Памятники Архитектуры Подмосковья

Успенский собор на Городке


Успенский собор на Городке (Россия, Московская область, Одинцовский район, г. Звенигород, ул. Городок). Как гласит мраморная доска на его стене, он сооружён в 1399—1400 гг. удельным князем Юрием Звенигородским.

В 1389 г. Звенигород, за семь лет перед тем разорённый татарами при нашествии Тохтамыша (1382 г.), достался в удел Юрию, младшему сыну Дмитрия Донского. Воинственный Юрий, в последствии боровшийся с московским великим князем Василием II за великое княжение, совершил в 1399 г. удачный поход на крымских татар, из которого вернулся с большой добычей. Можно полагать, что именно после того, как Юрий «разбогател», он создал в своём хорошо укреплённом детинце одноглавый Успенский собор.

Успенский собор является едва ли не лучшим по архитектурному мастерству и изысканности памятником рубежа XIV — XV вв. Неизвестные зодчие храма нашли удивительно верные пропорции, во всём соблюли то чувство меры, что отличает истинные произведения искусства.





Здание сложено из белого камня, и представляет собой четырёхстолпный одноглавый храм крестовокупольного типа. Фасады симметрично членятся на три прясла лопатками с полуколонками, на углах собранными в пучки. Стены, верх барабана и апсид украшают орнаментированные пояса. Входы — обрамляют перспективные килевидные порталы.
Композиция здания строго уравновешена, что достигается при развитой центральной апсиде смещением барабана к востоку. Для улучшения пропорций — храм специально «сузили» кверху.
Как и человек к старости, он стал немного ниже ростом. Отчасти из — за осадки, отчасти из — за культурного слоя почти метровой высоты, накопившегося за шесть столетий. Часть цоколя и нижние ступени каменных лестниц оказались под землёй. Храм — действующий.

Наталья Бондарева

В Звенигороде обнаружены фрески Рублева?

25.08.2015
Неизвестные ранее фрески рубежа XIV-XV вв. обнаружены при реставрации Успенского собора 1398—1399 гг. в подмосковном Звенигороде. Как сообщает портал vesti.ru со ссылкой на реставратора ЦНРПМ Георгия Евдокимова, фрагменты фресковых композиций, относящихся к эпохе Рублева, обнаружены на сводах храма. В течение нескольких веков они были скрыты от глаз кирпичными арками, подпиравшими первоначальные своды.

На четырех арках, перекинутых между столбами храма, читаются остатки древних фресок: круг с шестикрылым серафимом, фигуры святых и др.

Как поясняет реставратор Евдокимов, «для Рублева это очень приличный внешний вид, и главное, понятна композиция всех росписей. Ну и потом, их же еще не чистили – фрески, раскрытые в советские годы, на старых фото имеют не яркий, но совершенно очевидный цвет, а сейчас они такие же серые из-за того, что в храме жгли дешевые парафиновые свечи. Сейчас и свечи другие, и технологии — реставраторы живописи займутся находками в следующем году, когда мы пыльные работы закончим».

Принадлежность фресок кисти Андрея Рублева, как и в случае с иконами знаменитого «Звенигородского чина», открытого в 1918 году, не имеет никаких документальных подтверждений; эта атрибуция, конечно, весьма условна и требует экспертной проработки.

При реставрации Успенского собора открыты также фрагменты первоначального завершения апсид и главы килевидными закомарами. На чердаке храма найдены обломки верхнего яруса этих закомар, сбитого некогда при устройстве поздней четырехскатной кровли. Реставраторам удалось не только теоретически реконструировать, но и практически собрать древнюю архитектурную форму из этих средневековых обломков. Открытия лета 2015 в Звенигороде существенно обогащают наши познания о раннемосковском белокаменном зодчестве.

http://hraniteli-nasledia.com/

В.Г. Брюсова

О времени построения Успенского собора на городке Звенигорода

В городе Звенигороде сохранились памятники зодчества и живописи раннемосковского времени выдающегося историко-художественного значения. Это — Успенский собор на Городке, собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря и относящиеся к древнейшему периоду фрагменты росписи двух храмов, а также иконы так называемого Звенигородского чина, ныне находящиеся в собрании Государственной Третьяковской галереи. Большинство из них связывается с именем звенигородского князя Юрия Дмитриевича, второго сына Дмитрия Донского.

Самый ранний из архитектурных памятников — собор на Городке, по мнению большинства исследователей построен около 1400 г. В 1390-х годах Юрий предпринимает ряд удачных походов на камских болгар, что, как полагают, позволило ему располагать определенными материальными средствами для проведения крупных строительных работ в княжеской резиденции и в основанном им монастыре на Сторожках. Впервые это мнение было высказано Л. Далем 1, а затем поддержано архим. Леонидом, который писал, что только Юрий Звенигородский мог иметь время и намерение для построения и украшения храма 2. Известно, что Юрий вообще отличался активностью в строительной и художественной деятельности. Критическая мысль историков архитектуры, уделявших неизменно большое внимание этому памятнику, к вопросу о его датировке больше не возвращалась 3.

Исключением стала попытка передатировать время построения храма М.А. Ильиным, высказавшим предположение, что активная строительная деятельность Юрия должна быть отнесена не к концу XIV-началу XV столетия, но к концу второго десятилетия XV в. Разворот строительных работ в Звенигороде автор прямо и непосредственно связал с политической ситуацией, сложившейся после 1417 г., когда стало известно, что, согласно завещания великого князя Василия Дмитриевича, наследником престола должен стать его сын Василий. По завещанию же Дмитрия Донского его старшему сыну Василию должен был наследовать в случае его смерти брат Юрий. В момент кончины Дмитрия Василий Дмитриевич не только не имел детей, но и женат не был; кроме того, в течение XIV в. имело место наследование не только от отца к сыну, но и от старшего брата к младшему. В предвидении предстоящей борьбы за свои права Юрий, будто бы, решил «показать себя умелым организатором, рачительным хозяином, заботящимся о своих владениях... Одной из форм показа организационных способностей было строительство храмов, сопровождающееся украшением их фресками и иконами. Такая деятельность князя рассматривалась широкими кругами народа как проявление таланта умелого правителя. Поэтому есть основание считать, что бурная строительная деятельность князя Юрия началась именно после 1417 года» 4. Версия эта поддержки не встретила и вызвала критику 5.
 
Изучение исторических обстоятельств эпохи создания Успенского собора, как и сравнительный анализ архитектуры храма с другими памятниками этого круга, заставляют критически отнестись как к первой, предложенной исследователями дате около 1400 г., так и к более поздней дате М. А. Ильина — после 1417 г.
Прежде всего, можно ли рассматривать крупные работы в Звенигороде конца XIV-начала XV в. как мероприятие местного значения? Известно, какое внимание Дмитрий Донской уделял созданию кольца укреплений вокруг Москвы — в городах Коломне, Серпухове, Можайске, Рузе, Звенигороде. Дмитрий построил здесь укрепленное городище, передал в удел второму сыну Юрию.
Летописи упоминают с 1388 г. звенигородского епископа Даниила. Учреждение звенигородской епископии связано, несомненно, с тем немаловажным обстоятельством, что в последней четверти XIV в. стали особенно настойчивыми притязания Литвы к Смоленску и некоторое время город переходил из владений Руси к Литве, пока не оказался на 150 лет в составе Литовского государства. Этому способствовала женитьба Василия Дмитриевича на Софье Витовтовне по настоянию литовского князя Витовта, после кончины Дмитрия Донского. Успенский собор должен был стать храмом вновь учрежденной епископии. Наиболее вероятно, что храм был заложен около 1388 г., за год до кончины Дмитрия Ивановича; окончание строительства приходится приблизительно на 1392—1393 гг.

Убедительным доводом в пользу более ранней даты построения собора на Городке может служить сама архитектура храма. Успенский собор Звенигорода принадлежит к числу немногих, сохранившихся до наших дней памятников ранне-московского зодчества, еще тесно связанного с традициями архитектуры Владимире-Суздальской Руси. Связь раннемосковской архитектуры с зодчеством Владимира находится в общем русле культурно-исторической преемственности. В основу принимается четырехстолпный крестово-купольный тип храма из белокаменной кладки с забутовкой, но при этом создается новое конструктивное и образное решение здания. Постройка приподнимается на высоком цоколе, что делает ее более импозантной; главный куб увенчивается кокошниками килеобразной формы в два яруса, соответствуя ступенчатому покрытию сводов, с постепенным переходом от основного объема здания к барабану купола. Верх храма становится более живописным, нарядным, масса постройки приобретает динамичность. Тело здания посередине опоясано декоративным пояском плоской резьбы. В целом появляется заметно выраженная тенденция к усилению пластичности, и это новое качество становится ведущей линией развития русского зодчества в последующие два-три столетия. Здесь эти особенности выражены, однако, в меньшей степени, чем в последующих памятниках.
Собор на Городке является как бы переходным от владимирских храмов к московским: в нем есть еще хоры, как это было принято в княжеских храмах, а декоративный поясок вверху барабана близко напоминает оформление Дмитровского собора во Владимире.

Наибольшее сходство собор на Городке обнаруживает с церковью Рождества Богоматери Московского Кремля с приделом Лазаря 1393 г. Такие детали, как килевидность арок, наличие освещающих внутренний проход на хоры в стене шестилепестковых окон-розеток, сходная профилировка цоколя, позволяют говорить о работе одной строительной артели 6. В группе раннемосковского зодчества должны быть выделены в особую подгруппу церковь Рождества Богоматери Саввино-Сторожевского монастыря и Троицкий собор Сергиевой лавры, обе постройки связываются с ктиторством Юрия Звенигородского. В них более подчеркнут принцип «палатного» строения, сильнее выражена килевидность сводов.
Следует отметить особенность плана собора на Городке — расширение расстояния между столпами в центре, чем создается широкий средний и узкие боковые нефы, способствуя единству внутреннего пространства. Восточная пара столпов значительно сдвинута в сторону алтарных апсид, не соответствуя лопаткам боковых фасадов. Этот прием образует как бы вогнутую линию размещения иконостаса, смягчая перспективную деформацию изображений к краям иконостасной стены и создавая условия для лучшей его обозримости. Возможно, дело не обошлось без пожеланий иконописцев при разработке конструкции храма. Стройные пропорции собора на Городке, сближающие его с храмами Владимира, воспринимаются особенно изысканными благодаря его расположению на возвышенности у обрывистого берега 7.
Нам не представляется убедительным мнение о том, что фрески в соборе появились сразу после построения храма. Успенский собор был расписан, по-видимому, после 1415 г. Что касается иконостаса, то он должен был появиться сразу после завершения строительства, без чего служба не может производиться. Есть основание полагать, что иконы Звенигородского чина входили в состав этого иконостаса, и датировать их следует временем около 1393 г. Подробное обоснование данных предположений изложено более подробно в монографии «Андрей Рублев» 8.

Примечания
 
1. Даль Л.В. Звенигородский Успенский собор//Вестник Общества древнерусского искусства. 1874. Кн. 1-3. С. 14-16.
2. Леонид, архим. Звенигород и его соборный храм с фресками//Сборник Общества древнерусского искусства на 1873 г. М., 1873. С. 112.
3. Максимов П.Н. К характеристике памятников московского зодчества XIII-XV вв.//МИА. М.; Л., 1949. Т. 2. N 12. С. 210-214; Огнев Б.А. 1) Успенский собор в Звенигороде на Городке//МИА. М., 1955. N 44. С. 20-58; 2) Некоторые проблемы раннемосковского зодчества//Архитектурное наследство. М., 1960. N 12. С. 50-52; и др.
4. Ильин М.А. 1) Искусство Московской Руси эпохи Феофана Грека и Андрея Рублева. М., 1976. С. 87; 2) К датировке «Звенигородского чина»//Древнерусское искусство XV-начала XVI вв. М., 1963. С. 83-93.
5. См.: Вагнер Г.К. О датировке памятников московского зодчества времени Андрея Рублева//Культура и искусство Древней Руси. Л., 1967. С. 108-114.
6. Максимов П.Н. К характеристике памятников московского зодчества... С. 210-214; Огнев Б.А. Успенский собор в Звенигороде... С. 20-58; Воронин Н. Н. Два памятника архитектуры XIV века в Московском Кремле//Из истории русского и 
западноевропейского искусства. Материалы и исследования. М., 1960. С. 23-51.
7. См. подробнее: Брюсова В.Г. Андрей Рублев. М., 1995.
8. Брюсова В.Г. Андрей Рублев. С. 22-26, 82-98.


О.Бояр, Н.Краснов, Ю.Краснов

ЗВЕНИГОРОД
Собор на Городке

Звенигородский собор является едва ли не лучшим по архитектурному мастерству и изысканности памятником рубежа XIV — XV веков. В нем отражено большое искусство московских мастеров, творчески развивших владимирскую традицию и создавших на редкость гармоничный памятник.

Лауреат Ленинской премии Н. Н. Воронин

Наиболее интересный архи­тектурный памятник края — Ус­пенский собор, расположенный на самой высокой точке Городка — Звенигородского кремля. Точную дату построения собора летописи не сохранили, как не сохранили они и имен тех выдающихся зод­чих, которые принимали участие в его сооружении. Вероятной датой его постройки являются 1399—1401 гг. Воздвигнутый по указа­нию звенигородского князя Юрия Дмитриевича, собор не только ценнейшее архитектурное соору­жение, но и своеобразный памят­ник победы русского оружия: он создавался после похода русских князей под предводительством Юрия Дмитриевича на Волжскую Болгарию.

Успенский собор является од­ним из первых сооружений ран­него московского зодчества — но­вого архитектурного стиля, начав­шего складываться в первой по­ловине XIV в., в эпоху подъе­ма национально-освободительной борьбы русского народа против татаро-монгольского ига. Это был период роста национального само­сознания, период бурного разви­тия национальной культуры, когда в литературе появились такие за­мечательные произведения, как «Задонщина», «Повесть о Мамае­вом побоище», а живопись обогащается бессмертными творениями Феофана Грека, Андрея Рублева, Даниила Черного, Прохора с Городца.

Для раннего московского зод­чества характерно продолжение лучших традиций владимиро-суз­дальской архитектуры домонголь­ского периода и своеобразная местная переработка их. Успен­ский собор на Городке явно напо­минает изысканный Дмитровский Собор во Владимире, но он мень­ше и скромнее. Здание — квад­ратное в плане, с тремя алтарны­ми апсидами и четырьмя столпа­ми внутри, поддерживающими световой барабан и главу собора. Фасады храма, как и у владимир­ских прообразов, расчленены по вертикали изящными колонками, украшенными в верхней части за­тейливой резьбой по белому кам­ню. Новым, характерным для мос­ковского зодчества является здесь килевидное (вместо полукруглого) завершение порталов, окон и за­комар, подчеркивающее устремленность масс здания ввысь. Аркатурный фриз, непременный для владимирских храмов, заменен в Успенском соборе более простым, но красивым тройным поясом из резного белого камня, напоминаю­щим народную резьбу по дереву. Все эти изменения придают собо­ру большую простоту, спокойное величие, так гармонирующее с ок­ружающей местностью.

Как и все храмы того време­ни, Успенский построен из белого камня — известняка, на известко­вом растворе. Камень добывался недалеко от Звенигорода. У де­ревни Хотяжи сохранились сле­ды древних каменоломен.

Еще в начале XV в. интерьер собора был украшен фресковой живописью. Здесь работали луч­шие художники, в том числе, возможно, Рублев. Часть фресок на алтарной преграде, предположительно принадлежавших кисти Рублева, сохранилась. И сейчас поражают они зрителя яркостью и сочностью красок, тонкостью и изяществом рисунка. Древние фрески как бы светятся в таинст­венном полумраке собора.

Успенский храм сравнительно мало подвергался перестройкам. Первоначально крыша собора бы­ла покрыта «по закомарам», килевидным завершениям стен. Ди­агональные кокошники меньших размеров, поднимавшиеся к бара­бану купола, придавали зданию динамичность. Позднее это покры­тие было заменено на четырехскатное. Заменили также главу со­бора, которая ранее была шлемо­видной. Для лучшей освещенности здания были расширены некото­рые окна. Сохранившиеся на вто­ром ярусе и особенно на средней апсиде узкие и высокие окна про­пускали мало света. Советский ар­хитектор Б. А. Огнев, тщательно изучавший Успенский собор, со­ставил подробные чертежи перво­начального вида Успенского хра­ма, но и теперь хорошая сохран­ность здания, почти не искажен­ного перестройками, придает ему неизмеримую ценность в истории русской и мировой архитектуры.

К тому же художественному стилю принадлежит и Рождест­венский собор, составляющий центральную точку архитектурно­го комплекса Саввино-Сторожевского монастыря, подробнее о ко­тором будет сказано ниже. Рож­дественский собор построен около 1404 г. Он выполнен несколько грубее Успенского, имеет меньше украшений, более приземист и массивен, в нем нет той строй­ности и изящества, которая на­блюдается в формах Успенского собора. Это не удивительно: ведь Рождественский собор является монастырским храмом, а не при­дворным. Однако простой, мону­ментальный объем его (при не­больших абсолютных размерах) прекрасно объединяет архитекту­ру монастырских сооружений. Это подчеркивается и расположением храма на самой высокой точке площади монастыря. В то же время в оформлении Рождественско­го собора мы видим дальнейшее развитие черт, свойственных ран­немосковскому зодчеству. Строи­тели отказались от членения пло­скости здания по вертикали при­ставными полуколоннами, заменив их лопатками с капителями про­стой формы. Ярче подчеркнуто килевидное завершение закомар и порталов, более рельефна пер­спективность последних.

Как и собор на Городке, Рож­дественский храм вскоре после завершения строительства был рас­писан фресками. В артели художников работал или Андрей Руб­лев, или представители его школы. Часть древней живописи сохрани­лась на столпах алтарной прегра­ды. В Третьяковской галерее хра­нятся три иконы кисти Рублева — так называемый «Звенигородский чин», представляющий часть прежнего иконостаса собора. Су­ществующий в настоящее время пятиярусный иконостас написан в середине XVII в. известными русскими мастерами Степаном Ря­занцем и Яковым Казанцем, ко­торые с группой «государевых изографов» работали в Саввино- Сторожевском монастыре в годы перестройки его царем Алексеем Михайловичем. Яркие тона красок на иконах, строгость и одухотворенность ликов характерны для живописи того времени. Этими же живописцами были расписаны стены собора и его приделов. Часть стенописи, многие годы на­ходившейся под слоями поздних записей маслом, уже вскрыта ре­ставраторами.

Собор подвергался значи­тельным перестройкам. В XVII в. с южной стороны храма был при­строен Саввинский придел, а с юго-запада крытая галерея. Из­менена кровля и купол здания, расширены окна.




icon-car.pngFullscreen-Logo
Успенский собор на Городке

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Успенский собор на Городке 55.733094, 36.840232 Успенский собор на Городке

Рубрика: Одинцовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: