г. в усадебном доме существовала «Пушкинская комната».
Поместье сильно пострадало во время Великой Отечественной войны. В пожаре погибла комната поэта и внутреннее убранство дома, так же был нанесён значительный ущерб хозяйственным постройкам и парку. В 1960-е гг. в имении проводились реставрационные работы. Сейчас здесь расположилась база отдыха МАИ.

Наталья Бондарева

1. Дом с флигелями, 2. Дом управляющего, 3. Ограда с башнями, 4. Церковь, 5. Каретник, 6. Парковый павильон, 7. Ткацкие мастерские, 8. Ограда двора, 9. Конюшня, 10. Парк
План усадьбы Ярополец Гончаровых

Ю.И. Шамурин «Подмосковные» М., 1912—1914 гг. тов. «Образование»

Ярополец Гончаровых

В очень близком расстоянии от усадьбы Чернышева стоит другой Ярополец — Гончаровых. Сюда приближаешься с бьющимся сердцем: гончаровский Ярополец, хоть и тонкими нитями, но связан с именем Пушкина. Он сам был здесь когда-то... Ярополец постоянно упоминается в его письмах к жене, проводившей здесь лето 1834 года. Сам Пушкин был здесь в первый и, по-видимому, единственный раз 24 и 25 августа 1833 года, как видно из его писем жене от 21,24 и 26 августа. По дороге из Петербурга в Москву Пушкин из Торжка свернул в Ярополец, где жила его теща Наталья Ивановна Гончарова, урожденная Загряжская. «Ямщики закладывают коляску шестерней, стращая меня грязными проселочными дорогами. Коли не утону в луже, подобно Анрепу, буду писать тебе из Яропольца», — писал он жене 21 августа; 26-го он уже писал из Москвы: «...пишу тебе продолжение моих похождений — из антресолей вашего Никитского дома, куда прибыл я вчера благополучно из Яропольца. В Ярополец приехал я в середу поздно. Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше. <...>Ей очень хотелось бы, чтоб ты будущее лето провела у нее. Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому ходил я на поклонение. Семен Федрович, с которым мы большие приятели, водил меня на его гробницу и показывал мне прочие достопамятности Яропольца. Я нашел в доме старую библиотеку, и Наталья Ивановна позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые к нам и прибудут с вареньем и наливками. Таким образом, набег мой на Ярополец был вовсе не напрасен. <...>Из Яропольца выехал я ночью и приехал в Москву вчера в полдень».

Небольшая усадьба вся утопает в густых зарослях. Как в сказке о спящей красавице, вырисовываются из чащи ветхие башни, купол церкви, увенчанный неуклюжим шаром, крыши барского дома. Кажется — со времен Пушкина все осталось неприкосновенным, только еще гуще окрасила стены патина старины и еще ближе подступили деревья, за которыми скоро исчезнет усадьба.
Вся усадьба обведена живописной каменной стеной с круглыми зубчатыми башнями, напоминающими башни Китай-города, и это делает ее похожей на старый романтический замок, навеянный страницами Вальтера Скотта. На башнях провалились крыши, трава обрастает забитые досками оконницы; а в расщелинах качаются молодые березки — «племя младое, незнакомое»...
Стены и башни хочется отнести к концу XVIII века. Во всей этой деревенской «готике» упорно вспоминаются казаковские попытки «русско-готического» стиля — Царицыно и Петровский дворец. Строили же, во всяком случае, свои крепостные архитекторы: доморощенность и примитивность всех приемов не оставляет сомнений на этот счет. Несомненно также, что Ярополец обстраивали прежние владельцы — Загряжские. К Гончаровым он перешел в 1807 году, когда их благосостояние уже пошатнулось и устройство усадьбы уже было им не под силу. Вместе с тем Пушкин в 1833 году уже говорит о «разоренном дворце» Яропольца. Наконец, постройки начала XIX века непременно бы возводились в «античном вкусе». Только в 1780-х годах, пока классицизм не стал еще общепринятым каноном, возможны были попытки строительства в «готическом», «русско-индийском» и «мавританском» стилях, к которым примыкают башни и стены Яропольца.

Когда-то в Яропольце жили весело и богато. Много солидных служб, есть театр, в симметрии с которым стоит теперь кузница, была персиковая оранжерея. В усадьбе мало художественного, и ее запущенность не кажется досадной: в ней драгоценная «пыль веков», тихое веяние минувшей жизни и в ней единственное оправдание нашего внимания к бытовым памятникам, лишенным эстетического значения. Их эстетика — прелесть реликвии, овеянной воспоминаниями, преданиями, былой славой. Небольшая церковь Яропольца выстроена по рецептам доморощенного Empir’a. На колокольне — пирамидальный шпиц, а купол храма почему-то украсился громадным шаром.
Если старый дом и был когда-нибудь дворцом, то дворцом деревенским, более пленяющим комфортом, чем великолепием. Разросшийся сад подступает к самым стенам, скрывает их обвалившуюся штукатурку, окружает дом уютом, прохладой и таинственностью. К нему приближаешься с особенно волнующим чувством: по-видимому, ничто не изменилось с тех пор, как был здесь Пушкин.
По всему дворовому фасаду проходит длинная терраса, проложенная за колоннами и по коридорам, соединяющим крылья с центральной частью. С нее открывается вид на всю усадьбу. Задний фасад выходит в сад, и это крыльцо и терраса, примыкающие к запущенному саду, кажутся такими знакомыми и милыми: все наши поэтические представления, относящиеся до «домов с колоннами», связаны с этой картиной — в такой обстановке мечтали тургеневские девушки, здесь вечерами хорошо было слушать рояль, доносившуюся из открытых окон дома; здесь носились грустные думы Лаврецкого, томился Иванов, грезились в сумраке призрачные образы Мусатова; это — «Евгений Онегин», романсы Чайковского, «Обрыв», «Обломов», Мисюсь и усадьбы Раневских, рассказы Б. Зайцева — все, что есть элегического, тоскующего и красивого в русском творчестве!

В доме живут, его обстановка почти сплошь современная, но она не вносит диссонанса. Такое уютное и тихое помещичье житье одинаково близко и нашим дням, и времени Пушкина. Совсем не современны низкие потолки, изразцовые печи «голландки», роспись на стенах, колонны в зале, скрипящий паркет. Весь арсенал классических декораций налицо, но в грубоватой «крепостной» трактовке; все покосилось, размякло и от этого стало особенно чуждо эстетике классицизма. На потолках и по карнизам — скромные узоры; над дверями — сфинксы и вазы. Сфинксы над дверями — излюбленный прием художников конца XVIII века, но обычно их обращают друг к другу лицами, а декоратор Яропольца нашел более изящным повернуть их хвостами. В парадных комнатах на стенах живопись: романтические пейзажи — реки, моря, мосты, башни, развалины и надо всем кудреватые «итальянские» деревья. Роспись довольно искусная, — конечно, для того разряда мастеров, которому ее можно приписать...
Предания Яропольца больше, чем нужно, отводят места Пушкину. Показывают даже липовую аллею, по которой он любил гулять. Однако есть один подлинный свидетель прошлого — ветхая старуха Дарья, современница Пушкина. Ее рассказы о прошлом сводятся к упорному повторению, что «хорошие господа были», но в запущенной усадьбе, где душа настроена романтично и немного сентиментально, где не хочется разбивать налетевших образов, — трогательное уважение к себе внушает этот осколок прошлого, забывший, но когда-то видевший и слышавший то, о чем мы только читаем и мечтаем.
Нельзя уехать из Яропольца, не исчерпав всего, что так или иначе связано с именем Пушкина, с его пребыванием здесь. Он писал жене, что мать ее, Н. И. Гончарова, «разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому ходил я на поклонение <...>на его гробницу...». На базарной площади села Ярополец, невдалеке от усадьбы, стоит часовня над прахом малороссийского гетмана Дорошенко. В 1676 году он сдался московскому правительству, а в следующем был отправлен в Москву. Впоследствии Дорошенко был воеводой в Вятке, а в 1682 году получил село Ярополче, теперешний Ярополец, где и умер в 1698 году.

Усадьба Ярополец Гончаровых

К числу памятных пушкинских мест принадлежит и Ярополец. Летом 1684 г. он был пожалован гетману Правобережной Украины Петру Дорофеевичу Дорошенко, принесшему присягу русскому правительству. Пушкин упомянул П. Д. Дорошенко в «Полтаве». 
Последние годы жизни П. Д. Дорошенко прошли в Яропольце, где он умер в 1698 г. Его могила на центральной площади села отмечена мавзолеем.
После смерти П. Д. Дорошенко Ярополец был разделен между его сыновьями Александром и Петром. С этого времени судьбы обеих частей Яропольца различны. В одной из них крупным сановником А. А. Загряжским, женившимся на дочери А. П. Дорошенко, был построен в 1770-х годах великолепный дом-дворец и ряд служебных зданий.

Как тщательно проработанная планировка всего ансамбля, так и решения облика отдельных построек, декоративных башен, въездных ворот, указывают на то, что усадьба создавалась незаурядным зодчим. В стилевых особенностях чувствуется школа М. Ф. Казакова. Особое своеобразие памятнику придает эффектное сочетание декоративных украшений, выполненных из белого камня или покрытых штукатуркой, с нетронутой кирпичной гладью стен. Весь усадебный ансамбль Яропольца прекрасно вписан в окружающий ландшафт.

От брака внучки А. А. Загряжского Натальи Ивановны с Н. А. Гончаровым родилась в 1812 г. дочь Наталья, будущая жена великого поэта. Детство ее было омрачено тяжелой психической болезнью отца, обострявшейся с каждым годом. Немало горя причинял детям и характер матери, в котором самодурство соединялось с ханжеством. В ее доме постоянно останавливались монашки и странницы, наушничавшие на детей и слуг. Н. И. Гончарова вносила большие осложнения и в жизнь Пушкина с женой. Это вынудило его переехать из Москвы в Петербург. «Я не люблю московской жизни, — писал поэт П. А. Плетневу 13 января 1831 г. — Здесь живи, не как хочешь — как тетки хотят. Теща моя та же тетка».

Поэтому не удивительно, что Пушкин посетил Ярополец лишь один раз. Он приехал сюда вечером 23 августа 1833 г. и уже в ночь на 25-е выехал в Москву, хотя в этот раз Наталья Ивановна встретила его «как нельзя лучше».
Хотя Пушкин пробыл в Яропольце менее двух суток, ему бросилось в глаза явное оскудение усадьбы, скопидомство Н. И. Гончаровой, замкнутость и опустошенность ее жизни. «Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце, — рассказывает Пушкин жене, — и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому ходил я на поклонение... Я нашел в доме старую библиотеку, и Нат. Ив. позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые к нам и прибудут с варением и наливками. Таким образом набег мой на Ярополец был вовсе не напрасен». Эти краткие строки великого поэта являются единственным свидетельством его посещения Яропольца.

В 1903 г. в усадьбе, как в памятном пушкинском месте, побывал В. А. Гиляровский. В очерке, посвященном впечатлениям от поездки, он восторженно отзывается об архитектур ном ансамбле Яропольца: «Я любовался дворцом, этим интереснейшим зданием с его колоннадой и лепными работами снаружи... А кругом дворца высокие красные стены, с рядом громадных, причудливых башен, производят впечатление древнего замка».
Второй половиной Яропольца потомки П. Д. Дорошенко владели до 1717 г., когда ее купил генерал-аншеф Г. П. Чернышев. (см. «Усадьба Ярополец Чернышевых»)

Литература:
С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 382-385

Усадьба Ярополец Гончаровых

Ярополец Гончаровых. На рубеже XVII и XVIII вв. Яропольцем владел гетман Украины П. Дорошенко. Впоследствии часть усадьбы перешла в руки Н. И. Гончаровой, матери жены А. С. Пушкина, который бывал в Ярополтще дважды: в 1833 и 1834 гг.
Центром усадьбы является дворец классического стиля, обнесенный круглой оградой с двумя въездными псевдоготическими башнями. Автором ансамбля предположительно был И. В. Еготов, архитектор казаковской школы.
Усадебный дом находится на выровненной площадке, окруженной густо разросшимся пейзажным парком с многочисленными липовыми аллеями. Парк расположен на склоне к прудам и р. Ламе и постепенно переходит в вязово-липово-кленовый лес. В парке сохранились стоки, выложенные камнями. Состояние насаждений удовлетворительное, уход хороший, особенно вблизи дворца. В парке преобладают виды местной флоры, их в составе насаждений 14, интродуцированных видов всего пять. Центром круглого двора является прекрасно развитая, дающая семена, лиственница сибирская, достигающая 19 м высоты и 64 см в диаметре ствола, интересен также тополь белый (высота 25 м, диаметр ствола 100 см). В местах пересечения аллей парка использован прием закрепления углов группами рябинника рябинолистного. Наиболее мощного развития из местных видов достигли: береза плакучая (высота 24 м, диаметр ствола 80 см), сосна обыкновенная (высота 25 м, диаметр ствола 100 см) и дуб черешчатый (высота 24 м, диаметр ствола 130 см).
Для сохранения парка и приведения его в порядок необходимо провести осветление и прореживание загущенных посадок, оставив только старые полноценные деревья.

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997




icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Ярополец (Гончаровых)

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Ярополец (Гончаровых) 56.133636, 35.826228 Усадьба Ярополец Гончаровых

Рубрика: Волоколамский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: