Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Мысово

Усадьба МысовоУсадьба Мысово (Россия, Московская область, Мытищинский район, г. Долгопрудный)

Проезд на автомобиле: Дмитровское шоссе [А 104]. За Долгопрудным и населенным пунктом Грибки будет транспортная развязка с указателем на «Водники». Тихое, малозагруженное в будни шоссе выводит к платформе «Водники» и ж/д переезду, за которым новые, бурно растущие микрорайоны Долгопрудного. Усадьба промышленника А.Г. Кузнецова располагается в этой части города, на берегу водохранилища (ориентировочно ул. Школьная).
Совсем рядом — современные многоэтажки, а через дорогу от них, за декоративным заборчиком, — тенистый уголок липового парка. Со стороны водохранилища, от огромных волнующихся водяных масс тянет холодом. Здесь бывает не уютно в дождливую, ненастную погоду, когда ледяной ветер пронизывает насквозь стройные ряды старых лип… Но г-н Кузнецов поставил свой дом (конец XIX в.) почти у самой воды. Двухэтажный, с каменным первым этажом и вторым деревянным (что снаружи совсем не заметно), и с угловой гранёной башней на углу. По двум фасадам на чугунных стойках поставлены балконы, один из них, тот, что выходит в запущенный сад, довольно протяжённый.





Ныне в господском доме что-то вроде офисов или госучреждений. Служебным постройкам не нашлось применения, и они превратились в руины.
Два деревянных усадебных жилых дома в русском стиле спрятаны за высоченным забором, должно быть судьба их сложилась удачно…
Мысово оказалось в руках купца-промышленника А.Г. Кузнецова только в в 1890-х гг., и принадлежало его семье до 1917 г. Последней владелицей имения стала «фарфоровая фабрикантша» Кузнецова.
Кузнецовы превратили усадьбу в свою подмосковную дачу, кроме того они привели в порядок прилегающий парк и Круглую рощу, провели к своим владениям шоссе.
«По распоряжению Кузнецова без единого гвоздя были выстроены 6 деревянных зданий «в русском стиле», которые сдавались как дачи. Один из этих домов, получивший в последствии название «Дом агронома», в 1911 г. этот дом вывозился на выставку в Париж, где произвел огромное впечатление. А название «Дом агронома» появилось позже в связи с тем, что в 1930-е гг. в нем располагалась Мысовская огородно-садоводческая  станция.
Семья Кузнецовых имела свои дома и в Москве. В одном из них, на Дмитровке, в стенном тайнике хранилась золотая и серебряная утварь и посуда, всего весом около 150 пудов, которые после 1917 года была найдена и отошла государству.
У Кузнецовых имелась своя большая конюшня с сорока лошадьми, для содержания которых существовали залуженные рекой Клязьмой пашни. Эти пашни ушли под воду после строительства канала им. Москвы – теперь на их месте находится Котовский залив.
Мысовская земская школа была преобразована в огородно-садоводческую. Дело в том, что в 1913 г. Главным управлением землеустройства и земледелия утверждено Положение о Московской сельскохозяйственной опытной станции, и в 1919 г. к отделам животноводства, метеорологии и энтомологии добавился огородно-садовый отдел, который был размещён на землях Покровского и Мысово. Московская сельскохозяйственная опытная станция стала предшественником Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства (ВСТИСП) – одного из старейших научных центров по садоводству европейского Нечерноземья страны.
После событий 1917 года в Мысово была организована коммуна из служащих Кузнецовой, являвшейся в это время после смерти мужа, владелицей имения. Вероятно, эта коммуна поддерживалась и самой Кузнецовой, в надежде сохранить ее до скорого возвращения прежнего строя в России. До 1921 года она, вплоть до своего отъезда в Париж, исправно выплачивала жалованье своим служащим.
Мысовская коммуна просуществовала до 1929 года. Когда стала проходить коллективизация в районе, коммунары не захотели переходить на устав коллектива, и коммуна распалась. Вместо нее организовался колхоз, а затем «Дом агронома» стал служить школой переквалификации сельскохозяйственных работников»…

Более подробно с историей усадьбы можно ознакомится на официальном сайте.

Наталья Бондарева 


Ученики 8а класса Гранитной школы №7, 1967 год.

История имения Мысово

В 50-е годы XIX века Мысово называлось сельцом, т.к. не имело ни церкви, ни крестьян. Это было просто хозяйственное имение. Мысово оно называлось, потому что в этом месте река Клязьма огибала мыс, на котором находилось имение. Окружено оно было большим парком, тянувшимся по Клязьме до самого Ивакино, а в сторону Лихачёво — до Круглой рощи, которая также составляла часть парка (это площадь, на которой раскинулся Камнеобрабатывающий комбинат). В сторону Котово была хвойная рощица, также являвшаяся частью парка, принадлежала она князю Юсупову.
В 1852 году Мысово принадлежало предпринимателю А.А.Калашникову. В сельце было небольшое клеённое заведение, на котором изготовлялась клеёнка для обивки мебели и других нужд. На производстве работали вольнонаёмные рабочие и оброчные котовские крестьяне князя Юсупова. Временами эти крестьяне переводились на барщину.
После крестьянской реформы А.А.Калашников продал Мысово Николаю Павловичу Малютину — богатому промышленнику.
В 1880-х г.г. Малютин проиграл сельцо в карты купцу Кузнецову, который превратил Мысово в свою подмосковную дачу. Клеённое заведение было ликвидировано, но зато приобрёл новое значение парк, превратившийся в место летнего отдыха Кузнецовых. За парком и Круглой рощей был установлен хороший уход. Крестьян в парк не пускали, он был местом отдыха хозяев.
Кузнецовы были миллионерами. Они имели чаеразвесочную фабрику, входили членами в Кяхтинское акционерное общество.
Грязная непролазная дорога до ст. Химки Николаевской железной дороги была Кузнецовыми шоссирована, а в Лихачёво был установлен шлагбаум, на котором взималась плата за проезд подвод, проезжающих с грузом. Вдоль шоссе, по обочинам, были посажены аллеи деревьев до самого Лихачёва.
У Кузнецовых была своя большая конюшня, стояло в ней 40 лошадей. Был жокей из англичан.
Основные архитектурные сооружения Мысово, дошедшие до наших дней относятся ко второй половине XIX в. Это деревянный барский дом с резными ажурными карнизами, фронтоном и прочими резными украшениями (по рассказам старожилов это строение было отмечено дипломом и медалью на парижской выставке в начале XX в). Главное здание, выстроенное из кирпича, с башенкой в ложно-готическом стиле особенной архитектурной ценности не представляет, являясь сооружением, в котором смешаны стили.
После Октябрьской революции, в 1918 году, в Мысово была организована коммуна из бывших служащих Кузнецовых, поддерживалась она самой Кузнецовой, надеявшейся сохранить имение до прихода вновь капитализма в Россию. Кузнецова до 1921 года выплачивала жалование служащим, а в 1921 году уехала из Мысово в Париж.
Были у Кузнецовых и свои дома в Москве. В одном из них, на Дмитровка, в тайнике, сделанном в стене, было найдено золотых и серебряных вещей до 150 пудов.
Мысовская коммуна просуществовала до 1929 года, т.е. до тех пор, пока стала проходить в районе коллективизация. Вместе неё организовался совхоз, затем Дом агронома, наконец, Областная сельхозшкола по подготовке квалифицированных кадров работников сельского хозяйства.


Василий Кузнецов, 27 февраля 1968 года.
(Рукопись Василия Васильевича Кузнецова-старшего)

История имения Мысово

Самое название «Мысово» — указывает на то, что земельная площадь вдавалась мысом в реку Клязьму, омывалась с двух сторон рекой Клязьмой, а с третьей стороны примыкала к земельной вотчине князей Юсуповых, владельцев села Котово и деревни Щапово.
Раньше имение Мысово принадлежало Малютиным, а потом перешло около 1890 года к Кузнецовым, которые имели чайные плантации в Крыму и на Кавказе и на паях с Губкиным (Губкин А.С. — основатель династии, умер в 1883г. — прим. Виноградовой И.А.), основали чайную торговлю в Москве под фирмой «Кузнецовых-Губкиных».
В Москве у Кузнецовой Анны Ивановны был дом, который и сейчас существует на улице Чехова по направлению к Пушкинской площади на левой стороне и выделяется во дворе с колоннадой. Здесь была ее контора и жили служащие ее фирмы и другие работники около 30-ти человек. Было несколько поваров, которые готовили кушанья для барыни, для служащих и собак «болонок», которых было около 20-ти. Здесь была своя электростанция и конюшни для выездных лошадей.
Мысово было ее загородным поместьем. В деревянном резном доме, который на выставке в Париже получил Золотую медаль жила «старая барыня». Так ее звали работники. В белом каменном доме жила дочь Анны Ивановны — Александра Григорьевна Кузнецова, любительница верховой езды, которая не обладала красотой, но сошлась с испанцем «де-ля-Торре», который воспользовался ее золотом и удрал за границу.
«Кузнечиха» — так называли окрестные крестьяне Анну Ивановну, основала на въезде в имение начальную школу для крестьянских детей и содержала учительский персонал за свой счет. В этой бывшей здесь школе проживает со своей коллекцией картин наша художница Савельева.
Во время войны 1914 года Кузнецова основала в Мысове лазарет для русских воинов, прикрепила к ним врача и медицинских сестер. В московском доме у ней так же был лазарет.
У берега клязьминского водоема и сейчас стоит большое здание, так называемые «английские конюшни» — «под красной черепицей». Черепица была привезена из Франции, а также и мельхиоровые коньки, которые красовались на крыше по бокам здания. Кузнецова была любительница лошадей, и одна из них — Опаль, была привезена из жеребенком также из Парижа. Опаль — самая любимая лошадь барыни. Опаль позднее в бытность совхоза (после барыни) не приспособленная к труду, запряженная в хомут, издохла. В конюшне находились и другие породистые лошади, которых дрессировали в манеже. Манеж не сохранился от пожара.
На большом поле существовал ипподром с наблюдательной вышкой, откуда любовались скачками. Руководил лошадьми англичанин Томас Смит, который совсем не знал русского языка. Он был дрессировщиком, заведующим «музеем сбруи» жокеем. Он содержал конюшню в полной чистоте. Каждое стойло для лошади было обтянуто щетинистыми коврами. Левый флигель конюшни служил «Музеем сбруи». В правом флигеле жил заведующий музеем и жокей Томас Смит с семьей.
В другом скотном дворе содержался молочный скот. Молоко отправлялось в Москву к барыне и к ее служащим, а также пользовались им и скотницы со своими семействами, сбивалось здесь и сливочное масло.
В особые праздничные дни оркестр располагался в парке, в беседке на краю обрыва. Гремела музыка и фейерверки вздымались в воздух.
Во время революции Кузнецова уехала в Париж и писала письма своим престарелым работникам, что ей живется плохо и приходится ей зарабатывать «стиркой белья». А потом, когда оформились ее банковские дела в Париже, она писала уже о другом. В Булонском лесу она имеет виллу и свою машину. На переведенные деньги из Парижа она выписала к себе Томаса Смита с семьей. В 1923 году Томас Смит уехал в Париж. Я его провожал со слезами, видя в нем честного, самоотверженного работника, любившего свое дело и которого любили все сослуживцы и вспоминали его.
После отъезда Кузнецовой имение перешло в Наркомзем. Деревянный резной дом заняла селекционная лаборатория. В каменном белом доме разместились научные сотрудники. Заведующим Совхоза «Мысово» Наркомзем назначил Бурдукова Дмитрия Васильевича, бывшего управляющего имением Родзянко — председателя «Государственной Думы». По отъезде Родзянко за границу, Бурдуков сдал имение Родзянко в государство. Он был примерным руководителем совхозного строительства.
В 1933 году в Мысове была сельскохозяйственная школа садоводства и мне пришлось работать в ней бригадиром-мастером по садоводству.
После военного времени 1941 года имение Мысово перешло в коммунальный отдел, его хотели передать в Котовский сельсовет, но он отказался от него за неимением средств для ремонта основных зданий. Деревянный резной дом, который называли старый дом, имеющий архитектурный русский стиль, перешел в военное ведомство, как и котовская церковь, основанная в 1684 году — ее заняла Военная Типография. Деревянный дом был обшит тесом, открытый переход из дома в резную пристройку-кухню был заделан также тесом. Это здание потеряло свою обособленную красоту, и только верхняя резьба карнизов напоминает о прошлом прекрасного строения.


Сикорский Адам Адамович, 1970-е годы.
Председатель городского отделения ВООПиК (Всесоюзное общество охраны памятников истории и культуры)

История села Мысово

Бывшее помещичье гнездо Мысово, в крепостные 1850-е годы называлось сельцом, потому что там не было ни церкви, ни крестьян. Это было просто хозяйственное имение, называлось оно Мысово потому, что в этом месте река Клязьма образует мыс, вдающийся в реку Клязьму. Мысово сельцо было окружено большим парком, который тянулся по реке Клязьме до Ивакино.
В сторону Лихачево до Круглой рощи, которая также составляла часть парка, эта площадь, на которой теперь раскинулся Гранитный поселок и в сторону села Котово была хвойная рощица, также являющаяся частью парка, расположенного по реке Клязьме, но принадлежавшей князю Юсупову.
В 1852 г. Мысово принадлежало Калашникову Алексею Алексеевичу. В сельце было небольшое клееное заведение, на котором изготовлялась клеенка для обивки мебели и других нужд. На производстве работали вольнонаемные рабочие, вероятно из местных котовских крестьян, так как крестьяне села Котово были у князя Юсупова на оброке, и только часть времени несли барщину. Но в свободное время особенно зимой, они могли работать по найму.
После крестьянской реформы Калашников A.A. Мысово продал Малютину Николаю Павловичу, который был не дворянином, а предпринимателем, был очень богатым человеком, промышленником.
В 1880-х Малютин сельцо Мысово проиграл в карты купцу Кузнецову, который Мысово превратил в свою подмосковную дачу. Клееное заведение было закрыто, но зато приобрел новое значение парк. Мысово стало служить дачей для летнего отдыха Кузнецовых.
За парком и Круглой рощей был установлен хороший уход. Но крестьян в него не пускали, им пользовались только владельцы Кузнецовы.
Кузнецовы были миллионеры. Грязную, непролазную дорогу до станции Химки, Октябрьской (тогда Николаевской) железной дороги, они шоссировали. А в Лихачево они установили шлагбаум, на котором взималась плата за проезд с проезжающих с грузом подвод. Вдоль шоссе, по обочинам, раньше еще, были насажены аллеи деревьев, до самого Лихачево.
У Кузнецовых была своя большая конюшня, на которой стояло сорок лошадей. Поэтому бывшая пашня около Мысово была залужена. Кроме того, за рекой был луг в 40 десятин, который использовался для сенокоса для своих лошадей; был свой наездник, из англичан.
После Октябрьской революции в 1918 году в имении Мысово была организована коммуна, из служащих Кузнецовой, которая была владелицей Мысова после смерти мужа. Вероятно, что эта коммуна поддерживалась и самой Кузнецовой, в надежде сохранить имение до прихода вновь капитализма в России. Она выплачивала жалованье всем служащим до своего отъезда в 1921 году из Мысова в Париж.
У Кузнецовой были свои дома в Москве. В одном из ее домов на улице Дмитровке, в тайнике, сделанном в стене, после революции было изъято золотой и серебряной утвари и посуды сто пятьдесят пудов.
После революции мысовский парк стал служить местом отдыха для трудящихся. В праздничные дни в Мысово приезжало много рабочих и служащих из Москвы. Десятки машин останавливались в парке, где гуляли и купались в Клязьме люди.
Мысовская коммуна просуществовала до 1929 года. Когда стала проходить коллективизация в районе, коммунары не захотели переходить на устав коллектива и коммуна распалась. Вместо коммуны организовался совхоз, а затем «Дом агронома», который служил школой переквалификации сельскохозяйственных работников.
В 1936 г. началось строительство канала Москва-Волга. Около Котово-Мысово организовалось два участка канала, второй и третий. Около трассы канала возникло два поселка: Водники, названный после, и Гранитный, в которых жили рабочие. Круглая Роща была вырублена, лес пошел на строительство бараков. Канал копали экскаваторами. На середине канала прокладывались рельсы, по которым ходил паровик. Платформы нагружались экскаваторами, а землю вывозили на Клязьминское болото.


Составитель: Тюфтякова Елена — научный сотрудник Долгопрудненского историко-художественного музея
Фрагмент из исторического очерка «Мой город — Долгопрудный» — 2002 г.

Село Мысово

К западу от Спас-Котово, в месте, где Клязьма резко уходила в сторону, отчего на ее высоком крутом берегу образовался мыс, в Х1Х столетии находилось небольшое хозяйственное имение — сельцо Мысово, в котором не существовало ни церкви, ни крестьянских дворов. Сельцо было окружено большим парком, тянувшимся по берегу реки до Ивакино. С другой стороны к поместью примыкала Круглая роща. Хвойный лесок отделял его от Юсуповского владения.
В 1852 году Мысово, согласно документам, принадлежало Алексею Алексеевичу Калашникову. В сельце находилось небольшое клеенное заведение, на котором изготовлялась клеенка для обивки мебели и других нужд. На производстве трудились вольнонаемные рабочие, вероятно из котовский крестьян, так как крестьяне близлежащего села состояли у князя Юсупова на оброке, и только часть времени несли барщину. В свободное время, особенно зимой, они могли работать по найму.
После крестьянской реформы 1861 года А.А.Калашников продал Мысово богатому предпринимателю-промышленнику Николаю Павловичу Малютину.
Именно им в 1876 году здесь было построена трехклассная школа-училище, которое по тому времени считалось прекрасным, образцовым учебном заведением во всем Московском уезде. Школа содержалась исключительно на средства владельца сельца и имела две просторные классные комнаты, оборудованные и обставленные мебелью, купленной самим Малютиным.
Здание школы находилось ближе к небольшому хвойному лесочку, куда весной и осенью дети выходили на перемены между уроками. Здесь же, при школе, был построен отдельный флигелек для учителя, под его квартиру.
Преподавал уроки воспитанник учительской семинарии. Ему помогал местный причетник, который хотя и не закончил ни курса духовной семинарии, но готовился к экзамену на звание учителя. Закону Божьему и хоровому пению детей обучал местный священник.
Инспектор народных училищ уезда И.Ю.Некрасов отмечал, что успехи обучения детей в этом учебном заведении очень хорошие. В школе обучалось всего 57 человек, в т.ч. 47 мальчиков и 10 девочек. В младшем классе было 17 мальчиков и 7 девочек. Средний класс состоял из 19 учеников и 3 учениц. В старшем классе девочки совсем отсутствовали, а число мальчиков сокращалось до 11-ти. Скорее всего, такое сокращение учащихся в старших классах является следствием того, что дети постарше в крестьянских семья уже привлекались к труду в поле и дома, а девочки к тому же становились няньками младшим сестрам и братьям, и следовательно, не имели возможность посещать школу.
В 1880-х годах Малютин сельцо Мысово проиграл в карты купцу Кузнецову, который превратил его в свою подмосковную дачу. Клеенное заведение было нарушено. Но зато новое значение приобрели парк и Круглая роща. За ними установили хороший уход, крестьян туда не допускали совсем. Ведь под тенью старых древ очень любили отдыхать новые владельцы.
Являясь миллионерами, Кузнецовы грязную, непролазную дорогу от своего имения до станции Химки, тогда Николаевской железной дороги, шоссировали, а в Лихачево установили шлагбаум, на котором взималась плата за проезд с проезжающих по мощенной дороге подвод с грузом. Дорога получилась красивой, ведь еще ранее по ее обочинам были посажены ряды деревьев, которые предавали ей вид прекрасной аллеи.
У Кузнецовых имелась своя большая конюшня с сорока лошадьми, для содержания которых существовали залуженные пашни.
После событий 1917 года в Мысово была организована коммуна из служащих Кузнецовой, являвшейся в это время после смерти мужа, владелицей имения. Вероятно, эта коммуна поддерживалась и самой Кузнецовой, в надежде сохранить ее до скорого возвращения прежнего строя в России. До 1921 года она, вплоть до своего отъезда в Париж, исправно выплачивала жалованье своим служащим.
Кузнецова имела свои дома и в Москве. В одном из них, на Дмитровке, в стенном тайнике хранилась золотая и серебряная утварь и посуда, всего весом около 150 пудов, которые впоследствии отошли государству.
Мысовская коммуна просуществовала до 1929 года. Когда стала проходить коллективизация в районе, коммунары не захотели переходить на устав коллектива, и коммуна распалась. Вместо нее организовался колхоз, а затем «Дом агронома», который служил школой переквалификации сельскохозяйственных работников. Мысовская земская школа была преобразована в огородно-садоводческую. С 1931 года известна Мысовская гидроэлектростанция «Коммунист» кооперативного товарищества по электрификации сельского хозяйства.
Долгое время Мысовский парк и рощи служили прекрасным местом для отдыха трудящихся. В первом десятилетии советской власти сюда в выходные и праздничные дни приезжали люди даже и из Москвы.
Но строительство канала Москва-Волга, начатое в этих местах в 1934 году, отрицательно сказалось на парке и роще, раскинувшихся на берегу Клязьмы. Круглая роща была вырублена, деревья пошли на постройку бараков для строителей канала, которые сооружали здесь же, по соседству. Рыли канал вручную и экскаваторами. По середине канала были проложены рельсы, по которым ходил паровик, вывозивший на платформах землю на Клязьменскую пойму-ложбину.
Мысово постепенно все больше сливалось с деревянными и каменными постройками возникшего при строительстве канала поселка Гранитный, став впоследствии с ним одним целым…


Фото из фондов Долгопрудненского историко-художественного музея

Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово
Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово
Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово
Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово
Усадьба Мысово   Усадьба Мысово   Усадьба Мысово  


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Мысово

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Мысово 55.954327, 37.493720 Усадьба Мысово

Рубрика: Мытищинский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: