Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Никольское-Прозоровское

Усадьба Никольское-Прозоровское
Усадьба Никольское-Прозоровское (Россия, Московская область, Мытищинский район, Никольское-Прозоровское), 8 км от ст. Катуар

Вначале шоссе, ведущее к усадьбе Никольское-Прозоровское, пролегает через открытые, летом щедро залитые солнцем поля, затем его обступает влажный сумеречный лес. Среди смолистых стволов хвойников там и сям стоят заброшенные кирпичные корпуса Дома отдыха бывшего Министерства среднего машиностроения. Слегка обогнув лесной массив и недостроенную здравницу, дорога выходит к церкви – здесь-то и расположено роскошное в прошлом имение Прозоровское.
Усадебный ансамбль сформировался в конце XVIII в., при генерал-фельдмаршале А.А. Прозоровском, славном герое Семилетней войны с Пруссией и военной компании покорения Крыма. От времен фельдмаршала уцелел старинный, притягательный в своей запущенности парк, и классицистический храм (1792), по стилю принадлежащий казаковской школе. В дальнейшем имением последовательно владели В.Ю. Трубецкая, Ф.А. Рабенек, В.Г. Сычев, Кузнецов, В.П. Рябушинский.






Две взаимно пересекающихся оси составляют композиционную основу усадьбы. Продольная направляющая, проходящая через господский дом, совпадает с главной аллеей и устремляется далеко на юг. Ее северный конец замкнут почти треугольным по форме водоемом. Поперечная ось, соответствующая подъездной дороге, делит территорию имения на регулярную и пейзажную части.
Некогда нарядные постройки в стиле растреллиевского барокко кажутся не совсем уместными в этой лесной глуши. Кирпичный оштукатуренный двухэтажный дом и флигели датируются серединой XIX столетия. Главный дом с боковыми ризалитами по центру увенчан лучковым фронтоном, очерченным плавной и безукоризненной линией. Под ним большие арочные окна, дающие возможность насладиться совершенными видами окружающей природы. Оконные проемы на ризалитах ― в обрамлении пышных лепных наличников весьма сложного рисунка, а в антресольном этаже окна ― изящные овальные, охваченные легкими профилями с лепниной. Фасады многократно расчленены по высоте парными пилястрами. Архитектура комплекса признана эклектичной, но несмотря на это, она роскошна и в то же время не перегружена декоративным убранством, гармонична в своих пропорциях.
Усадьба Никольское – Прозоровское, гротВ книге «Памятники усадебного искусства», изданной в 1920-х гг., находим упоминание о существовавших в Никольском въездных и служебных воротах, гротах в английском парке, об искусственных «руинах», остатках оранжерей XVIII в. и о псевдоготическом флигеле – двухъярусной башне с белокаменным декором середины XIX в. за прудом. То, что еще существовало в 1928 г., ныне стерто не только с лица земли, но и из людской памяти.  

Школа ликбеза, организованная здесь в 1920-е гг., вскоре сгорела, после чего усадьбу передали Сельскохозяйственной академии. Постройки отремонтировали, а для селекционных работ поблизости заложили фруктовый сад. После Великой Отечественной войны Прозоровское передали под профсоюзный дом отдыха, впрочем, вскоре его закрыли из-за аварийности построек. «Главный корпус в 1930-х гг. пришедший в упадок, в 1950-х годах восстановлен с заменой деревянных перекрытий железобетонными…», – читаем в «Памятниках архитектуры Московской области» (1975). К сожалению, это не спасло усадьбу от забвения, через пять десятилетий здесь вновь воцарились запустение и разруха.
От парных флигелей, по сути, остались только наружные стены. В несколько лучшем состоянии находится грот XVIII в., расположенный в стороне от жилых построек. Он имеет довольно необычный треугольный план, со скошенными углами, и в нем кроме камеры грота был еще и ледник. «Но сколь в палящий лета зной приятна в гроте том прохлада!» – воскликнул бы поэт, но увы, теперь под его черными сводами, изъеденными сыростью, находиться небезопасно.
Небольшая, крестчатая в плане одноглавая церковь св. Николая являет собой блестящий пример соразмерности и филигранной отточенности архитектурных форм. В храме под мраморной плитой находился фамильный склеп князей Прозоровских. Опустошенный в советское время храм отремонтирован, рядом с ним высится недавно воссозданная колокольня.
От усадебного парка Никольского-Прозоровского, к перепланировке которого в конце XIX в. был причастен паркостроитель А.Э. Регель, еще сохраняется большой массив, постепенно сдающий свои позиции под натиском дачного и коттеджного строительства. 
Прекрасная усадьба погибает, как сложится ее дальнейшая судьба, во многом зависит от нас с вами…

Наталья Бондарева для книжного проекта «Русская усадьба. Из истории культурного наследия Подмосковья» М., 2007

Усадьба Никольское-Прозоровское. Обмеры Е.П. ЩукинойP.S. Храм отреставрирован и действует. Рядом с ним возвышается восстановленная колокольня.
Флигели сильно разрушены, по сути, от них остались только наружные стены. В несколько лучшем состоянии находится грот XVIII века. Он имеет треугольный план, со скошенными углами. Фасады, завершённые щипцами, украшены пилястрами ионического ордера.
От усадебного парка Никольского-Прозоровского ещё сохраняется довольно большая лесистая часть. Основные подступы к усадьбе застроены коттеджами и дачами. 
Похоже усадьба взята в аренду, или личную собственность, восстановительные работы парадной части похоже не ведутся, объект охраняется. (апрель 2010)

Цитата:

Объект культурного наследия федерального значения, находится в собственности частного лица. После многочисленных судебных тяжб и разбирательств о незаконности передачи усадьбы из состава федеральной собственности в частные руки право собственности на усадьбу сохранилось за частным лицом. В какой-то момент им даже были начаты первоочередные работы, но после утверждения границ территории усадьбы в 2009 г. и введением запрета на перепланировку здания и на новое строительство в границах усадебного комплекса, все работы были остановлены. По настоящее время собственником не заключено охранное обязательство, реставрационные работы не ведутся.

Концепция создания механизма привлечения инвестиций в сохранение русской усадьбы как объекта культурного наследия//Мир искусств (Вестник международного института антиквариата) №1 (5), 2014, с. 75

Экспликация к плану:
1. Усадебный дом 2. Флигель 3. Грот 4. Церковь 5. Летний домик (утрачен)


Е.П. Щукина, Подмосковные усадебные сады и парки конца XVIII века

Усадьба Никольское-Прозоровское

Усадьба Никольское-Прозоровское может быть привлечена в качестве примера усадебно-парковой композиции, которая в планировочном отношении решена по некоторой упрощённой схеме, напоминающей схему Измалково, но в отличие от неё характеризует более высокий этап развития садово-паркового искусства.
Никольское-Прозоровское расположено на севере от Москвы, недалеко от знаменитой усадьбы Марфино, и лежит в лесистой довольно низменной местности.
Сведения об этой усадьбе до нас дошли весьма скудные. Известно только, что в начале XVI в. она принадлежала сначала B.C. Серебрянову, а затем Н.И. Юрьеву, а в 1623 г. перешла к Прозоровским и осталась в их владении до 1812 г. Одновременно с Прозоровскими частью усадьбы владели Б.А. Голицын (1700—1720 гг.) и Соковнины (1720—1747 гг.). В XIX в. Никольское-Прозоровское перешло к Трубецким.

Усадебный участок имеет форму почти правильного четырехугольника, занимающего площадь около 30 га. В его середине расположен центральный архитектурный ансамбль, которому предшествует широкий парадный двор, лежащий своей длинной стороной непосредственно на въездной аллее, имеющей две ветви. Одна ветвь — восточная — служила подъездной дорогой со стороны окрестных деревень и подводила непосредственно к церкви; другая ветвь — юго-западная, проходя через Марфино, соединяла Никольское-Прозоровское с Москвой.
Центральный архитектурный ансамбль в настоящее время включает ряд зданий. Однако только главный дом, боковые кубические флигели и грот мы можем с уверенностью рассматривать как сооружения, которые в планировке и в архитектурном облике явились преемниками первоначальных усадебных сооружений. Главный дом на протяжении последнего столетия дважды отстраивался заново. Существующее изображение дома, постройку которого относили к середине XIX в., говорит о том, что в данном случае имела место не отвлеченная «имитация» построек Растрелли, а, по-видимому, воспроизведение характера старого дома, созданного одновременно с садом, относящимся, о чем можно судить как по типу планировки, так и по возрасту некоторых деревьев, к середине XVIII в. Боковые флигели, возможно, впервые создавались позднее главного дома. Интересен стоящий западнее дома и флигелей трехгранный со срезанными углами грот, окруженный парковой растительностью.

Вся территория усадьбы пересечена несколькими широкими прямолинейными аллеями. При этом часть усадебного парка, лежащая южнее архитектурного ансамбля, имеет относительно частую разбивку на разновеликие, но почти однотипные прямоугольники, стороны которых имеют от 40 до 120 м. В одном из западных прямоугольников сохранилась насыпная горка, служившая в своё время основанием для какого-либо архитектурно-декоративного паркового сооружения. В качестве видового пункта она служить не могла, так как стена парковых деревьев поднималась со всех сторон и закрывала далёкие перспективы. В данной части парка была произведена рядовая и групповая посадка. Первая шла вдоль аллей, а вторая служила для оформления внутреннего пространства образованных ими прямоугольников.
В построении этой части усадьбы значительную роль играет ось центрального архитектурного ансамбля. По ней расположена довольно широкая аллея, имевшая продолжение за пределами парка. Правильная конфигурация двух прямоугольников, лежащих по обе стороны главной оси архитектурного ансамбля в непосредственной близости к главному дому, нарушена врезающейся в них подковообразной поляной, которая идет от дома. По сторонам этой поляны симметрично по отношению к главной оси были посажены великолепные одиночные экземпляры вяза и дуба. Возраст западного дошедшего до нас дерева достигает двух столетий.

Часть парка, лежащая севернее въездной аллеи, решена в более свободной натуральной манере, чем южная часть. Художественным центром здесь является удлиненный треугольный пруд, а основными планировочными магистралями, организующими данный участок — осевая аллея и обходная вокруг пруда дорожка. Осевая аллея, продолженная в эту часть парка через парадный двор и въездную аллею, замыкается указанным обширным прудом. В свое время это место на его берегу было отмечено прекрасной крупнолистной липой с узловатым стволом. Листья этого дерева достигали 35 см в диаметре.
На западе от осевой аллеи на прямоугольной площадке, приподнятой над уровнем береговой части парка, расположен летний домик павильонного типа. Пространство парка, лежащее западнее осевой аллеи, представляет собой широкие поляны, окаймлённые группами рослых деревьев и отдельными небольшими зелеными массивами. Здесь обращают на себя внимание редкие по величине раскидистые дубы и вязы, стройные сосны и лиственницы и белоствольные берёзы, четко выступающие на фоне сине-зелёных елей.

В этой же части парка среди древесных кущ лежит ещё один уже небольшой пруд с островком посередине. Берега этого пруда сильно заросли ивой и ольхой; однако, можно догадаться, что когда-то они были частично открыты и решены в виде лужаек, с которых открывались широкие перспективы на его водную гладь.
В восточной по отношению к осевой аллее части парка расположен церковный участок с небольшим кладбищем. Церковь, построенная в манере Казакова, с развитой центральной ротондой, увенчанной куполом с люкарнами и беседкой, стоит у южного рубежа этого участка, примыкающего непосредственно к въездной аллее. Растительность здесь также обращает на себя внимание прекрасными образцами обычных лесопарковых пород. Однако встречаются и относительно редкие виды, как, например, душистая мелиса (R. Odoratus) — кустарник с большими и нежными багрово-розовыми цветами и пальчато-лопастными листьями.



Князь АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ПРОЗОРОВСКИЙ, 1752 — 1809, сын лейтенанта князя Александра Никитича от второго его брака с княжной Анной Борисовной Голицыной, в 1742 г. зачисленный солдатом в Семеновский полк, участвовал в Семилетней войне и был ранен в сражениях при Гросс-Эгерсдорфе и Цорндорфе. После войны Прозоровский командовал последовательно пехотными полками—Углицким, С.-Петербургским и 4-м Гренадерским. Произведенный в 17 64 г. в генерал-майоры, он в 1766 и 1767 гг. стоял с «деташементом» в Варшаве, а в 1768 г. нанес поражение конфедератам при Бродахе, за что получил орден св. Анны 1-й степени. Во время Турецкой войны, с 1769 г., Прозоровский служил в армии князя Долгорукого-Крымского и был награжден чином генерал-поручика, Александровской лентой, Георгием 5-й ст. и вотчиной в Белоруссии. С 1775 по 1780 г. он командовал Украинской дивизией, при чем в 1777 г. получил орден Георгия 2-й ст. «за крымские дела». Будучи с 1780 по 1784 г. наместником Орловским и Курским, князь Прозоровский в 1785 г. был произведен в генерал-аншефы и 19 февраля 1790 г. назначен главнокомандующим в Москве, с награждением орденом св. Андрея. Назначение его в Москву было одним из явных признаков реакции, наступившей в конце царствования Екатерины II. Ему было поручено подтянуть Москву, и он ознаменовал свое управление преследованием раскольников, розыском «якобинцев» и полным разгромом в 1792 г. мартинистов, группировавшихся около Н. И. Новикова. Прозоровский с величайшей энергией разыскивал и допрашивал мартинистов и после решения их участи долго еще жег отобранные у них вредные книги. Екатерина, воспользовавшись его усердием, тем не менее презрительно третировала его и не только ничем не наградила, но еще смеялась над тем, что он в 1795 г. «приехал сиречь к награде за истребление мартинистов». Лишь в 1795 г. Прозоровский получил орден Владимира 1-й ст., но 21 Марта покинул Москву. Павел I назначил его 24 Ноября 1796 г. командующим Смоленской дивизией, но уже 6 Января 1797 г. сослал в деревню, где он занялся откупами и нуждался в покровительстве Владимирского губернатора князя И. М. Долгорукого. Александр I пригласил его вступить в службу и пожаловал его жену в статс-дамы. В 1806 г. Прозоровский был начальником 6-й области ополчения; пожалованный 30 Августа 1807 г. в фельдмаршалы, он в 1808 г. был назначен главнокомандующим в войне с Турцией. Не сделав на Дунае ничего существенного, князь Прозоровский, здесь, под Мачином, и умер от дряхлости и объедения 9 Августа 1809 года; тело его погребено в Kиево-Печерской лавре. От брака с княжной Анной Михайловной Волконской он имел двух дочерей: Елизавету (ум. 14 лет) и Анну (в замужестве за князем Ф. С. Голицыным).
Не получивший образования, ограниченный и надменный, поседевший во Фронте, князь А. А. Прозоровский не терпел вольнодумства и ненавидел якобинцев и масонов. В Новикове и Лопухине он видел опаснейших врагов государства и преследовал их с энергией и страстностью, не гнушаясь угрозами и всеми видами шпионства. Он придавал такое значение аресту Новикова и обставил это дело такими военными предосторожностями, что граф Разумовский с насмешкой заметил: «Вот расхвастался, как будто город взял! Да одного бы десятского или будочника за ним послать, так и притащил бы его». В число запрещенных книг он включил сделанный Карамзиным перевод Шекспировского «Юлия Цезаря» и, говорят, принял подстрочные ссылки на стихи Священного Писания за какую-то «опасную масонскую кабалистику и охарактеризовал князя Прозоровского Потемкин в своем письме к Екатерине, по поводу назначения его в Москву: «Ваше Величество выдвинули из Вашего арсенала самую старую пушку, которая будет непременно стрелять в Вашу цель, потому что своей собственной не имеет, только берегитесь, чтобы она не запятнала кровью в потомстве имя Вашего Величества».

(С миниатюры из собрания Великого Князя Николая Михайловича)


Княгиня АННА МИХАЙЛОВНА ПРОЗОРОВСКАЯ, 1747 —1824, супруга генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского (р. 1752 г., ум. 1809 г.), дочь генерал-аншефа князя Михаила Никитича Волконского (р. 1713 г., ум. 1788 г.) от брака с Елисаветой Алексеевной Макаровой (ум. 1782 г.), родилась 28 июня 1747 года; в 1765 г. была пожалована во фрейлины. По словам Карабанова, была сговорена за генерал-поручика князя Петра Михайловича Голицына, убитого в 1775 г. на дуэли Шепелевым, а после вышла за князя А.А. Прозоровского; в коронацию Императора Александра I, 15 Сентября 1801 г., пожалована в статс-дамы, а дочь её—во фрейлины; 18 Апреля 1809 г. княгиня Прозоровская получила орден св. Екатерины 1 кл., а в 1813 г. сопровождала Императрицу Елисавету Алексеевну в путешествии за границу, за что получила, по возвращении в Петербург , в знак признательности, небольшой портрет Государыни в медальоне, украшенном бриллиантами, который всегда носила на груди, на цепочке.
От брака с Фельдмаршалом Прозоровским , последним в роде, имела двух дочерей: Елену (р. 1781 г., ум. 1795 г.) и Анну (р. 1782 г., ум. 1865 г.; замужем за егермейстером князем Федором Сергеевичем Голицыным).
С княгиней Анной Михайловной Прозоровской произошел в жизни странный случай, едва не окончившийся трагически. Когда, в 1795 г., умерла её старшая дочь, Елена, смерть её так подействовала на княгиню, что она упала в обморок, и все старания привести ее в чувство были безуспешны. Доктора сочли ее мертвою; ее положили на стол , и уже двор и весь город спешили на панихиду, когда её горничной и жившему в её доме французу доктору пришло в голову, что княгиня не умерла, а находится в летаргическом сне, что и оказалось на самом деле. Княгиня ожила, поправилась и скончалась в преклонных летах, 29 Сентября 1824 года. Император Александр II рассказывал впоследствии её внучке, княгине Ю. Ф. Куракиной, что в детстве всегда пугался княгини Анны Михайловны Прозоровской, которую видал при дворе своей бабушки, так как ему сказали, что она раз была уже мертвой.

(С портрета К. Рейхеля 1816 г.; собственность князя А. А. Голицына-Прозоровского, с. Раменское, Московской губ.)

Усадьба Никольское – Прозоровское

Бывшая усадьба Николо-Прозоровское в XVIII в. принадлежала князю фельдмаршалу А. А. Прозоровскому, а потом семье полководца Суворова. В середине XIX в. в усадьбе был создан архитектурный ансамбль. До наших дней уцелела лишь церковь, построенная в 1792 г. архитектором Казаковым, и часть парковых сооружений. В советское время на территории общей площадью около 40 га размещался дом отдыха.
Рельеф местности неровный. Ландшафт живописный. Сохранились старинные пруды. Вокруг имеются низинные заболоченные участки. Парк сильно запущен. Возле дома создана небольшая партерная часть с розарием. От особняков отходят лучевые аллеи из ели колючей с голубой хвоей (высота 5 м, диаметр ствола 10 см) и туи западной (высота 3 м, диаметр ствола 50 см). Из старых растений уцелели единичные семеносящие экземпляры пихты сибирской (высота 20 м, диаметр ствола 68 см), лиственницы сибирской (высота 35 м, диаметр ствола 115 см), тополей белого (высота 28 м, диаметр ствола 50 см) и душистого (высота 18 м, диаметр ствола 52 см). Всего отмечено 17 интродуцентов, из них три вида хвойных и 14 видов лиственных. Местная флора представлена тем же количеством, среди них два вида хвойных и 15 лиственных. В большом количестве в парке растут: клен остролистный (высота 23 м, диаметр ствола 80 см), береза плакучая (высота 25 м, диаметр ствола 50 см), дуб черешчатый (высота 25 м, диаметр ствола 135 см,) липа мелколистная (высота 20 м, диаметр ствола 100 см); единично или небольшими группами: ель обыкновенная (высота 26 м, диаметр ствола 60 см), сосна обыкновенная (высота 25 м, диаметр ствола 50 см) и вяз гладкий (высота 38 м, диаметр ствола 160 см). Необходимо сохранить отдельные ценные растения-интродуценты (такие, как лиственница сибирская, тополя белый и душистый, пихта сибирская) в качестве маточников. 

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997


На автомобиле в Прозоровское можно проехать следующим образом: в Марфино свернуть на повороте на Подольниху, и всё время следовать по главной дороге. Проследовав через лес, дорога выведет к церкви — это и есть Никольское-Прозоровское.

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Никольское-Прозоровское

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Никольское-Прозоровское 56.082475, 37.619231 Усадьба Никольское-Прозоровское

 

Рубрика: Мытищинский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: