Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Перхушково

Усадьба Перхушково
Усадьба Перхушково (Россия, Московская область, Одинцовский район, 1,5 км от пл. Здравница, Можайское шоссе)

Почти без изгибов устремляется на запад серая лента Можайского шоссе. Вот миновали современный, индустриальный город Одинцово, голубой шпиль акуловского храма… И уже вскоре за плавным, едва заметным поворотом возникает маковка Покровской церкви, потом на фоне ясного летнего неба вырисовывается ее стройный, с точеными формами силуэт, а сразу за храмом открывается протяженный фасад развернутого вдоль дороги старого барского дома. Это и есть усадьба Перхушково.
Село известно с давних времен, с середины XV в. Архивные документы сообщают, что владелец здешних земель, Григорий Перхушков, брал в осаду для князя Московского Василия Темного далекую Вятскую крепость. Затем Перхушково принадлежало знатному боярскому роду Нагих, князьям Черкасским, в 1718 г. – А. Бековичу, продавшему владение М.А. Яковлеву. В роду Яковлевых имение задержалось почти на столетие.
Барочная церковь Покрова Пресвятой Богородицы сооружена около 1756 г. Центрический ярусный храм с двусветным крестчатым основанием в XIX столетии оброс приделами. 





Колокольня также не избежала преобразований, ее надстроили третьим ярусом в 1879 г. по проекту архитектора И.С. Семенова. Вопреки превратностям судьбы в советское время, в храме никогда не прекращались богослужения, он не был разграблен или закрыт. Одноэтажный каменный помещичий дом 1760-х гг. в XIX в. нарастили деревянным этажом. Благодаря отделке в стиле классицизма он имел довольно-таки представительный вид. Главный фасад украшал шестиколонный портик под треугольным фронтоном, поставленный на рустованную аркаду нижнего этажа и превращенный в балкон. Дом помещался в глубине уютного сада, в окружении лип и сирени, благоухающих цветников. Рядом располагались службы и хозяйственные постройки. В стороне – пруд, где встарь водились щуки и пескари, с плотиной и деревянным мостом. Когда все это окружение исчезло? Верно, очень давно…


Фото №1-8 Министерство культуры РФ, фото № 9-16 Наталья Бондарева

Яркую картину усадебного быта оставил нам в автобиографической книге «Былое и думы» А.И. Герцен. Имение в ту пору числилось за его двоюродным братом А.А. Яковлевым. «Запущенный барский дом стоял на большой дороге, окруженный плоскими, безотрадными полями… В доме покоробленные полы и ступени лестницы качались, шаги и звуки раздавались резко, стены вторили им будто с удивлением. Старинная мебель из кунсткамеры прежнего владельца доживала свой век в этой ссылке…».
И придорожное имение, и большое станционное селение Перхушково, где были первый от Москвы почтовый ям, трактир и лавка бакалейщика, жили беспокойной жизнью под непрестанный стук колес, цокот копыт и окрики ямщиков... В любое время года, днем и ночью, здесь сновали крестьянские дроги, кибитки, фаэтоны и дормезы. Над серыми покосившимися избами с тесовыми крылечками и оконцами с узорчатыми ставнями разносился аромат свежих кренделей и хлеба, смешанный с запахом печного дыма, дегтя и лошадиного пота.
Здесь проезжали Лжедмитрий и Марина Мнишек; Пушкин спешил в свое любимое Захарово; Гоголь трясся в тарантасе, направляясь в далекую Италию; на подступах к первопрестольной остановился Наполеон… Известно, что в доме Яковлевых император Франции провел ночь без сна. В ту ночь в комнатах второго этажа так и не погасили свечи. Они потрескивали и трепетали на сквозняке, отбрасывая грубые тени на стены с пыльными обоями, окна в кисейных занавесках, на отцветшую позолоту рам потемневших фамильных портретов.
Боже, сколько исторических нитей сплелось в одном ныне маленьком и неприметном местечке Перхушково…

Наталья Бондарева для книжного проекта «Русская усадьба. Из истории культурного наследия Подмосковья» М., 2007

P.S. Современное состояние усадебного дома ужасающее. Он давно не поновлялся. Дворовый фасад совсем обветшал. И вот осенью 2004 года фасад дома, обращённый к дороге, затянули сеткой — видимо близится ремонт... Но на дворе уже 2014, а ремонта всё нет!..

Из Холмогоровых (с частичным сохранением орфографии):

Село Перхушково, на речке Медвенке, в XVI ст. принадлежало Семену Нагово, в 7109 (1601) г. четверть села им отдано в Лужецкий монастырь. По писцовым книгам 7135 (1627) г. Московскаго уезда, Медвенскаго стана, Перхушково записано: «в вотчине за стольником Васильем Ивановым сыном Нагово и за Лужецким монастырем, а в селе на монастырской земле — церковь Покрова Пресв. Богородицы, да предел Николы Чудотворца древяна, клетцки; а в церкви образы и книги и ризы и колокола и всякое церковное строенье вотчинниково и приходных людей; у церкви во дворе поп Иван Михайлов, да с ним церковной дьячек Ивашко Федоров; да в селе ж крестьян и бобылей 16 дв., в них 27 челов., под селом пруд, пашни церковные середние земли наездом пахано и перелогом и лесом поросло 13 чети в поле, а в дву потомуж, сена 3 копны, лесу 15 десятин у всего села вообще». К селу Перхушкову принадлежала деревня Никольская, а в ней крестьян и бобылей 7 двор., в них 13 челов. 
Церковь Покрова Богородицы писалась в приходных окладных книгах Патр. Каз. Приказа с 7136 (1628) г. так: «церковь Покрова Святой Богородицы, в вотчине Василья Иванова Нагова, в селе Перхушкове, дани 2 алт., по наказу гривна. Под 7147 (1639) г. прибавлено «да в предел Николы Чудотворца», дани 15 алт. 2 ден. десятильничих и заезда гривна.
В 7145 (1637) г. Василий Иванов Нагово «бил челом великому государю о выкупе вотчииы Лужецкаго монастыря в селе Перхушкове, и в том же году старец казначей Феодосий, по велению архимандрита Лужецкаго монастыря Лаврентия с братьею, за вотчину у Василья Нагово денег 20 руб. и на прошлые годы оброчных денег 13 руб. взял и в том выдал отпись». По смерти Василья Нагово село Перхушково принадлежало его вдове Прасковье с дочерьми Анною и Настасьею (ум. 1671 г.); из них первая была замужем за князем за Петром Элмурзиным Черкасским, а последня — за сибирским царевичем Петром Алексеевичем.
В 7154 (1646) г. в селе числилось 22 дв. крестьянских и бобыльских, в них 58 челов., при церкви Покрова Богородицы находился священник Стефан Родионов. В 7186 (1678) г. Перхушковым владела вдова кн. Анна Васильевна Черкасская, в нем состояло крестьянских и бобыльских 31 двор, и 2 двора постойных.
В приходной книге Патр. Каз. Приказа под Загородской десятиною за 7188 (1680) г. написано: «церковь Покрова Пресв. Богородицы, в вотчине князь Петра Элмурзина Черкаскаго жены ево княгини Анны Васильевой, в селе Перхушкове, дани 15 алт. 2 ден., заезда гривна. И в нынешнем 188 (1680) году по выписке, за пометою казначея старца Паисия Сийскаго на cию церковь велено дани прибавить, по писцовым книгам Федора Пушкина 135 и 136 (1627—1628 г.) с церковной земли, что написано в Медвенском стану, в вотчине Лужецкаго монастыря, с пашни с 13 четвертей в поле, а в дву потомуж, с сеных покосов с 3 копен, 7 алт. 2 ден. и с сей церкви дани имать 20 алт. 4 ден., заезда гривна». В 1680 г., при Покровской церкви был священник Василий, служивший из руги. 
В 1699 г. кн. Анна Вас. Черкасская отдала село Перхушково внуку своему кн. Александру Бековичу Черкасскому; в 1704 р., в селе находилось 65 дв. крестьянских в них 274 человека. По смерти кн. Александра Бековича Черкасскаго, его дети Александр большой и Александр меньшой в 1740 г. имения между собою раз¬делили и на долю Александра бол. досталось село Перхушково; в 1756 г. оно было продано Михаилу Александрову Яковлеву. В это время в селе находилась церковь Покрова Преcвятыя Богородицы с приделом Николая Чудотворца, церковной дани платилось в 1712—1739 г. рубль 2 алт. 4 ден. При церкви были священники: Терентий Иванов (1704 г.), Федор Федоров (1709 г.), Степан Никитин (1710 г.), бывший при оной же церкви дьяконом к 1709 г. и Иван Иванов (1756 г.); дьячки: Семен Федоров (1704—1710 г.) и Василий Федоров (1756 г.) и пономари: Епифан Ларионов (1709 г.) и Василий Иванов (1756 г.).

В. и Г. Холмогоровы «Исторические материалы о церквях и селах XVI-XVIII» в. 3 (Загородская десятина) с. 183 

Май 2014 г. До сих пор дом стоит без ремонта, церковь отремонтировали полностью.

Наталья Бондарева 

Главный дом
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы


К. А. Аверьянов, А. А. Пузатиков

Перхушково

Первые сведения в источниках о Перхушкове, расположенном между Одинцовым и Голицыным, относится к последней четверти XVI в., хотя его история гораздо древнее и своими корнями уходит в XV в. Своим названием оно, вероятно, обязано воеводе Григорию Перхушкову, получившему здесь земли в середине XV в. В 1458 г. великий князь Василий Темный отправил своих воевод князя Ивана Васильевича Горбатого, князя Семена Ряполовского и Григория Перхушкова с ратью в далекую Вятку, чтобы подчинить ее Москве. Но поход не удался. Вятчане посулили Перхушкову большие подарки, и он, видимо, с негласного одобрения своих товарищей во всем благоприятствовал жителям Вятки. В итоге время было упущено и войскам пришлось возвратиться обратно. И лишь в следующем году, когда великий князь послал других воевод, после продолжительной осады, вятчане «добили челом на всей воле великого князя».

В последней четверти XVI в. село принадлежало Семену Федоровичу Нагому, одной из характерных фигур Царствования Ивана Грозного. В источниках первый раз его имя находим под 1547 г., но в последующие 35 лет он ничем не выделяется из общей массы служилых людей. Его судьба резко изменилась в 1581 г., когда царь Иван женился на его родной племяннице Марии Федоровне Нагой. Однако, служебная карьера Нагого, скаладывавшаяся так удачно и обещавшая ему многое благодаря браку царя, сразу же оборвалась после смерти Ивана IV и воцарения Федора. Всесильный Борис Годунов, неприязненно относившийся к Нагим, добился удаления в Углич сына последней жены Грозного. Туда же вынуждены были отправится и все его родичи, среди которых был и Семен Федорович. В 1591 г. разыгралась известная угличская драма и С.Ф.Нагой, замешанный в следствии по делу об убиении царевича Дмитрия, попал в полную опалу и был сослан в одну из своих вотчин, где прожил до воцарения Лжедмитрия I. Именно к этому времени, а точнее к 1610 г., относятся сведения о том, что четверть села Перхушкова он отдал в качестве вклада можайскому Лужецкому монастырю. С появлением на московском престоле Лжедмитрия I, обласкавшего своих мнимых родственников, он был вызван в Москву и произведен в бояре, но после гибели самозванца снова теряет всякое значение и сведения о нем обрываются.

Согласно писцовой книге 1627 г., Перхушково принадлежало стольнику Василию Ивановичу Нагому, а частью села владел Лужецкий монастырь. В селе числилось 16 крестьянских и бобыльских дворов, где жило 27 человек. Еще в XVI в. здесь был построен храм в честь праздника Покрова, и поэтому в некоторых документах Перхушково иногда именовалось Покровским. В 1637 г. Василий Нагой выкупил часть села, принадлежавшую монастырю, и оно стало его полной собственностью.

После смерти Василия Нагого село досталось его вдове Прасковье с дочерями Анной и Анастасией. Первая из них была замужем за князем Петром Элмурзичем Черкасским, а вторая — за сибирским царевичем Петром Алексеевичем. В 1646 г. в селе числилось 22 крестьянских и бобыльских двора, где проживало 58 человек. Судя по описанию 1678 г., селом владела вдова княгиня Анна Васильевна Черкасская, в нем был 31 крестьянский и бобыльский двор, а при ямской станции находилось 2 постоялых двора. В 1699 г. Анна Васильевна завещала все свои вотчины, в том числе и Перхушково, внуку князю Александру Бековичу Черкасскому. В 1704 г. в нем уже числилось 65 дворов с 274 жителями. В историю России новый владелец села вошел неудачным походом на Хиву. В 1717 г, по поручению Петра I он возглавил экспедицию в составе около 6 тысяч человек для переговоров с хивинским ханом о принятии российского подданства, а также поисков золота в русле Сыр-Дарьи и разведки торгового пути в Индию. Поход под палящими лучами солнца, при отсутствии воды был крайне мучительным. Достигнув все же Хивы, Черкасский доверился хану и разделил свое войско на пять малочисленных отрядов. В итоге хивинцы обезоружили русских и частью перебили, а частью взяли в плен и продали в рабство, удалось спастись очень немногим. О судьбе Черкасского очевидцы рассказывают по-разному. Одни утверждали, что его подвергли истязаниям и потом отрубили голову перед ханом, другие говорили, что видели его голову воткнутой на кол на базарной площади в Хиве, третьи, видевшие головы русских, ни в одной из них не признали головы князя. Ходили даже слухи, что Черкасский предал войско по уговору с ханом и оставшуюся жизнь прожил с почетом в Хиве. Осенью 1717 г. весть о разгроме войска пришла в Россию, и еще долго среди казаков ходила поговорка «погиб, как Бекович».

В 1718 г. в результате семейного раздела Перхушково досталось сыну Александра Бековича — Александру, а в 1756 г. оно было продано Михаилу Александровичу Яковлеву, боевому офицеру времен императрицы Елизаветы Петровны, впоследствии генерал-майору. Во владении этого рода село находилось свыше века.

Судя по «Экономическим примечаниям» конца XVIII в., село принадлежало статскому советнику Николаю Михайловичу Яковлеву, владевшему 46 дворами и 510 крепостными. 20 дворов и 133 крестьян приходилось на долю гвардейского прапорщика Дмитрия Безгина. У дороги стояла каменная Покровская церковь с приделами Спаса Нерукотвореиного образа, Николая Чудотворца и Дмитрия Ростовского. Рядом находился двухэтажный господский дом, нижний этаж которого был каменный, а верхний — деревянный, окруженный службами и регулярным парком. В пруду водились щуки, пескари и мелкая плотва. У плотины пруда имелся деревянный мост. Крестьяне частью находились на барщине, а частью на оброке, занимаясь извозом.

Во время войны 1812 г. Перхушково, расположенное на Можайской дороге, попало в полосу боевых действий, В усадебном доме Яковлевых, по местному преданию, ночевал Наполеон, а название села попало в наполеоновские бюллетени. В период пребывания французов в Москве и их отступления в окрестностях села действовал партизанский отряд генерала И.С.Дорохова. 
Перхушково первой половины XIX в. связано с именем А.И.Герцена. С 1816 г. оно числилось за тремя сыновьями Алексея Александровича Яковлева, деда Герцена. В «Былом и думах» он вспоминает о нем: «На полдороге мы останавливались обедать и кормить лошадей в большом селе Перхушково... Село это принадлежало сыну старшего братца... Запущенный барский дом стоял на большой дороге, окруженный плоскими безотрадными полями; но мне эта пыльная дорога очень нравилась после городской тесноты. В доме покоробленные полы и ступени лестницы качались; шаги и звуки раздавались резко; стены вторили им, будто с удивлением. Старинная мебель из кунсткамеры прежнего владельца доживала свой век в этой ссылке».

В августе 1830 г, здесь, в Перхушкове, Герцен узнал об июльской революции во Франции, А еще через несколько лет, задумав похищение своей невесты Натальи Александровны Захарьиной, он хотел венчаться с ней в каком-нибудь загородном месте. «Всего лучше просись в Перхушково, там есть церковь, там могу быть я смело», -писал он невесте. А в 1838 г., после венчания во Владимире, он с молодой женой заезжал сюда по дороге в Покровское, куда ехал в отцовское имение. Последний раз Герцен посетил Перхушково летом 1844 г.

Село связано и с именем Н.В.Гоголя. В XVlll-XIX вв. в нем находилась ближайшая почтовая станция от Москвы. Здесь 18 мая 1840 г. писатель, уезжавший за границу вместе с Пановым, прощался со своими друзьями. По тогдашнему обычаю провожать до первых «перекладных» все доехали до Перхушкова, где Гоголь простился с друзьями, пообещав вернуться через год с готовым для печати первым томом «Мертвых душ». Вот как эти проводы описывает в своих воспоминаниях С.Т.Аксаков: «На станции мы пообедали вместе, выпили за здоровье отъезжающих. Вскоре после обеда мы сели, по русскому обычаю. Гоголь прощался с нами нежно, особенно со мной и Константином. Он сел в тарантас с нашим добрым Пановым, и мы стояли на улице до тех пор, пока экипаж не пропал из глаз. Погодин был искренне расстроен, а Щепкин заливался слезами...».

После смерти Алексея Александровича Яковлева, последнего представителя рода, усадьба перешла к его бывшему крепостному Жилкину, ставшему впоследствии звенигородским купцом. Тогда в селе проживало 182 человека. К концу XIX в. имение переживает упадок, усадебный дом покупает артистка Малого театра Благово-Доброхотова. Дом был настолько ветхим и походил на руины, что по воспоминаниям современника в нем «водились не только грачи, но и совы». Новая владелица занялась восстановлением дома, но в XX в. он долгие годы не ремонтировался и его деревянная колоннада обрушилась.

По данным 1890 г. село с 392 жителями являлось центром волости. Здесь располагались волостное правление и сельское училище. В конце XIX в. Перхушков-ская волость становится центром портняжного промысла. Большинство кустарей работало на московских торговцев готовым платьем. 
Перепись 1926 г. застает в селе 166 хозяйств и 894 жителя. Имелись школа первой ступени, изба-читальня, больница, кредитное товарищество, сельсовет. В период советской власти здесь организуется колхоз, а затем Перхушково начинает приобретать характер дачной местности. Ныне — это благоустроенное село. По данным переписи 1989 г. здесь отмечено 272 хозяйства и 712 человек постоянного населения.

Литература: 
Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы... М., 1886. Вып. 3. С. 183-185; Подмосковные. М., 1946. С. 78-81.

Усадьба Перхушково

Усадебный дом в Перхушково <...>К герценовским местам Подмосковья принадлежит и усадьба Перхушково с большим селом. Расположенное у оживленного Смоленского тракта, село было зажиточным и состояло из 400 жителей. В наше время, после спрямления Можайского шоссе, проезжая трасса прошла у самого усадебного дома. Интересен его фасад, обращенный в сторону сада. Он украшен колоннадой, опирающейся на широкий балкон — террасу второго этажа. По разделу семейного имущества Перхушково принадлежало дяде Герцена А. А. Яковлеву. Он занимал крупные посты, был обер-прокурором синода. Герцен родился в его доме на Тверском бульваре. 

Жена Герцена Н. А. Захарьина была дочерью А. А. Яковлева от крепостной девушки. После смерти в 1825 г. Александра Алексеевича Яковлева Перхушково наследовал его сын Алексей Александрович. «Он был нелюдим, — рассказывает Герцен, — ни с кем не знался, вечно сидел один, занимаясь химией, проводил жизнь за микроскопом... О нем сказано в «Горе от ума»:

Он химик, он ботаник,
Князь Федор, наш племянник».

А. А. Яковлев в юные годы Герцена привлек его внимание к естественным наукам. «Влияние Химика заставило меня избрать физико-математическое отделение», — пишет Герцен, вспоминая о поступлении в Московский университет. 
Перхушково, лежащее на пути в Васильевское и Покровское-Засекино, Герцен посещал во время своих летних поездок. Его двоюродный брат, увлеченный научными занятиями, не придавал значения бытовой обстановке. Усадьба мало поддерживалась и постепенно разрушалась. Крестьяне в Перхушкове в меньшей мере чувствовали свою зависимость от владельца усадьбы. Герцен запомнил бурмистра, который, наблюдая сборы, «невесело посматривал на всю эту тревогу, думая: «Когда нелегкое их пронесет».

Герцен так описывает Перхушково: «Запущенный барский дом стоял на большой дороге, окруженный плоскими безотрадными полями; но мне и эта пыльная даль очень нравилась после городской тесноты. В доме покоробленные полы и ступени лестницы качались, шаги и звуки раздавались резко, стены вторили им, будто с удивлением. Старинная мебель из кунсткамеры прежнего владельца доживала свой век в этой ссылке; я с любопытством бродил из комнаты в комнату». Все в доме волновало юношеское воображение таинственностью и ветхостью, и Герцен, отдавая дань модным тогда произведениям Ратклиф, прозвал перхушковский дом «Ратклифовским замком».
Перхушково связано с важным событием юности Герцена. 

Направляясь в Васильевское в августе 1830 г., он узнал здесь об июльской революции во Франции. Герцен «сто раз» перечитал газету, все в ней «знал наизусть». «Славное было время, события неслись быстро... какое-то горячее, революционное дуновение началось в прениях, в литературе. Романы, драмы, поэмы — все снова сделалось пропагандой, борьбой», — писал впоследствии Герцен. Даже через два десятилетия, в лондонской эмиграции, он вспоминал эти дни: «В 29-м я готовился в университет, в 30-м я был студентом и уж вполне воспитан революцией 30 июля; как рвался я тогда вперед, в жизнь...»

Перхушково было перепутьем и для А. С. Пушкина. В детские годы (1805—1810) он останавливался здесь по дороге в Захарово. Оно оставило след в его творчестве. В «Истории села Горюхина», наряду с Захаровом («Захарьинское»), поэт упоминает и «Перкухово», «коего обитатели бедны, тощи и малорослы, а гордые владельцы преданы воинственному упражнению зайчей охоты».
Перхушково отражено также и JI. Н. Толстым на страницах «Войны и мира». По дороге на Бородинское поле тут останавливается Пьер Безухов и беседует с встревоженными жителями об ожесточенном бое у Шевардинского редута. Этот бой предшествовал Бородинской битве. «Ночью, перемени лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. 

Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов». По приказу М. И. Кутузова отряд генерала А. И. Горчакова 2-го, племянника великого А. В. Суворова, героически обороняя Шевардинский редут, задержал на сутки армию Наполеона. Это дало возможность завершить работы по укреплению бородинских позиций.

Герцен указывает, что Перхушково «попалось в наполеоновские бюллетени». Уместно вспомнить, что именно с Перхушковом связаны первые боевые действия русских партизан в окрестностях Москвы. Здесь 10 и 11 сентября особый летучий отряд генерала И. С. Дорохова дважды нанес удары по коммуникациям противника. «Только случай, — свидетельствует французский офицер, — ...спас нас от истребления русской конницей, и с рассветом, 10-го сентября, все усадьбы и селения по сторонам большой дороги были ею захвачены и все, ночевавшие в них, изрублены или взяты в плен». Набег И. С. Дорохова вызвал у французского командования настолько большую панику, что некоторые генералы даже предлагали оставить Москву, опасаясь выхода всей армии М. И. Кутузова на их тылы. Наполеон лично следил за сосредоточиванием французских частей у Перхушкова.

В известном альбоме участника наполеоновского похода Фабер дю Фора, который был очевидцем этих событий, есть два рисунка, изображающие смятение французских войск 10 сентября на Смоленской дороге и атаку 11 сентября конницы И. С. Дорохова на французские аванпосты у Перхушкова.

С учреждением регулярного движения по Смоленскому тракту в Перхушкове находилась первая от Москвы почтовая станция. Как и в Черной Грязи, здесь часто устраивались москвичами проводы уезжающих. 18 мая 1840 г., направляясь в Италию, в Перхушкове прощался с друзьями Н. В. Гоголь. Первые главы «Мертвых душ» были уже написаны, и москвичи с нетерпением ждали от него окончания гениальной эпопеи. «Я, Гоголь, Погодин и Щепкин сели в коляску, — рассказывает С. Т. Аксаков, — а молодежь поместилась в тарантасе и на дрожках. Так доехали мы до Перхушкова, то есть до первой станции. Дорогой был Гоголь весел и разговорчив. Он повторил свое обещание, сделанное им у меня в доме... что через год воротится в Москву и привезет первый том «Мертвых душ», совершенно готовый для печати... Гоголь прощался с нами нежно... мы стояли на улице до тех пор, пока экипаж не пропал из глаз. Погодин был искренно расстроган, а Щепкин заливался слезами».

Литература:
С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 428-432


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Перхушково

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Перхушково 55.655940, 37.134433 Усадьба Перхушково

 

Рубрика: Одинцовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: