Памятники Архитектуры Подмосковья

Саввинский скит


Саввинский скит (Россия, Московская область, Одинцовский район, г. Звенигород)

Теперь к нему осталась только одна дорога (строго по указателю), т.к. территорию обнесли забором. Последнее обстоятельство весьма огорчает, потому что до недавнего времени к пустыни можно было попасть в любое время суток. Теперь, увы, невозможно любоваться закатами или рассветами, находясь на холме позади храма св. Саввы, но пожалуй, это обстоятельство огорчит только охотников за красивыми снимками…

Скит был основан в 1862 г. усердием о. Геннадия на средства купца Павла Григорьевича Цурикова. Это миниатюрный ансамбль из трёх построек в кирпичной ограде устроен, по преданию, на месте пещеры ископанной Саввой Звенигородским, хотя в жизнеописании этого святого я не нашла тому подтверждения («Жизнеописания достопамятных людей земли русской. X-XX вв.» С.С.Бычков 1992 г.). Итак, по преданию, над пещерой возвели церковь во имя преподобного и келью на 4 монаха.

В 1869 г. в скиту возвели ещё 5 деревянных келий на каменных подклетах и гостиницу с храмом св. Николая Чудотворца во втором этаже. В конце XIX в. территория обители была значительно расширена, здесь построили братский и служебный корпуса. Из этих зданий уцелело лишь одно, на нижней террасе берега р. Разводни.






В художественном отношении наиболее значительна церковь Саввы, архитектурная доминанта комплекса 1860 — х гг. Краснокирпичная с нарядным декором из белого камня, она создана в псевдорусском стиле с ориентацией на формы XVII в. соседнего Саввино — Сторожевского монастыря. Сейчас ограда и постройки скита отремонтированы и покрашены, восстановлены остроконечные шатры круглых башенок Цуриков Павел Григорьевичограды. Братский корпус так же отреставрирован. В советское время скит занимала войсковая часть, в 1990-х гг. автопредприятие. Теперь он полностью передан РПЦ.
Думаю, следует сказать несколько слов о благотворителе Саввинской пустыни. Цуриков Павел Григорьевич (1812—1878) — купец 1-й гильдии, владел усадьбой в селе Ивановском Никульской волости Звенигородского уезда. Его отец, Григорий Михайлович (1782—1852) родился в с. Покровском-Рубцове и происходил из дворовых помещиков Голохвастовых. Он был мельником и огородником, а затем и звенигородским купцом, основателем фабрики в Ивановском.
Специалист по устройству плотин, получивший правительственную медаль за установку запруды для Павловской казенной фабрики армейских сукон, Г. М. Цуриков в 1817 г. устроил сукновальную мельницу на арендованной им земле экономических крестьян д. Ивановской на р. Истре немного выше местонахождения будущей фабрики. 1817 год можно считать официальным началом Ивановской суконной фабрики. Коммерсант, поначалу занимавшийся только промывкой и валяньем сукон, в 1830 г. установил ручные ткацкие станки, и начал самостоятельную выработку сукна.
Фабрика, разрастаясь, достигла полного расцвета после Крымской войны (1855 г.), очевидно, значительно поддержанная армейскими заказами. Она стала одной из главных в России по своим оборотам, прославилась выделкой дешевых суровых сукон (до 2 р. за аршин). Благодаря дешевизне — «в армяки цуриковского сукна была одета в свое время вся извозчичья Москва». 
Анна Сергеевна Цурикова (Мингалева)«В 1837 году Павел Григорьевич обвенчался в Петропавловской церкви села Лужки с жительницей Воскресенска, дочерью коллежского асессора Анной Сергеевной Мингалевой». Супруги обосновались в Ивановском, построили новый жилой дом в 7 больших комнат с высокими потолками, напротив фабрики. Вокруг особняка разбили обширный сад с беседками и купальней. 
В 1857 г. П. Г. Цуриков стал единолично управлять производством, но прославился он не только качественной и недорогой продукцией своего бизнеса, имея так же репутацию благотворителя и сердобольного человека. В течение всей своей жизни он много тратил на сооружение церковных строений, богоугодных заведений, приютов и т.д. , не обошел своим вниманием и обители Звенигородского уезда. В 1868 году на свои средства в родном селе возвел Успенский храм, в котором был похоронен после кончины в январе 1878 г. На его похороны съехался народ со всей округи, в панихиде принимал участие епископ Дмитровский Игнатий и 16 священников. 
«После смерти крупнейшего звенигородского предпринимателя и благотворителя второй половины XIX столетия, дела милосердия продолжала творить его жена — Анна Сергеевна Цурикова. Она потратила на помощь малоимущим и нуждающимся все средства, завещанные ей мужем, сама же жила очень скромно в городе Воскресенске Звенигородского уезда. Анна Сергеевна намного лет пережила мужа и скончалась в 1907 году. Она была похоронена в ограде Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, недалеко от входа в подземную церковь во имя святых равноапостольных Константина и Елены. Ее могила сохранилась до наших дней. Ее сразу можно узнать, входя в монастырь через Святые врата» (надгробный памятник украшен мозаичным изображением Богоматери с младенцем) – писали юные исследователи Костюкова Анастасия и Кувшинова Яна в своей работе о звенигородских благотворителях.

Наталья Бондарева 

1. Церковь св. Саввы 2. Кельи в скиту 3. Сторожка 4. Памятный крест 5. Братский корпус 6. Ограда с башнями
Саввинский скит


О. Яшина

Скит преподобного Саввы Сторожевского

Неподалеку от Саввина Сторожевского монастыря, в одном из самых живописных мест Звенигородской земли расположен скит преподобного Саввы. Саввинский скит можно назвать и старым, и молодым. Его архитектурный ансамбль окончательно сложился лишь к началу ХХ века, и все же история скита насчитывает уже более шестисот лет.
Преподобный Савва СторожевскийСудьба небольшой скитской обители неразрывно связана с монастырем, расстояние до которого около километра. История монастыря и скита началась с молитвы звенигородского чудотворца преподобного Саввы Сторожевского. Он был одним из первых учеников, пришедших в Троицкую обитель к Преподобному Сергию Радонежскому. Еще при жизни основателя Троицкой обители он был духовником (исповедником) всей монастырской братии. Занимаясь работой, он постоянно пребывал в молитве и редко с кем беседовал, но паче уединяяся, в молчании пребываше (1). После кончины своего учителя преподобный Савва шесть лет был игуменом Троицкого монастыря, так как преемник Преподобного Сергия — преподобный Никон Радонежский, отказавшись от настоятельства, принял обет безмолвия и уединился в особой келье.

Во времена игуменства преподобного Саввы в Сергиевом монастыре к нему приходили миряне, искавшие наставничества в духовной жизни и совета в земных делах. Часто приезжал в Троицкий монастырь звенигородский князь Юрий, сын благоверного князя Димитрия Донского и крестник Преподобного Сергия. Бывая в обители своего крестного отца, князь Юрий стал духовным сыном преподобного Саввы. Христианину очень тяжело жить вдалеке от своего духовника. Князя не оставляло ощущение неполноты духовной жизни. Поэтому он наипаче молит преподобного старца, еже никогда же отлучену быти ему от него, но да пребудет у него и да созиждет монастырь в отечестве его близ Звениграда, идеже есть место, зовомо Сторожи (2).

Преподобного Савву, впервые покидающего свою духовную родину — обитель Святой Троицы, церковный писатель сравнивал с ветхозаветным праотцем Авраамом, оставившим родное отечество для земли другой, неизвестной, но которая была ему в совете Божием обещанной землею (3). Вероятно, появление преподобного Саввы в Звенигороде произошло летом 1398 года. В службе преподобному Савве о его приходе в Звенигород поется: Яко елень на источники водные, устремляяся в пустынное безмолвие, возлюбил еси гору Сторожевскую, горою наставляем горняя мудрствовати, а не земная... горы и холми Сторожевския радостью взыграша, освящаеми хождением твоим (4). По преданию, на холме, где впоследствии возник монастырь, издавна находилась одна из многочисленных пограничных сторожевых башен, цепь которых охраняла русские земли от набегов с запада. Название местности — Сторожи, соединившись с именем преподобного Саввы, перешло в наименование монастыря — Саввин Сторожевский. Но это произошло не сразу. Первоначально обитель именовалась Домом Пречистой на Сторожах, Рождественским монастырем, так как ее первый храм был освящен во имя праздника Рождества Пресвятой Богородицы. В первую деревянную церковь обители (позже — в построенный на ее месте в 1405—1406 годах белокаменный собор) была помещена икона Пресвятой Богородицы, взятая преподобным Саввой из монастыря Преподобного Сергия. Принесены были в Звенигород и традиции Радонежского чудотворца. После умножения братии преподобный Савва ввел общежительный устав, сам трудился в основанной им обители, служил инокам образцом смирения и кротости.

По преданию, настоятель часто удалялся в небольшую пещерку, вырытую или обнаруженную им неподалеку от монастыря. Автор жизнеописания преподобного Саввы, составленного уже в XIX веке, так объясняет желание святого: Опасаясь славы и счастия более, нежели в мире боятся унижения и бедствия, он уклонялся за версту от монастыря, к северу, и там, в глубоком овраге, под сению густого леса, ископав себе пещеру, предавался молитве и изливал потоки слезные в покаянии, в умилении, в созерцании на земле жизни обителей небесных (5). По преданию, последние годы жизни преподобный Савва почти постоянно проводил в пещере и даже скончался в ней.

На многочисленных иконах XIX — начала XX веков «Преподобный Савва в пещере» святой запечатлен под низким сводом темной пещеры, стоящим или коленопреклоненным перед образом Пресвятой Богородицы. Перед образом горит лампадка, на небольшом столике лежит развернутая книга. Эти часы уединения помогали святому, облеченному властью, совместить обязанности игумена с напряженной духовной жизнью. Преподобному было необходимо решать вопросы по управлению обителью, обсуждать с князем хозяйственные дела, разбирать споры крестьян, живших на монастырской земле. Но при всех заботах не прекращалась напряженная внутренняя духовная жизнь, для которой необходимо уединение, и этот покой святой находил в своей пещере. В житиях святых часто отмечается, что настоятели обителей порой совершенно или частично слагали с себя игуменские обязанности, предпочитая им полный или неполный затвор. Примерами подобной любви к отшельничеству являются преподобные Антоний Печерский, Никон Радонежский и многие другие.

Первым из достоверно известных русских подвижников, уединявшихся в пещере, был священник села Берестово близ Киева (впоследствии Киевский митрополит XI века) Иларион. На высоком берегу Днепра он выкопал себе печерку малу... молящеся ту Богу втайне (6). По избрании Илариона в митрополиты в его пещерке поселился будущий родоначальник русского монашества преподобный Антоний Печерский. Именно так, от пещерок, впоследствии возникали пещерные монастыри Киева, Пскова, Нижнего Новгорода, получившие название Печерских. Спустя пять с половиной столетий пещере, вырытой преподобным Саввой, также суждено было стать началом новой обители.

Наиболее раннее описание пещерки, ископанной преподобным Саввой, относится к началу XIX века. Так пишет в своих воспоминаниях о пещерке епископ Енисейский и Красноярский Никодим (Казанцев), бывший ученик Духовного училища при Саввине монастыре: «Угодник Божий жил больше в уединенной пещере — версты полторы от монастыря, в тесной ущелине, поросшей лесом, близ речки Разводни... Говорят, будто преподобный Савва пещеру вырыл в земле, но после бока ее земляные скипелись так, что обратились в камень чудодействующею десницею Божией: я верю. То же в киевских пещерах: камень точно зернист, хотя очень крепок» (7). Иеромонах Сторожевской обители Савватий в 1860-х годах вспоминал, что пещерка «имела вид грота или русской большой печи, и при ней свободно можно было стоять и молиться. Устроена же она была из разных мелких камешков, которые так крепко между собой соединились, что когда пещера эта расселась, то разделилась на три больших отдельных камня; два из них можно видеть и сейчас по бокам пещеры, а третий углублен под стеною церкви» (8).

До 1825 года «под пещерою струился источник воды, а как скрылся, неизвестно» (9). Об этом упоминал один из учеников Духовного училища при монастыре. Он нередко ходил вместе со своими товарищами и наставником к пещере собирать лекарственные цветы, которые росли около источника. Были и другие свидетели, помнившие источник. По мнению некоторых лиц, посещавших Саввин монастырь во второй половине XIX века, к середине XIX века пещерка была уже почти забыта. Однако в описании Звенигородского уезда 1853 года есть следующие строки: «Недалеко от монастыря [Саввина]находится пещера преподобного Саввы, вырытая в крутых скатах реки Сторожанки. К этой пещере в день святого Саввы стекается большое число богомольцев» (10). Историк С. К. Смирнов отмечает: «Доныне [т. е. до середины XIX века]показывают келию или пещерку преподобного Саввы в овраге, в версте от монастыря к северу» (11). Очень интересно единственное среди всех описаний упоминание Смирновым о некой каменной палатке над пещеркой, которая была «выстроена уже в позднее время» (12). Скорее всего, это была небольшая постройка, защищавшая пещерку от дождя и снега. Совершенно ясно, что пещерка никогда не забывалась. К ней приходили паломники, в самой пещерке или близ нее могли служить молебны, может быть, приходили и крестные ходы. Именно с пещерки преподобного Саввы спустя пять с половиной столетий после кончины Звенигородского чудотворца началась история новой обители. Над пещеркой строится церковь, вокруг церкви появляются кельи в окружении невысоких стен, хозяйственные строения.

Теперь перейдем к описанию истории возникновения скита преподобного Саввы. К сожалению, специальной литературы по истории как восточно-православного, так и русского православного скитничества в отечественной историографии не существует. Освещаются лишь истории отдельных скитов, причем обычно кратко и в приложениях к общим работам по конкретным монастырям. Наибольшее внимание и церковных, и светских историков уделено истории Нило-Сорского скита и личности его основателя. Что касается источниковедения и историографии по Саввинскому скиту, то они достаточны, чтобы получить довольно подробное представление о почти полуторавековой истории этой обители. Небольшое описание Саввинского скита содержится в книге 1888 года издания «Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода». В дореволюционных изданиях о звенигородском монастыре и в путеводителях советского времени Саввинский скит фактически только упоминается. Как правило, несколько строк скиту посвящали паломники XIX-XX веков, хотя некоторые характеристики довольно подробны. Это воспоминания княгини Е. Н. Горчаковой, Н. П. Барсукова, архимандрита Пимена и других паломников. Характеристики скитских старцев почерпнуты в основном из воспоминаний насельниц Борисоглебской Аносиной обители, так как «женская Оптина» находилась под духовным окормлением монастыря преподобного Саввы. Большой интерес представляют дневниковые записи и переписка настоятеля Саввина монастыря епископа Леонида (Краснопевкова), при котором произошло учреждение скита. Описание хозяйства, строительной деятельности, управления скита составлено с помощью документов, хранящихся в архивах Москвы, Санкт-Петербурга и Звенигорода.

Возникновение скита произошло благодаря желанию и усердию нескольких людей: святителя Московского Филарета, настоятеля Саввина монастыря епископа Дмитровского Леонида
(Краснопевкова), купца и фабриканта Звенигородского края Павла Григорьевича Цурикова и наместника Саввиной обители архимандрита Галактиона.
Павел Григорьевич Цуриков, купец первой гильдии, в дальнейшем потомственный дворянин, на протяжении всей своей жизни поновлял и строил монастыри и храмы в Москве и других епархиях, но особенно щедро помогал приходскому духовенству Звенигородского уезда. Кроме церквей он строил школы и больницы для бедных, щедро благотворил всем трем монастырям Звенигородского уезда: Саввино-Сторожевскому, Новоиерусалимскому и Борисоглебскому Аносину. В 1860—1870-х годах на средства Павла Григорьевича строится Саввинский скит, представлявший собой целый монастырь с церковью, кельями и хозяйственными службами, обнесенный каменной стеной. Одной из причин возникновения скита послужило желание Павла Григорьевича почтить память своего отца.


Павел Григорьевич не только построил Саввинский скит, но и обеспечил содержание его братии. После смерти П. Г. Цурикова в 1878 году, по его духовному завещанию, большинству храмов и монастырей, которым он благотворил при жизни, были переданы капиталы на их содержание. В описании Саввинского скита конца XIX века отмечено: «Основанием содержания скита служит капитал, положенный устроителем его, и дом в Москве, пожертвованный им же» (13). К сожалению, не удалось точно установить, какой конкретно дом из двух московских домов, принадлежавших Саввину монастырю, предназначался именно скиту. С 1870-х годов Саввину монастырю принадлежали два дома в Москве, квартиры которых сдавались жильцам и приносили обители существенный доход. Вернее говорить не об отдельных домах, а о целых комплексах построек, включавших в себя различные каменные и деревянные, жилые и нежилые помещения. Эти дома располагались на Калужской площади и в Черниговском переулке близ Пятницкой улицы. Ныне первое здание не существует, а второе благополучно сохранилось. В документах не указано, какой именно дом давал доход скиту, владельцем обоих зданий указан Саввин Сторожевский монастырь. Дома сдавались в аренду московским купцам, которые занимались сдачей квартир, регулярно выдавая обители арендную плату. Кроме того, в доме на Пятницкой улице проживали представители монастыря. Там же был магазин с палаткой, также принадлежавший монастырю.

Во второй половине XIX века покупка монастырями доходных домов или завещание доходных домов обителям были широко распространены. Во многом благодаря подобным источникам денежных средств во второй половине XIX — начале XX века развернулась широкая благотворительность русских обителей. Например, при Саввине монастыре в годы Русско-турецкой, Русско-японской, Первой мировой войн организовывались госпитали. На территории обители и поблизости от нее существовали братская богадельня, странноприимный дом, больница, Духовное училище, церковноприходская школа. При монастыре содержались и воспитывались беспризорные дети, содержались бедные ученики. В монастырских гостиницах бедным паломникам бесплатно отпускалась пища. Из средств обители постоянно высылались денежные пожертвования различным церковным и государственным благотворительным учреждениям. Такая широкая благотворительность русских монастырей православному обществу была возможна благодаря помощи людей, подобных Павлу Григорьевичу Цурикову.

Желание Павла Григорьевича почтить память преподобного Саввы строительством храма получило живой отклик в сердце настоятеля епископа Леонида (Краснопевкова). Он управлял монастырем с 1859 до 1876 года, и с его именем связан один из лучших периодов в истории обители.
Именно епископ Леонид стал первым регулярно приводить братию сначала к пещере, затем к Саввинскому храму над пещерой. В слове во время крестного хода, сказанном 17 июля 1873 года перед пещерой, епископ отметил, что «...уже 15 раз совершается на этом месте праздник в честь преподобного Саввы с тех пор, как я с вами, братия, в первый раз здесь молился и беседовал. Что было здесь тогда? Эта пещерка и лес над нею и кругом, а вот уже 11 лет процветает здесь, под сению храма, обитель общежительная...»14.

В «Записках» епископа Леонида самые благодарные и теплые слова относятся к его пребыванию в Саввином монастыре, и особенно к святой пещере. Как викарий Московского митрополита, епископ не мог длительное время жить в обители, перед одним из очередных возвращений в Москву он пишет: «После ранней Литургии... прощался со скитом. О священная пещера! Да воссияет из нее свет монашеству и миру, да не отпустит меня преподобный от обители своей!» (15). Несмотря на высокое достоинство епископа и викария Московского митрополита, Владыка Леонид отличался большой скромностью. Однажды ему передали, что в высших церковных кругах недовольны тем, что он сам читает в монастырском соборе каноны и акафисты, на что епископ отвечал: «Я не более как последний послушник в братстве преподобного Саввы и более ничего» (16).

Особенная любовь к преподобному послужила причиной необыкновенного внимания епископа к пещерке. Владыка Леонид установил новую традицию ежегодного крестного хода из монастыря к пещерке в день 17 июля. Праздник 17 июля был установлен в обители с 1847 года, в память обновления раки со святыми мощами преподобного Саввы. В 1847 году рака была поставлена под новую сень из накладного серебра, созданную на добровольные пожертвования. Когда все труды по устройству новой сени были позади, на 17 июля было назначено торжественное празднование с присутствием представителей высшей церковной иерархии, в том числе святителя Московского Филарета. В память этого события ежегодно 17 июля с 1847 до 1859 года вокруг Рождественского собора совершался крестный ход. Новый настоятель обители епископ Леонид с 1859 года приводил крестный ход к пещерке преподобного Саввы. Крестные шествия всегда совершались с большой торжественностью и считались одним из любимых праздников Саввиной обители. В настоящее время эта традиция восстановлена.

В апреле 1859 года епископ Леонид становится настоятелем Саввиной обители. Узнав о благочестивом намерении П. Г. Цурикова, новый настоятель немедленно приступает к строительству скита. И летом того же 1859 года близ Саввина монастыря над пещерой преподобного началось строительство скитского храма.
Основная заслуга практического воплощения идеи скита принадлежит саввинскому наместнику архимандриту Галактиону. Наместником он стал в 1856 году, то есть за три года до назначения в монастырь епископа Леонида. Под руководством отца Галактиона скит строился очень быстро. Строительство началось уже с конца 1850-х годов. В числе наемных рабочих трудились и иноки Саввина монастыря.

Можно считать, что еще до окончания строительства каменной церкви скит как поселение иноков уже существовал. Во всяком случае, в 1861 году в кельях близ недостроенного храма уже жили иноки. В 1862 году монастырю была пожалована казенная земля в Рузском уезде в размере 115 десятин. Доходы с новых угодий, возможно, предназначались для содержания скитской обители. Полностью строительство первоначального скитского ансамбля было закончено к осени 1862 года. К моменту освящения скита в первых числах сентября 1862 года его архитектурный ансамбль состоял из Саввинского храма, одноэтажного корпуса с кельями для четырех иноков и невысоких стен с тремя башенками. Все постройки были каменными.

Кроме основного, Саввинского храма в скиту была еще одна церковь, расположенная на втором этаже каменного братского корпуса (или теплой трапезной), построенного в 1872 году. Церковь была освящена во имя Святителя и Чудотворца Николая. В 1865 году, вновь на средства П. Г. Цурикова, под руководством отца Галактиона были построены еще пять деревянных домов на каменном фундаменте для братии и шестой дом для келий, трапезы и кухни в окружении деревянной ограды. В 1869 году территорию скита вновь расширяют и вместо деревянных стен выстраивают каменные. К тому времени стены украшали уже пять башенок. В 1872 году, в десятую годовщину возникновения скита, опять же благодаря Павлу Григорьевичу, обновили здания и выстроили еще несколько келий для братии, в том числе каменный двухэтажный корпус с церковью Святителя Николая.

Скит естественно защищен лесом, высокими холмами и рекой, сама природа окружает и охраняет здания. Архитектурный ансамбль скита располагает к уединению.
Из монастыря в скит можно было пройти двумя путями. Первый предназначался в основном для экипажей. Это была относительно широкая прямая дорога, которая начиналась у северных ворот монастыря, проходила через монастырскую рощу и далее превращалась в Воскресенский тракт, ведущий в Москву через Истру. Отойдя от монастыря чуть более пятисот метров, с этой дороги надо было повернуть налево и спуститься в скит по деревянной лестнице. Второй путь состоял из нескольких узких разветвляющихся тропинок, идущих по низине речки Разводни, бывшей когда-то полноводной рекой, но к XIX веку превратившейся в ручеек. Этот путь был сложнее, но гораздо живописнее. В настоящее время оба пути сохранились с небольшими изменениями. Уже упоминавшаяся лестница, соединявшая скит с большой верхней дорогой, подводила паломников прямо к пещере. За пещерой всегда тщательно ухаживали. По воспоминаниям паломников, в разное время ее устилали листьями можжевельника, ветвями сосны, наполнявшими пещеру благоуханием. К ней можно было подойти, не заходя на территорию самого скита. Почти в каждом описании скита отмечено: «Для удобства богомольцев пещера, памятник молитвенных подвигов преподобного Саввы, находится вне ограды скитской, рядом с алтарем скитского храма, так что всякий, желающий поклониться здесь, имеет всегда свободный доступ» (17). Такой подход был связан с тем, что в скит мог попасть далеко не каждый человек. По правилам скитской жизни доступ в скиты женщин был запрещен, за исключением дней особых праздников. В обычное время инокам, в числе которых были и схимники, требовалось совершенное уединение. Известно, что жизнь в Саввинском скиту основывалась на правилах строгого общежительного устава, введение которого было связано с именем святителя Московского Филарета.

Скитский храм во имя преподобного Саввы Сторожевского был освящен митрополитом Филаретом утром 2 сентября 1862 года. Весь следующий день митрополит пробыл в Саввине монастыре и 4 сентября в сопровождении епископа Леонида отправился к Павлу Григорьевичу и Анне Сергеевне Цуриковым. Побыв у них краткое время, Владыка направился в Аносино и затем в Москву. В письмах к епископу Леониду святитель Филарет пишет о Звенигородском монастыре с особой теплотой и любовью. Последнее посещение Саввина монастыря Владыкой было связано с освящением скитского храма.

По свидетельству игумении Аносина монастыря Евгении, скит изначально был рассчитан на 16 человек братии. Но к моменту его освящения в скитских келиях проживало только четыре инока. После строительства новых зданий, жилых и хозяйственных, количество братии к 1865 году соответствовало изначальным планам. Увеличению числа келий способствовало и желание самих иноков. В описании монастыря конца XIX века отмечено: «Нашлись желающие проводить иноческое житие в безмолвном скитском уединении, понадобились большие помещения» (18). Таким количество иноков сохранялось 20 лет — с середины 1860-х до середины 1880-х годов.

В 1886 году настоятелем Саввина монастыря становится викарий Московского митрополита епископ Можайский Александр (Светлаков). При нем Саввинский скит переживает один из своих лучших периодов. Количество скитской братии при епископе Александре достигает 23 человек, среди них было 5 иеромонахов. В начале XX века количество скитских иноков сократилось. По документам 1913 года, в скиту проживали только 12 человек братии. По управлению скит находился в зависимости от наместника Саввина монастыря. Первоначально скит управлялся строителем (так называли настоятеля, стоящего во главе или маленького незначительного монастыря, или управлявшего приписной обителью, зависимой от монастыря более крупного). В 1874 году епископ Леонид скитского строителя произвел в игумены, затем в архимандриты. При епископе Александре (Светлакове) скит управлялся благочинным, в обязанности которого входило наблюдение за порядком, нравами братии, посещением церковных служб и правильностью их свершения.

При епископе Александре в пещерке преподобного Саввы начали читать молебны. «По окончании Литургии, — вспоминает один из паломников, посетивший скит в 1888 году, — один из скитских иеромонахов, отец Иоасаф, в ризе отправился в пещерку преподобного Саввы, которая приходится почти под стеной главного скитского храма и вход в которую снаружи скита, и здесь служил молебен угоднику. Этот порядок, сказывали нам, ежедневный и заведен настоящим настоятелем монастыря Преосвященным Александром, за что нельзя не поблагодарить его» (19). Именно при епископе Александре 17 июля 1887 года было торжественно отпраздновано 25-летие основания скита. Не случайно за основу взяли дату 17 июля, предпочтя ее 2 сентября (день освящения скитской церкви). За точку отсчета выбрали дату возобновления пещерки, еще до строительства церкви. Дата была совмещена с 40-й годовщиной установления праздника — 17 июля.

Многочисленные паломники, которые круглый год, и особенно в летнее время, приходили и приезжали в Саввин монастырь, обычно посещали и скит. Описание посещения скита оставили княгиня Е. Н. Горчакова, историк Н. П. Барсуков и многие другие представители русского дворянства и интеллигенции. Особенно интересно описание скита 1880-х годов, составленное княгиней Е. Н. Горчаковой. Приводим его почти полностью. «Тут же [с северной стороны от монастыря]начинается монастырский лес, очень красиво расположенный на высоком берегу речки Разводни; глубокие овраги, поросшие густым лесом и осененные местами деревьями-великанами, остатками здесь бывших непроходимых дебрей, до того тенистыми, что в самые жаркие летние дни в них сумрачно и прохладно, как в горном ущелье; узкие тропинки, большей частью русла высохших ручьев, ведут к крутым обрывам, с которых открывается великолепный вид на луга и поля, окаймляющие берега Разводни, на рощи и деревни, живописно раскинутые на противоположной стороне реки. В одном из таких оврагов, в версте от монастыря, расположен скит, устроенный на средства П. Г. Цурикова, тому назад лет двадцать. Место, выбранное строителем, до того красиво и уединенно, что этих причин было бы достаточно для устройства отшельнических келий в этом диком ущелье, но им руководило еще другое, нравственное побуждение: здесь в овраге с давних времен существует пещерка, в которой, по преданию, преподобный Савва часто проводил целые дни в молитве и безмолвии... 

Теперь в пещерке поставлен образ преподобного Саввы молящегося, перед ним постоянно теплится лампада и по желанию усердствующих служатся молебны... Каждый богомолец считает непременным долгом побывать в пещерке преподобного хоть один раз во время своего пребывания в Саввином монастыре, но многие ходят туда всякий день и слушают обедню и вечерню в скитской церкви... Весной и летом скит по своему местоположению и богатой свежей растительности очарователен, а лес, его окружающий, до того разнообразен, что дорога, соединяющая скит с монастырем, никогда не надоедает и служит любимой прогулкой для богомольцев... Но зимой и особенно в ненастную осень скитские монахи испытывают здесь много неудобств и лишений. В осенние дождливые дни крутой овраг на берегу речки, близ которой постоянно стелется туман, пропитывается до того сыростью, что она проникает во внутренность келий и делает их сырыми и холодными, несмотря на обилие топлива, в котором братия, конечно, не нуждается, живя в лесу. Зимой же массы снега, скатываясь с крутизны, образуют снежные обвалы, наполняющие низменную часть скита, верхняя также заносится снежными бурями и метелями, и немалого труда стоит братии очищать всякий день дорожки к церкви, трапезной и келиям и аллею, ведущую к скитским воротам, на большой Воскресенской дороге. Она служит единственным сообщением скита с монастырем, так как лесные дорожки и тропинки все покрыты глубоким снегом и остаются непроходимыми до таяния снегов. Несмотря на наши суровые, продолжительные зимы, скитские монахи любят свой уединенный, живописный скит и благодарят его строителя за устроенный для них приют, с обеспечением самых необходимых потребностей жизни» (20).

Торжественно проходил в монастыре и скиту ежегодный крестный ход 17 июля — один из самых любимых праздников саввинских иноков и многочисленных паломников монастыря. Праздник проходил в определенной традицией последовательности. После окончания ранней Литургии в монастырском храме крестное шествие направлялось в скит, где совершили вторую Литургию в церкви и молебен с Акафистом у пещерки преподобного Саввы. Иногда гостям в скиту предлагали небольшое угощение. Например, во время крестного хода в 1913 году всем молящимся раздавали мягкий ситный хлеб и предлагали чай и квас. Затем крестный ход возвращался в монастырь, где иноков и гостей ждала праздничная трапеза. В журнале «Московские церковные ведомости» ежегодно публиковались описания июльских торжеств в Звенигороде.

В 1898 году Саввинский скит посетил будущий священномученик Владимир (Богоявленский), в то время митрополит Московский и Коломенский. В Звенигород он прибыл 6 сентября на дни празднования торжества 500-летия Саввино-Сторожевского монастыря.
К началу XX века архитектурный ансамбль скита сложился окончательно. На рубеже XIX-XX веков в скиту строятся деревянные одноэтажные постройки на каменных фундаментах: келлия благочинного, келлии братии и рухлядная, трапезная, кухня и келлии с подвальным этажом на фундаменте, каменная одноэтажная баня.

Паломник, побывавший в монастыре в 1915 году, так описал его: «Скромный Саввинский скит со своими окруженными зеленью маленькими деревянными домиками, с круглыми белыми башенками на невысокой стене, с небольшою изящною церковью над пещеркою преподобного, длинная деревянная лестница, спускающаяся по горе против самого алтаря, со стены которого словно благословляют приближающегося путника преподобные Сергий и Савва, — сама маленькая тихая пещерка, вся благоухающая от застилающего ее пол свежего можжевельника, с двумя громадными камнями — по преданию, местом отдохновения преподобного Саввы, с маленькою лампадочкою, тихо мерцающею пред его изображением на противоположной входу стене...» (21). Это было одно из последних описаний Саввинского скита перед грядущими испытаниями XX века.

Монастырь был закрыт в июле 1919 года. Святые мощи преподобного Саввы Сторожевского были кощунственно вскрыты, после чего на протяжении нескольких десятилетий хранились в одной благочестивой семье. В 1983 году мощи звенигородского чудотворца были переданы в Московский Свято-Данилов монастырь — первую московскую обитель, возвращенную советским правительством Русской Православной Церкви.
В июне — июле 1919 года монастырь и скит находились в ведении Наркомата юстиции, а с августа 1919 года перешли в ведение НКВД. С того времени в зданиях монастыря и скита располагался один из первых советских концентрационных лагерей, он подчинялся отделу принудительных работ НКВД. 6 июня 1920 года совнарком постановил все жилые и служебные здания Саввина монастыря, занятые заключенными, изъять в двухнедельный срок из ведения НКВД и передать в ведение народного комиссариата здравоохранения для устройства там санатория для рабочих. Поэтому в июле 1920 года заключенные из монастыря частично были переведены в скит, частично направлены в другие лагеря.

В 1923 году скит было постановлено передать Отделу по делам музеев. С этого года скит принадлежал музею, расположенному в зданиях Саввино-Сторожевского монастыря. По документу передачи, скит состоял из двухэтажного каменного корпуса, каменной сторожки, одноэтажного каменного дома, трех сараев и мелких хозяйственных построек. Путеводитель по Звенигородскому музею 1929 года включил скит в экскурсионный маршрут по окрестностям Звенигорода. В нем упомянуто, что в нижней части церкви преподобного Саввы находится «пещера из туфа и камней» (22).
В 1939 году музей был закрыт, а скит передан санаторию. В ведении санатория Министерства обороны архитектурный ансамбль скита находился до середины 1980-х годов. Санаторием здания скита использовались как хозяйственные и жилые помещения для сотрудников.

В середине 1980-х годов архитектурный ансамбль скита был передан Мособлстройреставрации Министерства культуры. Планировалось приспособить здания под зону отдыха, однако спустя некоторое время скит был передан в ведение Звенигородского музея. В течение этого времени предпринимались попытки реставрации зданий, но на деле они ни к чему не привели. Незадолго до возвращения скита Русской Православной Церкви был составлен документ о состоянии ансамбля. Документ датируется 1995 годом: «К настоящему времени на территории Саввинского скита сохранились лишь каменные постройки. Это замкнутое пространство скитского двора с церковью преподобного Саввы, сторожевой и кельей, ограниченное кирпичной оградой с двумя башнями по углам. Западная часть ограды и северная башня при ней разрушены. Ранее здесь проводились реставрационные работы. Церковь преподобного Саввы находится в строительных лесах. В настоящее время реставрация приостановлена, в результате чего памятники опять подвергаются разрушению. Сорваны дверные замки, выбиты двери, стекла, исписаны стены... сохранился двухэтажный каменный корпус келий братии с домовым храмом святого Николая Чудотворца. Он отреставрирован и в нем находится охрана музея. Монастырские кельи, постройки, сараи были ликвидированы санаторием Министерства обороны после 1983 года, так как на сохранившейся геоподоснове того времени эти здания еще не были отмечены. Здесь проживало население. Вокруг находились плодовые сады, огороды и многочисленные хозяйственные постройки. В настоящее время сады находятся в заброшенном состоянии. Здесь растут яблони, сливы, малина. От старых построек сохранились фундаменты и ямы, что делает хождение по этим местам небезопасным, тем более что территория заросла бурьяном, высокой травой. Пространство перед двухэтажным каменным корпусом частично выкашивается... На территории имеются отдельные старые деревья конца XVIII века (дубы), деревья конца XIX — начала века (липы, березы), насаждения позднего периода (послевоенных и последних лет)» (23).

В 1995 году некоторые памятники Саввина монастыря были переданы Русской Православной Церкви. Возрождение иноческой жизни в обители началось в 1997 году, после назначения в монастырь игумена (ныне архимандрита) Феоктиста (Дорошко). В ведение Саввино-Сторожевского монастыря скит перешел 3 августа 1998 года.

В скиту уже не раз бывал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Первый его визит в скит состоялся в конце мая 1998 года. Перед взором Патриарха предстали полуразрушенные здания некогда процветавшей обители. Святейший Владыка благословил иноков на восстановительные работы. Не ожидая больших перемен в ужасающем состоянии памятника за короткий срок, Патриарх советовал насельникам не работать сверх сил, а только привести территорию скита в порядок к празднику. На протяжении 1998 года в монастыре и скиту напряженно готовились к торжеству перенесения святых мощей преподобного Саввы Сторожевского из Московского Свято-Данилова монастыря. Во время празднования, состоявшегося 22-23 августа, Святейший Патриарх вновь побывал в скиту и был приятно удивлен происшедшими переменами. Вместо полуразрушенных зданий перед ним находился возрожденный из руин Саввинский скит с церковью и келлиями в окружении восстановленных стен. Некоторые участки стен и келейных домиков ранее были настолько разрушены, что их пришлось строить заново. «Вот так возрождаются святыни», — сказал Святейший Владыка и благословил всех, кто трудился над возрождением скитского храма и остальных строений скита.

Первую Литургию в возрожденном скиту совершил 24 августа 1998 года епископ Тихон (Бронницкий) в сослужении наместника Саввино-Сторожевского монастыря архимандрита Феоктиста. После этого в течение года по воскресеньям служили Литургию в Саввинском храме скита. В августе 1999 года в церкви преподобного Саввы начались реставрационные работы, которые продолжаются по настоящее время. Скитские насельники посещают богослужения в храмах Саввино-Сторожевского монастыря. В скитском Саввинском храме ныне служат молебны, в Никольской церкви читают утренние и вечерние правила.

В настоящее время скит представляет собой хозяйственное подворье Саввина монастыря: в нем имеется коровник, пасека, огороды. Большинство братии, проживающей в скиту, имеют послушания в монастыре. Возможно, в недалеком будущем скит вновь будет служить местом уединенной молитвы монахов.
Святыней скита является пещерка, вырытая преподобным Саввой. Частично она осыпалась, но восстановить ее в прежних размерах необходимо. В скитском храме, построенном над пещеркой преподобного, ведутся реставрационные работы. В связи с этим обращаемся к благочестивым читателям с просьбой о помощи в возрождении места молитвенных подвигов преподобного Саввы Сторожевского. Павел Григорьевич Цуриков, построивший и обеспечивший скитскую обитель, да будет светлым примером нынешним христианам, слушающим за каждой Литургией: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7).

Бывая в скиту преподобного Саввы, всегда ощущаешь душевный мир, сердечный покой и тихую радость. Радостью о Святом Духе было наполнено сердце преподобного Саввы, молившегося в своей пещере. Благодатная тишина, принесенная в Звенигород учеником Преподобного Сергия Радонежского из монастыря Святой Троицы, сохранилась в скиту и по сей день. Любой человек — глубоко верующий или далекий от Церкви, побывав в Саввинском скиту, навсегда сохранит в своей душе привязанность к этому месту и желание посетить его вновь. Приезжайте и убедитесь в этом сами.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Житие Савы Сторожевского. М., 1994. С. 26.
2. Житие Савы Сторожевского. М., 1994. С. 28.
3. Епископ Леонид (Краснопевков). Преподобный Савва Сторожевский. М., 1869. С. 7.
4. Служба Преподобному Савве на обретение святых мощей. М., 1887.
5. Епископ Леонид (Краснопевков). Указ. соч. С. 9.
6. Протоиерей Владислав Цыпин // Вопросы истории. М., 1991/ № 4/5. С. 38.
7. Богословский вестник. Сергиев Посад, 1910. № 3. С. 66.
8. Рассказы о Саввине Сторожевском монастыре отца Савватия, гробового иеромонаха при мощах преподобного Саввы // Душеполезное чтение. М., 1879. № 8. С. 436.
9. Там же. С. 437.
10. Военно-исторический архив г. Москвы. Фонд ВУА. Д. 18868. Л. 123 об.
11. Смирнов С. К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря. М., 1986. С. 130.
12. Там же.
13. Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода, М., 1904. С. 126.
14. Душеполезное чтение. М., 1874.
15. Московские церковные ведомости. М., 1911. № 29. С. 598.
16. Московские церковные ведомости. М., 1909. № 19-20. С. 354.
17. Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода. М., 1904. С. 126.
18. Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода. М., 1904. С. 125.
19. Московские церковные ведомости. М., 1888. № 36. С. 470.
20. Горчакова Е. Н. Путешествие в Новый Иерусалим, Саввин монастырь и Дмитров монастырь. М., 1886. С. 54-58.
21. Воскресный день. М., 1915. № 47. С. 554.
22. Колобов В. М. Звенигородский художественно-исторический краевой музей. Путеводитель. Звенигород, 1929.
23. Архив Саввино-Сторожевского ставропигиального монастыря. Проект благоустройства территории скита. М., 1995. С. 44-45.


icon-car.pngFullscreen-Logo
Саввинский скит

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Саввинский скит 55.736093, 36.814649 Саввинский скит

Рубрика: Одинцовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: