Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Нерастанное

Усадьба НерастанноеУсадьба Нерастанное (Россия, Московская область, Чеховский район, Нерастанное)
Недоступна для посещения.

Сколько бы вы не искали сведений о Нерастанном в поисковиках – запросы выдадут информацию по крупицам, с фотографиями вообще туго. В усадьбе располагается войсковая часть, и доступ туда закрыт. Существующая на картах дорога через Попово на самом деле упирается в КПП. Пыталась сюда попасть, но тщетно, поэтому довольствуюсь описаниями из книг дьяка Соколова и краеведа Кабанова. По другую сторону реки, сквозь ветви разросшихся деревьев, и из-за бетонного забора, едва ли можно рассмотреть часть фасада конного двора, этот снимок и оказался на страницах книги-бестселлера о подмосковных имениях А.Б. Чижкова.
Усадьба основана в 1780-х гг. Федором Григорьевичем Орловым – одним из братьев блестящей Екатерининской когорты, затем перешла к его сыну А.Ф. Орлову. Далее поместьем владела Анна Алексеевна Орлова (дочь Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского), но бывала здесь редко, находясь в основном в Москве и в отцовском имении Остров. 





Владение перешло к Алексеевым, из рода которых происходила следующая хозяйка Нерастанного — Надежда Владимировна, вышедшая замуж за Аркадия Илларионовича Беклемишева. При ней (в сер. XIX столетия) усадьба возобновлена (или отстроена заново?). Наследовала имение её племянница А.П. Беклемишева; последняя владелица перед революцией — А.Н. Алексеева.
Усадьба НерастанноеСразу оговорюсь, в виду недостаточной исследованности объекта, имеющего статус памятника федерального значения (код 5010542002, Постановление Совета Министров РСФСР № 495 от 07.09.1976), нет достоверных данных о сохранности и датировке уцелевших построек, часть из которых могла дойти до нас от времени владения имения Орловыми (в частности крепость или б.м. «Псовый двор», или готический дом – позднее приют). В виду всех неясностей точно известно, что главный деревянный дом Беклемишевых утрачен.
Местность здесь была слегка возвышенная, сухая, с могучими ельниками. Когда встал вопрос о лечении владелицы имения Анны Петровны в Крыму, то её лечащий врач рекомендовал ей больше времени проводить в своем подмосковном имении, и действительно Беклемишева благодаря здешнему воздуху выздоровела.
Сначала имение или сельцо находилось по левую сторону реки Лопасни, но затем его перенесли на правую, и назвали «Неразстанным». Для Беклемишевых название это не было пустым звуком, оно соответствовало их желанию никогда не расставаться с ним, даже после смерти. Так и происходило, они находили упокоение в фамильном склепе устроенного ими же храма.
Центральное ядро усадьбы, занимавшее 37 дес. было обнесено деревянной оградой, всей земли числилось до 500 дес. преимущественно лиственного леса, луговин и пахоты имелось совсем немного.
Въезжали в усадьбу в ворота, по средней дороге, обсаженной деревьями, проходящей мимо «Надеждинского» приюта (для престарелых и немощных дворянок). Двухэтажный, каменный с готическими окнами дом, украшенный по торцевым сторонам большими отливными гипсовыми гербами (Орловых, Алексеевых…?), был необыкновенно наряден. Внизу общая столовая, вверху гостиная, отлично меблированная и драпированная; стены заполнены портретами августейших особ: Александра III и Николая II, Марии Федоровны и Александры Федоровна; митрополитов московских Филарета и Ионникия, а так же представителей рода Беклемишевых. Отдельная комната была отведена под ризницу храма, где в шкафах хранились парчовые, атласные и шелковые облачения священнослужителей. Атмосфера этого здания была необыкновенно уютной, в зимнее время здесь любил жить Аркадий Илларионович. 
Усадьба НерастанноеК слову сказать, приют устроила Анна Петровна в память о Надежде Владимировне (тёте, утонувшей в реке, когда под каретой обрушился мост). Еще при своей жизни помещица передала его во владение Серпуховского дворянства, оплачивая все расходы, связанные с содержанием призреваемых. Существование их было безбедным. Каждая из вдов получала бесплатно комнату и готовый стол, беспрепятственно пользовались баней и купальней, имела возможность гулять в парке и саду. Специально для призреваемых выписывалась пресса.
Дорога от приюта приводила к главному дому. Барский дом был большим и роскошным, по словам бывшего министра путей сообщения Павла Петровича Мельникова, он напоминал ферму в Царском селе, которая строилась специально для Императрицы Марии Александровна, супруги императора Александра II. Дом деревянный на каменном фундаменте, стилизован под старинный боярские хоромы, с коньком на крыше. Будучи весь украшен резьбой, и находясь среди цветников и перед большой площадкой, посыпанной песком, он представлял собой замечательное зрелище. Вся мебель изготовлена домашними столярами, бывшими дворовыми людьми. Для каждой комнаты в своем неповторимом стиле, так чтоб переставлять предметы меблировки с одного места на другое было совершенно невозможно.
Постройки, принадлежащие к дому, отличались оригинальностью. В нескольких шагах от него находилась т.н. «крепость» («псовый двор»?). Это внушительное здание устроено из кирпича и белого камня. Высокие стены с зубцами и башнями наверху, а также круглые отверстия в стенах (служившие окнами), как бы устроенные для жерл пушечных орудий, делали это сооружение похожим на настоящий бастион, вмещавший в себя вполне мирные службы: людскую (помещение для прислуги), кухню, поварскую, прачечная и т.д. План крепости, по преданию, переснят с одной из кавказских цитаделей, и привезен оттуда (по мнению Соколова) Аркадием Илларионовичем Беклемишевым, где он служил во время Севастопольской кампании в качестве военно-походного шталмейстера. Военная палатка рядом с крепостью, завершенная острым шпилем – флагштоком, была ничем иным как погребом.
Усадьба Нерастанное конный дворСправа от крепости высилось здание под странным названием «Кунакская» — гостевой домик, с центральным коридором и 6-ю комнатами.
В отдалении от дома, впереди по нижней дороге располагался конный двор. Это громадное кирпичное здание с белокаменной отделкой, и сегодня возвышается над берегом Лопасни. Сооружение декорировано лепными конскими головами, привезенными А.И. Беклемишевым из Лондона. (Читая эти строки, мне вспомнился конный двор в псковском имении Строгановых, украшенный подобным образом). Аркадий Илларионович одно время занимался делами по управлению государственным Коннозаводством, слыл страстным любителем лошадей, и потому занимался разведением лошадей у себя в имении. Этим обстоятельством и обусловлен размах конного двора и сопутствующих ему построек: большого манежа для выездки, пожарного и сенного сараев, кузницы и др. Ниже конного двора располагались остальные хозяйственные постройки: скотный двор, рига, амбары. Имелась в усадьбе и мельница, в двух верстах от неё, поставленная над плотиной. Встав на мельничную запруду можно было любоваться живописным видом далеко обозримых окрестностей, и полноводностью запруженной речки. Отсюда же открывался пейзаж на вековой бор с исполинскими соснами — «Русскую Швейцарию», примыкавший к д. Горки».
В южной части имения к дороге примыкали два плодовых сада с ягодными кустарниками (около 2-х десятин); около него на лугу примечательны березы, высаженные в форме слова Надежда. В прежние времена здесь были грунтовые сараи, где выращивались «шпанские» вишни и другие замечательные растения, позднее там произрастали яблони и стояли небольшие оранжерея с теплицей для цветов и парники.
Венцом всех построек Нерастанного служил прекрасный по архитектуре и замечательный по внутреннему благолепию каменный храм (сооруженный по прошению А.И. Беклемишева в 1869 г.), с такой же колокольней и оградой. 
Большинство из описанного осталось только на бумаге, то что есть в натуре, к сожалению, невозможно увидеть. Вопросов больше, чем ответов.

Наталья Бондарева


Граф ФЕДОР ГРИГОРЬЕВИЧ ОРЛОВГраф ФЕДОР ГРИГОРЬЕВИЧ ОРЛОВ, 1741 —1796, четвертый из пяти братьев Орловых, родился 8 февраля 1741 г.; в 1749 г. поступил в Кадетский корпус, затем участвовал в Семилетней войне, где «явил опыты своей храбрости». Свою ловкость и смелость Орлов проявил в деле возведения на престол Императрицы Екатерины II, в чем играл, хотя и второстепенную сравнительно с братьями, но тем не менее видную роль. После переворота 28 Июня 1762 г. он был пожалован в капитаны Семеновского полка, а в день коронации Императрицы возведен с братьями в графское достоинство и сделан камер-юнкером, 2 года спустя, 22 Сентября 1764 г. — камергером. Заметив его способности и особенную гибкость ума, Екатерина готовила Орлова к гражданской службе, и указом 20 Августа 1765 г. ему повелено «находиться беспрерывно в Правительствующем Сенате при текущих делах и место иметь за обер-прокурорским столом». В 1764 г. он был назначен обер-прокурором 4 Департамента Сената и пожалован орденом св. Александра Невского. В комиссии 1767 г. Орлов принимал участие в качестве депутата от дворян Орловской губернии. Турецкая война снова вернула Орлова на военное поприще: он отправился с братом Алексеем через Австрию в Италию, под фамилией гг. Острововых. Им поручена была миссия поднять славянские народы против турок, возбудить восстание греков, вооружить и нанять Венецианский флот. Затем старший Орлов принял начальство над Архипелажской эскадрой и стяжал бессмертие, и прозвище Чесменского, а Федор не совсем удачно командовал десантными войсками, и успехи его ограничились взятием нескольких мелких укрепление и крепости Короны. При Чесме он находился на корабле «Св. Евстафий» и вместе с Спиридовым спасся с него в шлюпке, при острове Гидре разбил 18 турецких кораблей. За свои подвиги Орлов получил орден св. Георгия 2-й ст. большого креста, шпагу с брильянтами и чин генерал-поручика. В 1775 г. вышел в отставку с чином генерал-аншефа и больше уже не служил, несмотря на приглашение Екатерины II, которая хотела вручить командование флотом братьям Орловым во время второй Турецкой войны. Поселившись в Москве, Орлов жил в своем доме около Калужской заставы, рядом с Нескучным, или в своем Подольском имении «Неразстанном», недалеко от «Отрады».
Орлов не был женат, но имел от дочери Московского купца Елизаветы Михайловны Гусятниковой (ум. 1791 г.), выданной замуж за придворного камердинера Попова, и от Татьяны Федоровны Ярославовой—6 сыновей и 2 дочерей, из коих: Владимир и Елизавета умерли в детстве, Алексей достиг высокого положения, был близким лицом к Николаю I, пожаловавшему ему графский и княжеский титул, Михаил, генерал-майор, известный по капитуляции Парижа, Григорий и Федор, раненые оба в один день в 1812 г., и Анна, вышедшая замуж за Безобразова.
Граф Ф. Г. Орлов умер в Москве 17 Мая 1796 г. и похоронен в селе Отраде. Когда к умирающему привели шестерых его «воспитанников», он сказал им: «Живите дружно, мы дружно жили с братьями, и нас сам Потемкин не сломил». И действительно, граф Ф. Г. Орлов отличался упорством и упрямым характером; эгоист и большой честолюбец, он настойчиво стремился к цели, и братья сравнивали его с Алексеем Григорьевичем. Высокий, красивый силач, он бывал из первых «красавиц» на маскарадах при дворе, когда мужчины наряжались женщинами, а дамы кавалерами. Весельчак и жуир, он был любимец братьев, которые прозвали его «Дунайкой». «Из всех Орловых» говорить современник, «Федор был самый умный, тонкий, наиболее сведущий, но, быть может, и наиболее злой: его храбрость презирала всякое сопротивление». По другому свидетельству, Орлов «имел сердце доброе, нрав веселый, быль обходителен, чрезвычайно учтив со всеми, отличался высоким станом, любезностью обхождения, красотою и белизною лица».

(С портрета Рокотова; находится в селе Дугине, Смоленской губ., у князей Мещерских)

План усадьбы Нерастанное
1. Готический дом («Надеждинский приют») 2. Церковь 3. Дом Беклемишевых 4. Конный двор 5. Псарня 6. Постройки хозяйственного двора 7. Оранжерея 8. Манеж


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Нерастанное

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Нерастанное 55.071856, 37.668257 Усадьба Нерастанное

Рубрика: Чеховский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: