Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Колюбакино. Рождественская церковь

Усадьба Колюбакино. Рождественская церковь
Усадьба Колюбакино (Россия, Московская область, Рузский район, Колюбакино)

Краеведы Лев Соколов и Николай Алёшкин пишут о древней истории Колюбакино в «Святых местах земли Рузской» (Руза, 2003 г., с. 30-31) следующее: Село К., принадлежавшее в XVI в. Ивану Турунтаеву, было отписано от великого государя к дворцовым селам. В грамоте царя Ивана Васильевича, данной приказчику Василию Чижову, 1548 г. 1 января написано: «велено тебе выдати на меня царя и великого князя княж Ивана Турунтаева вотчина село Колюбакино с деревнями». Исторические сведения о существовании Рождественской церкви впервые встречаются в приходных окладных книгах Патриаршего Казенного приказа за 1628 год. В 1630 г. село принадлежало Михею Максимовичу Протопопову. В 1647 г. оно куплено боярином Яковом Никитичем Одоевским, у которого и находилось в собственности по 1678 г. включительно. Далее село, названное по церкви Рождественым тож, числилось за вдовой Одоевского — Анной Михайловной, затем перешло к её внукам — князьям Петру и Алексею Михайловичам Черкасским. В середине столетия хозяйка имения графиня Варвара Алексеевна Шереметева (урожденная Черкасская), а затем её дочь — графиня Варвара Петровна Разумовская. 






Впрочем, некоторые источники по вполне понятным причинам называют собственником этих земель супруга графини (возможно, владение перешло к нему в качестве приданного), видного государственного деятеля – Алексея Кирилловича Разумовского.
Усадьба Колюбакино. Рождественская церковь
В середине XIX столетия имение принадлежало действительному тайному советнику Н.А. Челищеву, далее — некоему мещанину Иванову, перед ВОР — владельцу местной игольной фабрики, коллекционеру и меценату В.О. Гиршману и его супруге (сведения по Чижкову А.Б.; краеведы Соколов и Алёшкин называют вместо Гиршманов — некоего В.Г. Гольдберга).
В этой цепи владельцев вероятно пропущено ещё одно имя — Груздева Геннадия Владимировича, купившего поместье непосредственно у Петра Алексеевича Разумовского в 1827 г.
Всё, что сохранилось от старины в Колюбакино – это храм 1652 г. с переделками.
Одноглавая Рождественская церковь весьма миниатюрна. Она представляет собой кубический объём с восточным апсидальным выступом. По периметру постройку охватывает пониженная крытая галерея. Трапезная не предусматривалась проектом, и с запада к галерее примыкает поздняя кирпичная колокольня, выполненная в ампирных формах, служащая одновременно притвором. 
Супруги Гиршманы: Владимир Осипович и Генриетта ЛеопольдовнаПримечательно, что в 1816—1818 гг. гр. В.А. Разумовская, проживавшая в селе, по разрешению архиепископа Амвросия произвела ремонт церкви. Интерьер заново расписали, украсили иконами и церковными атрибутами. Последующие владельцы села также заботились о церкви и её служителях. Например, Н.А. Челищев ежегодно выделял на содержание притча 600 руб. ассигнациями. В 1834—1835 гг. производилась перестройка приделов и их слияние с основным храмом. В 1901 г. произведен капитальный ремонт, к 1912 г. установлены изразцовые «поддуховные печи», благодаря чему постройка становится отапливаемой. В 1936 г. богослужения прекращаются, и возобновляются спустя почти полвека, в 1990 г. 

Наталья Бондарева

1. В.А. Серов. Портрет Генриетты Гиршман, 1906. 
2. В.А. Серов. Гиршман Г.Л., 1911. 
3. Л.О. Пастернак. Концерт Ванды Ландовской. Среди изображенных: Ландовская В., Гиршман Г.Л., Дягилев С.П., Серов В.А., Гиршман В.О., 1907. 
4. З.Е. Серебрякова. Портрет Генриетты Гиршман, 1925.

Генриетта Леопольдовна Гиршман1. Генриетта Леопольдовна Гиршман2. Концерт Ванды Ландовской. Среди изображенных: Ландовская В., Гиршман Г.Л., Дягилев С.П., Серов В.А., Гиршман В.О. 3. Генриетта Леопольдовна Гиршман4.


Графиня ВАРВАРА ПЕТРОВНА РАЗУМОВСКАЯ, 1750 — 1824, вторая дочь генерал-аншефа, графа Петра Борисовича Шереметева (р. 1715 г., ум. 1788 г.) от брака с княжной Варварой Алексеевной Черкасской, родилась 2 Января 1750 года. Недурная собою, но робкая и застенчивая и ума недалекого, она, после смерти в 1768 г. своей старшей сестры, графини Анны Петровны, сделалась богатейшею в Poccии невестою. Скоро ее сосватали за графа Алексея Кирилловича Разумовского (р. 1748 г., ум. 1822 г.), но сватовство шло довольно вяло, так как жених не чувствовал особенной склонности к своей нареченной. Свадьба состоялась, наконец, 25 Февраля 1774 г. Она была отпразднована с большою пышностью в Москве, где молодые и поселились, лишь изредка приезжая в Петербург ко Двору. За первые десять лет супружеской жизни графиня Разумовская сделалась матерью четырех детей: двух сыновей, Петра и Кирилла, и двух дочерей, Варвары (впоследствии княгиня Репнина-Волконская) и Екатерины (замужем за графом С.С. Уваровым). Граф А. К. Разумовский, будущий министр народного просвещения, человек европейски образованный, почитатель Вольтера, характера был черствого и сухого, вспыльчивого и деспотического нрава. Ему скоро надоела его «простая, бесхарактерная и кое-как воспитанная» жена, как своею набожностью и суевериями, так и своей полнейшей беспомощностью. Она же до такой степени сделалась его рабою, что, когда, около 1784 г., вскоре после рождения младшего сына, Кирилла, он приказал ей выехать из его дома, она, несмотря на любовь свою к детям, не подумала даже о сопротивлении и безропотно оставила свою семью. Купив место в Москве, на углу Маросейки и Лубянской площади, она выстроила себе там дом, в котором и жила одна, не видясь более с мужем, и только впоследствии переписываясь с ним о детях и делах. Но детей своих, особенно же нежно ее любивших дочерей, она видела часто и участвовала в расходах на их воспитание, обязавшись, при изгнании своем из дома мужа, уплачивать ему ежегодно на этот предмет 10000 рублей. Также она оделяла их и при поступлении сыновей на службу, и при выходе дочерей в замужество. Но в своем уединении на Маросейке, отказавшись совершенно от светских знакомств, она окружила себя бесчисленным числом разных воспитанниц, бедных дворянок, барских барынь, шутов, приживалок и приживальщиков, и скоро вся эта челядь вполне ею овладела. После смерти в 1809 г. брата, графа Николая Петровича Шереметева, занимавшегося её делами, единственного человека, которому она доверяла, эта несчастная и одинокая женщина совершенно подпала под власть прислуги. Рассказывали, что в последние годы своей жизни она не могла даже выехать на прогулку, так как, когда она приказывала заложить экипаж, изленившиеся кучера отказывались, говоря что он сломан. Управление её громадным состоянием перешло в руки вольноотпущенного лакея её, Ивана Сырова, который немилосердно ее обирал, заставляя расписываться в каждом расходе, чтобы оградить себя в будущем. Обширный её дом, душный, натопленный, как баня, и никогда не проветриваемый, был полон драгоценностей, мебели и предметов роскоши, доставшихся ей от отца. Пережив мужа двумя годами, графиня Варвара Петровна не только ему простила все свои огорчения, но, по доброте своей, горько его оплакивала. Когда сама она была уже при смерти, окружавшая ее челядь никого к ней не допускала и не известила о её болезни детей, отсутствовавших в то время в Москве. Сыровым составлено было духовное завещание, по которому дом на Маросейке, все наличные деньги и драгоценности, вообще все благоприобретённое имущество, она оставляла ему; не были забыты и другие приживальщики. Это завещание было поднесено Сыровым к подписанию умирающей и уже терявшей сознание графине, и подпись её была засвидетельствована её духовником и известным доктором Мухиным, получившими по тому же завещанию—первый каменный дом, а второй—50.000 рублей.
Графиня В. П. Разумовская скончалась 27 Мая 1824 г. и похоронена в Московском Новоспасском монастыре, рядом с отцом своим и дедом, великим канцлером князем А. М. Черкасским.  

(С портрета, писанного Аргуновым и принадлежащего графу С. Д. Шереметеву, с. Кусково, Московск. губ.)

Груздев Геннадий Владимирович. Титулярный советник и кавалер-генерал, основатель бумагопрядильной фабрики в 1810 г. Им был выстроен трехэтажный производственный корпус, каменные одноэтажные здания служб, сооружена плотина на р. Паноше, вследствие чего образовалось большое водохранилище – Верхний пруд. Разработана и устроена деревянная водопроводная система из пруда на фабрику, оригинальный водослив на период весеннего половодья. В 1827 г. Груздев купил за 200 тыс. руб. ассигнациями у гр. Разумовского вотчину «Колюбакино с деревнями», в которой проживало 694 души мужского и 726 душ женского пола. В вотчине насчитывалось 127 дворов, не считая пустых.

Гиршман Осип Семенович. В некоторых источниках Романович – известный в России фабрикант купил у разорившейся фирмы «Д. Высоцкий и Ко» производственные корпуса спичечной фабрики с принадлежащими ей землями и основал в Колюбакине игольную фабрику в 1894 г. Она стала именоваться Торговый дом «Гиршман и сын». В очень короткий срок он превратил её в одно из лучших промышленных предприятий России по оснащенности новейшими станками и машинами. Главой фирмы стал его старший сын Сергей Осипович, а второй сын Владимир – членом правления и компаньоном торгового дома. Владельцы фабрики проживали в Москве. Торговые сделки велись на Калязинском подворье в Черкасском переулке.

Гиршман Владимир ОсиповичГиршман Владимир Осипович. Меценат, коллекционер картин и антиквариата. Женат на дочери текстильного фабриканта Лиона – Генриетте Леопольдовне. В.А. Серов написал несколько портретов Владимира Осиповича и его супруги, они находятся в собрании Государственной Третьяковской галереи. Там же хранятся картины из коллекции Гиршманов. В 1906 г. Сергей Дягилев организовал выставку русских художников в Париже. Почетными членами осеннего салона были Г.Л. и В.О. Гиршманы. В 1920 г. семейство фабрикантов эмигрировало во Францию.
Любопытно, что дом «буржуев» Гиршманов простоял в селе до 1958 г., затем был разобран. Небольшой парк, разбитый на склоне к речке Поноше, к концу XX в. оказался полностью сведённым.
Гиршманы бежали за рубеж, а их имущество, в том числе и игольный завод, оказалось в руках большевиков. Предприятие не закрыли, в 1923 г. на данном производстве была введена цеховая система, по количеству основных технологических операций создано 10 цехов: резальный, концеточильный, ушкоточильный, ушкопробивочный и т.д. По мере внедрения новых станков и механизмов количество людей сокращалось, соответственно смежные операции по технологической цепочке объединялись в один цех. В 1935 г. цехов стало 8, в 1941 г. – 6, а в 1948 г. – 7, к 1970 г. – 5. Как не странно, КИЗ работает до сих пор, выпуская всевозможные иглы, булавки с кольцами, мормышки, спицы и т.д. 

По материалам книги Валентина Гаврилова Все о Колюбакино: (Энциклопедия поселка), Можайск, 2003.

Игорь Фунт — редактор журнала «Русская Жизнь», «Перемены.ру»

Валентин Серов. Портрет Генриетты Гиршман, 1906

Генриетта Леопольдовна ГиршманОдна из лучших, пожалуй, самая «личная», взволнованная работа Серова – «Портрет Г.Л. Гиршман»!
Красивая, изящная женщина повернулась лицом к зрителю, вся она – молодость, очарование, воплощенная женственность. Изумителен цвет картины – серые, коричневые, красноватые тона играют-переливаются.
Стройность фигуры модели подчёркивают флаконы на туалетном столике, изогнутые формы рамы зеркала.
Чего только не говорили критики об этом произведении, об изображенной женщине: «красавица-кокетка», «красавица в золотой клетке», «аристократка, лишённая души и внутреннего богатства», «картина Серова сатирически обрисовывает правящий класс». И всё невпопад!
Генриетта Леопольдовна Гиршман была необыкновенной женщиной. Её называли первой красавицей Петербурга и Москвы. Ею восхищались Горький, Брюсов, Шаляпин, Станиславский, Качалов, Добужинский, Сомов. «Замечательно милая женщина Генриетта Леопольдовна; чем больше её видишь, тем больше её ценишь; простая, правдивая, доброжелательная, не гордая, – восхищался Гиршман художник К.А. Сомов. – При её красоте совсем не занята собой, никогда о себе не говорит. Но, по-моему, она несчастлива».
К.С. Станиславский написал в альбом Генриетте Леопольдовне: «Ваша роль в русском искусстве значительна. Для того чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты. Вы с мужем взяли на себя эту трудную роль и несли её много лет, талантливо и умно. Спасибо вам обоим. История скажет о Вас то, чего не сумели сказать современники. Пусть сознание исполненного красивого дела облегчает Вам посланное всем нам испытание. Душевно преданный и любящий Вас К. Станиславский».
А В.И. Качалов в честь Генриетты Леопольдовны «разразился» стихами:

Вам, Генриетта, милый наш КАЭС
О «меценатской» Вашей пишет роли…
А я, давно влюблённый в Вас балбес,
Прошу любить меня легко, без боли,
Как буду радостно любить я Вас,
Пока не стукнет мой последний час.

(КАЭС – так актеры называли К.С. Станиславского.)  

В 1904 году супруги Гиршман познакомились с В.А. Серовым. Муж Генриетты Леопольдовны заказал художнику портрет жены. Серов в первый раз пришёл в дом супругов Гиршман, недалеко от Красных ворот.
«Я была очень молода, застенчива, разговор был общего характера, касался живописи, искусства, художественных интересов, – вспоминала Генриетта Леопольдовна. – Валентин Александрович зарисовывал, приглядывался, и я стала к нему привыкать».
Серову очень понравилась эта умная, образованная, простая и скромная женщина, симпатичная, без замашек богатых выскочек, и он приходил к новым знакомым почти каждый день. В одну из встреч Генриетта Леопольдовна рассказала о себе. Родилась она в Петербурге. Мать её была пианисткой, отец – торговец, человек большой культуры. В их доме бывали скрипач Ауэр, виолончелист Вержбилович, певец Каминский.
Родители собирали картины русских художников. Генриетта Леопольдовна училась игре на фортепьяно, пению, языкам, готовилась стать оперной певицей. Увлекалась живописью и занималась в студии О.Э. Браза.
В 1903 году она вышла замуж за Владимира Осиповича Гиршмана. Старше её на 18 лет, он слыл интереснейшим человеком: его отличала редкая любовь ко всем видам искусства – к живописи, ремёслам, старине. Он собрал уникальную коллекцию произведений русских художников, старинной мебели, ковров, серебра, стекла, табакерок. На неё были потрачены огромные деньги. Владимир Осипович составил прекрасную библиотеку, знал несколько языков, очень много читал.
Жену свою Владимир Осипович любил нежной, преданной любовью, предоставил ей возможность совершенствоваться в искусстве, и после замужества Генриетта Леопольдовна продолжала учиться живописи (у Архипова и Юнга), игре на фортепьяно (у композитора А.Н. Корещенко), пению (у А.И. Книппер, профессора Московской консерватории).
…Работа над портретом Генриетты Леопольдовны затянулась на год: у неё родилась дочь, ей пришлось прервать позирование. Этим портретом Серов не был доволен. Закончив портрет в рисунке, он стал переводить его на холст, а картон с акварелью порвал и бросил в незажжённый камин. Рисунок очень нравился Генриетте Леопольдовне, и когда Серов ушёл, Владимир Осипович достал куски картона, спрятал их. Позже, в Париже, он отдал акварель в реставрацию. Восстановленный серовский портрет Генриетты Леопольдовны висел в дальней комнате гиршмановского дома, его никому не показывали, не давали на выставки.
Дружба художника с этими славными людьми крепла. Летом он приезжал в их имение, «был очаровательным гостем», любил продолжительные прогулки, катанье на лодках и на тройках, езду верхом, стрельбу в цель (в этом Генриетта Леопольдовна составляла ему конкуренцию). Серов начал работать над другим портретом Генриетты. Он видел, как расцвела, похорошела она, стала увереннее в себе. Проявились её творческие интересы: она сближается с московскими музыкальными кругами, с художественным театром, помогает мужу в покупке картин; совместно с С.П. Дягилевым Гиршманы организуют выставку произведений русских художников в Париже. В 1906 году Гиршманы были избраны почётными пожизненными членами парижского Салона.
Серов пишет Генриетту Леопольдовну на фоне зеркала, у туалетного столика, в чёрном платье с белым горностаем на плечах. И себя изобразил – его фигура видна в зеркале, он словно приобщается к духовной жизни этой прекрасной женщины. Впервые портрет был экспонирован на выставке «Союза русских художников» в 1907 году, отзывы были самые разные.
«Портрет поразителен по живописи» (Мейстер). «Целое событие в художественном мире этот портрет… здесь столько свежести, столько мощи! Такие блещущие краски!» (Брешко-Брешковский). «Всё виртуозно, начиная от схематичной цветовой гаммы до малейших деталей. Здесь искусство высокой техничности» (Милиоти).
«Портрет не принадлежит к числу удачных серовских портретов… Он (Серов) так нехорошо написал лицо, что кажется, будто с освещённой левой щеки и верхней губы только что сбрита прекрасная борода и усы» (Кравченко). Некий критик возмущался, что модель стоит в позе «еврейского танцора», другой не заметил ничего хорошего в картине, только «прелестный красноватый флакон на туалете». Эти отзывы доходили до Генриетты Леопольдовны, она лишь пожимала плечами, посмеивалась над своей «бритостью», очень любила свой портрет.
Генриетте Леопольдовне суждена была долгая жизнь, она пережила Серова на 59 лет, мужа – на 34 года. В глубокой старости сохранила обаяние своей личности, светлый ум. Жила прошлым, среди картин Бенуа, Сомова, Юона, Малявина, Л. Пастернака, Серебряковой, Серова.

Источник http://muzmebeli.ru/muz-meb1.htm

Отрывок из статьи о Музее мебели Генриха Гацура для книги «Мебельные стили», 1999—2008 гг.

В конце 19 — начале 20 столетий, в «собственном доме у Красных ворот», в Мясницком проезде 6 (сейчас там станция метро), жил в Москве известный предприниматель и меценат, вошедший в историю отечественной культуры как один из выдающихся собирателей этого периода, — Гиршман Владимир Осипович (1867—1936). 
Одним из его увлечений была современная русская живопись и графика. В 1900-е годы его собрание насчитывало около двухсот картин и рисунков современных художников — А.Н. Бенуа, М.В. Добужинского, К.А. Сомова, В.Э. Борисова-Мусатова, М. А. Врубеля, А.М. Васнецова, К.А. Коровина, Б.М. Кустодиева, В.А. Серова... 

Но наиболее ценной изюминкой собрания В.О. Гиршмана была коллекция мебели. 
По словам известного собирателя и искусствоведа И. И. Лазаревского, эта коллекция была «единственной по красоте предметов и их сохранности». В состав его собрания входила не только русская, но и мебель, изготовленная иностранными мастерами, причем лучшую часть коллекции составляла мебель работы отечественных мастеров XVIII — XIX веков.
Собрание мебели Гиршмана было открыто для посетителей и его можно назвать Первым частным музеем мебели на территории России.

В 1917 году, после Февральской революции, Гиршман вошел в «Союз деятелей московских художественных хранилищ», был товарищем председателя и председателем его. Союз содействовал развитию музейного дела и ставил целью создание институтов музееведения. В 1918 году в особняке В.О. Гиршмана создали хранилище Музейного фонда. Но весной 1919 года обстоятельства заставили семью Гиршмана эмигрировать из революционной России во Францию. Сразу же после его отъезда писатель Максим Горький поднял перед Луначарским вопрос о спасении коллекции Гиршмана, и в 1919 году специальная комиссия ее описала, поставила на учет и национализировала.
29 октября 1919 года в особняке Гиршмана открыли Первый государственный Музей мебели. Первым директором музея назначили А.И. Батенина. Он писал, что это исключительная по качеству частная коллекция мебели, одной мебели эпохи Петра I насчитывалось 28 предметов, эпоха Павла I — 86 предметов, Эпоха Александра I — 92 предмета Росси. Однако музею в особняке у Красных ворот было тесно, и уже в мае 1920 года коллекцию перевезли в Александринский дворец в Нескучном саду, где к ней добавили предметы из других частных собраний и дворцов.


Проезд на автомобиле: от Звенигорода в сторону Рузы мимо Саввино-Сторожевского монастыря до Колюбакино — 23 км, или от Рузы в сторону Звенигорода — 24 км. Церковь Рождества Богородицы видна с дороги, к храму есть указатель.

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Колюбакино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Колюбакино 55.670518, 36.536086 Усадьба Колюбакино

 

Рубрика: Рузский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: