Памятники Архитектуры Подмосковья

Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь


Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь (Россия, Московская область, Домодедовский район, Лукино)

Расположен примерно в 20 км от Москвы по Каширскому шоссе, поворот к детскому реабилитационному центру (санаторию).
Оказавшись у ворот монастыря в неурочное время (в обитель пускают ко времени служб), не пытайтесь проникнуть именно через них, а просто обойдите территорию с любой стороны, чтобы увидеть его архитектурные достопримечательности.
В 1837 г. в селе Старый Ям при церкви святых Флора и Лавра была основана женская богадельня, преобразованная в 1856 г. в молитвенный богадельный дом. Стараниями И.С. Саватюгина, принявшего постриг юродства, и на средства благодетелей молитвенный дом разросся и в 1865 г. стал женской общиной. Её возглавила Параскева Саватюгина, принявшая постриг с именем Павлы.
В мае 1870 г. помещица А.П. Головина подарила Флоро-Лаврской общине своё имение в с. Лукино со всеми угодьями и лесами (300 десятин земли). На территории села была каменная церковь во имя Воздвижения Креста Господня, в связи с чем община стала именоваться Крестовоздвиженской.






Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь в ЛукиноАрхитектура комплекса конца XIX-XX веков сочетает в себе мотивы эклектики и ложнорусского стиля. Монастырская территория поделена на три функциональные части: парадный двор, внутренний двор со службами, парк с бывшей усадебной церковью.
Центр архитектурного ансамбля — Вознесенский собор, его мощные главы хорошо обозримы с дальних расстояний. Краснокирпичный, с белёными и белокаменными деталями, он строился по проекту С.В. Крыгина с 1890 -1893 гг.
Внутренняя отделка завершена к 1896 г. Четырёхстолпный, пятиглавый собор крестовокупольного типа — монументален и наряден. Храм, лишённый апсид стоит на высоком полуподвале. Его наружное убранство — это межъярусная аркатура и кирпичное узорочье, покрывающее барабаны, верх лопаток и полуциркульные закомары. Ранее из пяти венчающих барабанов лишь один был световым, при реконструкции 2002 это правило было нарушено. Обитель постепенно возрождается.

Наталья Бондарева 

Вознесенский Собор
Воздвиженская церковь
Гостевой флигель
Красный корпус
«Васильевский» корпус
Погреб
Проездные ворота
Крепостные стены и башни ограды
Новый дом настоятельницы
Корпус с трапезной
Баня-прачечная 


Г.А. Наумова «Прогулки в окрестностях Горок». М., 2006

Село Лукино

По соседству с деревнями Чурилково, Шестово, Куприяниха, Котляково находится село Лукино, расположенное на левом берегу р. Пахры.

В писцовой книге за 1627—1629 гг. есть запись о д. Лукино, что находилась в Тереховом стане Тухачевской волости: «За Иваном Ивановым сыном Есиповым, что было преж того за Иваном да Истомою Санбуловыми, что после было за братом его Борисом Есиповым, деревня Лукино, на взгорье, у реки Пахры, а в ней двор помещиков, двор крестьянский и двор бобыльский...»137. В 1687 г. Есиповы продали свое поместье Ф.Г. Хрущеву, принадлежавшему к старейшему дворянскому роду, многие представители которого служили воеводами, стольниками, стряпчими, городовыми дворянами. Федор Григорьевич в 1682 г. пожалован был в думные дворяне. При сыне Хрущева Федоре в 1717—1719 гг. в д. Лукино по благославлению преосвященного Стефана митрополита Рязанского и Муромского была построена деревянная Спасская церковь. Для постройки церкви помещик Ф.Ф. Хрущев из своего имения выделил землю с сенными покосами. После смерти Федора Федоровича с. Лукино с 1734 г. принадлежало его сыну Андрею, служившему советником Адмиралтейской конторы. Он входил в кружок ближайших «конфидентов» кабинет-министра А.П. Волынского. В 1740 г. был обвинен в попытке организовать заговор против императрицы Анны Иоанновны, арестован вместе с другими «конфидентами» и казнен. После его смерти усадьба перешла к его вдове Анне Александровне с детьми Николаем, Иваном, Марьей и Елизаветой.

Позднее с. Лукино принадлежало ротмистру Н.И. Головину — двоюродному брату Гаврилы Павловича Головина известного, как основателя Спасо-Влахернского монастыря.

В 1830 г. деревянная церковь сельца Лукино за ветхостью была уничтожена и вся церковная утварь и иконы переданы в храм соседнего с. Колычева. Н.И. Головин взамен разобранной церкви в 1848 г. в своем имении строит каменную церковь в честь Воздвижения Креста Господня. После смерти Николая Ивановича усадьба с лесами и всей землей в количестве около 300 десятин перешла к его вдове Александре Петровне. К этому времени А.П. Головина осталась одна т.к. ее муж и их единственная дочь умерли и были похоронены у алтаря Воздвиженского храма. Будучи благочестивой женщиной, она передала Екатерининской пустыне безвозмездно, в собственное ее владение все свое Лукинское имение, оставив себе лишь право пользоваться до своей смерти господским усадебным домом. Этот дар в пользу мужского монастыря был утвержден императором. Но впоследствии между бывшей владелицей имения и новыми хозяевами, в частности, настоятелем монастыря, произошли некоторые недоразумения, и она вынуждена была в 1867 г. обратиться к митрополиту Филарету с просьбой «нельзя ли Лукинское имение отписать от пустыни и передать во многом нуждающейся Флоро-Лаврской женской общине», которая находилась в с. Старо-Флоровский Ям. При большом участии Владыки желание владелицы усадьбы Лукино исполнилось, и по Указу Московской Духовной Консистории от 28 августа 1869 г. за № 5016 имение со всеми постройками, землями и другими угодьями было отчислено от Екатерининской пустыни и передано Флоро-Лаврской женской общине, настоятельницей которой являлась Прасковья Родионовна Саватюгина. Для устройства на новом месте необходимо было много сил, старания, да и материальная сторона также имела место. Поэтому по просьбе настоятельницы попечителем общины епархиальное начальство утвердило ее племянника, московского купца Егора Федоровича Саватюгина. С его помощью из села Старый Ям в село Лукино было перенесено двухэтажное здание сестер, выстроены конный и скотный дворы с помещениями для работников, дома для причта и настоятельницы, небольшое здание гостиницы и посажен обширный фруктовый сад.

Старый Воздвиженский храм, построенный еще владельцами имения села Лукино, был тесен для сестер, поэтому в 1871 г. приступили к сооружению нового в честь Иерусалимской Божьей Матери, который пристроили к главному сестринскому корпусу. Открыта церковь была во всякое время. 30 сентября 1873 г. Преосвященный Леонид осветил храм в честь Иерусалимской иконы Божьей Матери, а в конце октября этого же года произошла закладка колокольни и каменной ограды. Жизнь общины стала налаживаться и все более походить на монастырскую. Постепенно интерес к общине со стороны окружающих возрастал, желание помолиться в храме увеличивалось с каждым годом, поэтому появилась нужда в постройке новой просторной церкви для богомольцев. Однако сначала в 1882 г. на средства и с помощью крестьянина соседней д. Шестова Сергея Тихоновича Сорокина и других благотворителей начали строительство обширной трапезной для Воздвиженского храма, но из-за смерти С.Т. Сорокина стройка была приостановлена на три года, пока не нашелся новый жертвователь – московский купец Дмитрий Михайлович Шапошников, который и достроил начатое здание.

Если в первой половине ХIХ в. инициатива в развитии благотворительности принадлежала, прежде всего, дворянству, то после отмены крепостного права она стала важной сферой социального поведения купечества и других лиц, связанных с предпринимательством. Причем, начиная со второй четверти ХIХ в., благотворительность становится их семейной традицией. Москва занимала особое место по объему добровольных пожертвований граждан на нужды просвещения, здравоохранения, общественного призрения и т.д. История Крестовоздвиженского монастыря является этому подтверждением. Так, при содействии московской почетной гражданки М.Я. Мещериной – соседки по имению своему с общиной – устроены были церковно-приходская школа с приютом на шесть девочек-сирот и больница на пять кроватей с небольшою при ней аптечкой. В 1888 г. усердием все той же М.Я. Мещериной была открыта богадельня для немощных стариц из числа сестер; в июне продолжена часть ограды на восточной и южной стороне, построены две угловые башни, у южных въездных ворот каменное здание бани и прачечной, а к осени вчерне построен двухэтажный деревянный дом для приюта.

Жизнь общины все больше походила на монастырскую, в ней уже насчитывалось более 100 сестер, и поэтому 18 октября 1886 г. настоятельница Евгения подала прошение о преобразовании общины в монастырь. При поддержке митрополита и определением святого Синода в 1887 г. Флоро-Лаврская женская община была переименована в Крестовоздвиженский Иерусалимский общежительный второго класса монастырь.

Официальное открытие и торжественное освящение монастыря состоялось 28 июня 1887 г. В связи с этим было принято решение о постройке большого соборного храма на площадке между Иерусалимской церковью и бывшим усадебным домом помещицы А.П. Головиной.

В 1889 г. епархиальным архитектором С.В. Крыгиным был подготовлен проект, а весной 1890 г. состоялась закладка храма. И, как всегда, на помощь пришли благотворители – в первую очередь Василий Федорович Жолобов, московский мещанин, который предложил 10 тыс. руб. на начало строительства, но этим не ограничился. Он ежегодно выделял известную сумму из своих доходов, а с 1895 г. всю организацию работ по строительству храма взял в свои руки, при этом сам закупал материалы, нанимал рабочих и производил с ними расчет. Главным образом, благодаря его стараниям к лету 1893 г. храм с внешней стороны был почти готов, а следующим летом приступили к внутренней отделке. Среди других жертвователей на построение храма были: монахиня Крестовоздвиженского монастыря Афанасия (в миру – девица Гликерия Филипповна Валина), которая, вступив в него в 1888 г., принесла и все свое состояние, а также Кронов, Мещерины, Шапошников, Зимины. В 1891 г. Обер — прокурором Святого Синода из сумм госпожи Медынцевой было прислано 1000 руб., а в 1893 г. щедрую помощь оказала Ю.И. Базанова. Дальнейшему же внутреннему благоустройству храма большую помощь оказала выше упомянутая монахиня Афанасия, давшая 10 тыс. руб. на устройство иконостаса .

Устройство иконостаса было поручено Ахапкину, а написание икон и роспись стен – иконописцу Ерзунову. Церковную утварь приобрести также помогли благотворители. Например, купеческая жена Стулова принесла в дар позолоченную одежду, священные сосуды, дарохранительницу; Пенкин и Зернов церковную утварь, хоругвии и прочее; иеромонах Чудова монастыря отец Варсонафий пожертвовал в новый храм полный круг богослужебных книг. Было много и других лиц, которые пожертвовали Евангелия, кресты, сосуды, подсвечники и т.п. Наконец, все было готово, и 15 июля 1896 г. в нем были освящены два престола: главный – Вознесенский Митрополитом Сергием и северный Успенский – наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Павлом; южный же предел – во имя святителя Московского Филиппа (по преданию сельцо Лукино было родиной сего святителя) 15 сентября того же года осветил Дмитровский архимандрит Феофан. 

Расположенный среди монастырских строений, напротив святых ворот, что находились под колокольней, храм, прежде всего, обращал на себя внимание своею величественностью. План храма крестообразный. Верх его был увенчан пятью главами с вызолоченными крестами. В храм вели три входа, над которыми были устроены крытые паперти. Внутри своды храма поддерживались четырьмя столбами, из которых два были скрыты иконостасом, отовсюду открытым взору молящихся. Все три алтаря располагались в один ряд, а иконостасы находились на возвышении в две ступени. У правого столба, скрытого иконостасом, помещалась храмовая икона Вознесения Господня, у левого – такая же икона Успения Богоматери. Всех икон в иконостасе, учитывая изображения и на царских вратах, насчитывалось более ста, и выполнены они были во фряжском (итальянском) стиле, на золотом чеканном фоне, а по краям украшены эмалью. Росписи сводов и стен церкви насчитывали около 150 библейских сюжетов и были исполнены в одном стиле с иконами иконостаса. Они отличались, по словам очевидцев, «изяществом, легкостью, красотой, многочисленной позолотой».

Помимо перечисленных и описанных церквей монастыря, на его территории располагалось в то время множество других строений, обзор которых следует начать от западных ворот, что находились около колокольни.

Сама колокольня невысокая – 37 аршин (аршин — старинная русская мера длины, равная 0,711 метра), построена в 1874 г. Она имела красивый вид и святые врата в ней были расписаны священными изображениями «в благодарную память о лицах, послуживших благоустроению обители»147. На колокольне размещались 10 колоколов. Они издавали благозвучный, чистый звон, который хорошо был слышен далеко окрест. Самый большой из них был весом в 308 пудов (пуд — русская мера веса, равная 16,4 кг).

Для размещения сестер и разных монастырских служб имелись отдельные здания.

Белый или «трапезный» корпус, как уже говорилось, был перенесен в Лукино из села Старый Ям при переходе общины. Впоследствии деревянный верх дома был переделан на каменный, с устройством в восточной половине его и прилегающем храме духового отопления. В подвальном этаже дома находились камера для отопления, келарня (особая кладовая в монастырях для хранения продуктов и другие припасов149) и кельи для монахинь. В первом этаже меньшую половину занимала смежная с Иерусалимским храмом трапезная сестер и небольшие комнаты ризницы (специальное помещение при церкви, где хранятся ризы – облачение священника – и церковная утварь150) и буфетная. На втором этаже – во всю длину здания – по обеим сторонам неширокого коридора находились кельи сестер. Здесь же размещалась и богадельня. 

В так называемом «красном» корпусе, одну стену которого составляла северная сторона монастырской ограды, и тоже двухэтажном, находились одно время просфорная (или просвирная, где пекутся просвиры – в православном богослужении маленький круглый белый хлебец, выпекаемый из пшеничного квасного теста), хлебная, башмачная, больница на пять кроватей, небольшая аптечная комната и до десяти келий.

Белый двухэтажный корпус на юг от соборного храма предназначался для сестер, и в нем было тридцать две кельи. Построили его в 1893 г. на средства благотворителя Василия Фёдоровича Жолобова и в честь него назвали «Васильевским».


При входе в монастырь, с правой стороны, рядом с колокольней находился деревянный двухэтажный дом для приема начальствующих лиц при посещении ими обители, который построили в 1909 г.

Дом настоятельницы монастыря первоначально был деревянный, одноэтажный. В мае 1910 г. при игуменье Маргарите была проведена закладка нового каменного, в два этажа настоятельского дома. На первом этаже в двух больших комнатах размещались рукодельная и белошвейная (мастерская, где шили белье), а остальные предназначались для жилья сестер. Верхний же этаж занимали настоятельские кельи.

В западной части монастыря, недалеко от нового дома настоятельницы стояла деревянная двухэтажная монастырская церковно-приходская школа, где обучалось до сорока девочек. На втором этаже был приют для шести сирот, живших на полном монастырском содержании. Здание школы было построено в 1889 г. при игуменье Евгении.

Кроме перечисленных строений, в пределах монастырской ограды находилось еще семь отдельных домиков, выстроенных на средства проживавших в них сестер.

У южной стены монастырской ограды, по склону горы, находилась монастырская пасека. В юго-западном углу монастыря в начале ХХ в. был построен обширный каменный погреб для хранения хозяйственных припасов, а выше его – у въездных ворот – находилось каменное здание бани и прачечной.

За монастырской оградой находились дома причты (духовенство какой-либо церкви) и хозяйственные постройки. Против Воздвиженского храма и восточных ворот монастыря – помещение для священника и диакона (младший служитель). Второй монастырский священник, который был назначен в 1904 г., жил в доме рядом с колокольней, расположенном между двумя фруктовыми садами. Напротив располагалась сосновая роща, посаженная игуменьей Евгенией, в которой упоминавшийся В.Ф. Жолобов выстроил в два этажа гостиницу на 15 номеров для посетителей. А в 1911 г. на заднем дворе, ближе к лесу, была построена и оборудована паровая мельница.

В центре монастырской территории вырыли пруд. Раньше на этом месте находился большой усадебный дом с мезонином, принадлежавший Головиным. В ночь на 18 февраля 1893 г. дом этот по неизвестной причине сгорел, и на его месте был вырыт указанный пруд, на который по важнейшим праздникам совершались крестные хождения для освящения воды.

В юго-западной от монастыря стороне, среди монастырских огорода и пашни, была небольшая часовня с колодцем. Здесь, по преданию, была когда-то церковь с чтимой иконой святой мученицы Анисии, потому и колодец впоследствии стал известен под тем же именем. Вода этого колодца была удивительно чистой и вкусной. В 1901 г. пониже часовни устроили небольшую купальню, в которую поступал избыток воды из колодца. Не смотря на низкую температуру (+8о или + 10о С), многие приезжавшие паломники купались в ней.
Среди приезжавших паломников было много благотворителей и особенно представителей купечества. Богатство для русских предпринимателей не было самоцелью, а, прежде всего, средством служить людям. Построить храм или богадельню — самый традиционный путь служения обществу. В России практически каждая купеческая семья оставила о себе память в виде духовных, социальных и культурных сооружений.

Так, в 1910 г. от московского купца Петра Тимофеевича Стулова, на основании его духовного завещания, в Московскую контору Государственного банка поступило заявление о внесении ценных бумаг, закладных листов Государственного земельного банка достоинством в 1000 руб. на счет № 29653 для хранения и управления Крестовоздвиженским Иерусалимским женским монастырём. Не редко подобные вклады делали и церковнослужители: в 1914 г., на этот же счет, поступил вклад в размере 3000 руб. от монастырского священника Владимира Никитовича Фрязинова на нужды причта.

Хроника монастырских событий регулярно освещалась в «Московских церковных ведомостях». В них подробно описывались все важнейшие факты, значительные духовные и исторические события обители. Очень подробно, например, было описано открытие монастыря летом 1887 г.: «Приукрасилась община к этому дню, и 27-го утром была уже готова к приему гостей. На торжество открытия накануне прибыли: г. управляющий канцелярией Обер-Прокурор Св. Синода, д.с.с. В.К. Саблер, благочинный монастырей – Волоколамский о. архимандрит Сергий; настоятель Ярославского Толгского монастыря о. Архимандрит Павел, наместник Чудова монастыря о. Архимандрит Марк и наместник Саввино — Сторожевского монастыря о. иеромонах Феофан начался звон, извещавший о приближении к новому монастырю Высокопреосвященнейшего Владыки Митрополит На утро 28 числа в 9 часов началась Божественная литургия, которую владыка совершал в сослужении вышепоименованных лиц, утром прибывшего Угрешского монастыря о. архимандрита Нила и местного священника. Небольшой храм новой обители и примыкающая к нему трапеза были полны собравшимся из окрестных селений народом и многими прибывшими из Москвы. В числе их были и настоятельницы московских обителей: игуменьи монастырей – Алексеевского, Никитского, Зачатьевского и игуменья Страстного монастыря Евгения, немало принимавшая участие во внутреннем и внешнем богоустроении новой обители, директор народных училищ Московской губ. г. Краснопевков, благотворители общины: г-жа Мещерина, г. Шапошников и многие другие».

В 1909 г. в России повсеместно отмечалось 25-летие церковно-приходских школ. Все те же «Церковные ведомости» писали: «18 мая церковно-приходская школа при Крестовоздвиженском монастыре, Подольского у., праздновала свой годичный акт. С этим праздником в нынешний раз связан общий церковно-школьный праздник — наступающий 25-летний юбилей церковно-приходских школ (13 июня). Торжество началось литургией в монастырском храме. И литургию, и молебен после нее, стройно, местами умилительно, до слез, пели дети местной школы, под управлением заведующего и законоучителя О.В. Фрязинова... Пение и чтение стихов чередовалось; в антракты розданы были детям Евангелия, иконы, молитвословы, похвальные листы и различные подарки и книги от попечительницы игуменьи Маргариты, от епархиального наблюдателя, о. благочинного, о. заведующего школой и от О.М. Щаповой.».

Расположенный на возвышенности, на левом берегу р. Пахры, окружённый с трёх сторон берёзовым лесом и дубняком, монастырь являл собой живописный вид. Прячась в тишине и уединении подмосковного леса, он вдруг поражал взор путника своим величием и красотой. И люди шли сюда, чтобы поклониться святыням, найти здесь успокоение, приют, помощь и защиту.

В уединении, в труде и заботах о повседневной жизни протекала монастырская жизнь вплоть до октября 1917 г. После революции хорошо развитое и налаженное хозяйство обители было национализировано.

Из актов обследования, которые регулярно составляли члены Подольского уездного исполнительного комитета, известно, что, например, в 1921 г. на территории Лукинского монастыря находился детский дом – «Лукинский детский городок» имени А. Коллонтай. Затем в монастыре располагался совхоз уездного значения «Лукино»160. Островской волости. Среди последних арендаторов был фармазавод № 12 им. Семашко161. В годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) в зданиях и помещениях бывшего монастыря размещался госпиталь. После войны — санаторий, а затем Всесоюзный Центр реабилитации детей, для которого на монастырской территории в 1980-е гг. был построен новый современный конкурс. Для лечения и реабилитации сюда приезжают дети со всей России.

В 1992 г. Главой администрации Московской области было принято Постановление за № 108 «О передаче памятника архитектуры комплекса Крестовоздвиженского монастыря в с. Лукино Ленинского района в пользование Московской Патриархии». К этому моменту территория и большинство зданий монастыря находились в полуразрушенном состоянии, некогда существовавшие фруктовые сады, уникальный кленовый парк и березовая роща за десятилетия были вырублены, монастырское кладбище, где были похоронены Головины, подарившие обители свое имение, многие благотворители, известный московский художник-пейзажист Н.В. Мещерин и другие, застроили коттеджами.

Монастырь заново был освящен спустя 70 лет Святителем Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II. И сегодня обитель налаживает свою духовную и хозяйственную жизнь. Как и прежде, в храмах совершаются регулярные богослужения, на которые собираются жители окрестных селений и приезжающие в монастырь москвичи.

Литература:
Г.А. Наумова «Прогулки в окрестностях Горок». М., 2006, 58-64


icon-car.pngFullscreen-Logo
Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь 55.510300, 37.853377 Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь

 

Рубрика: Домодедовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: