Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Знаменское-Губайлово

Усадьба Знаменское-Губайлово
Усадьба Знаменское-Губайлово (Россия, Московская область, г. Красногорск, ул. Красная Горка) 

Странным образом сложилась судьба замечательной усадьбы Знаменское-Губайлово. Расположенная в центре Красногорска, она должна была бы стать его драгоценным украшением, а превратилась в немой укор местным властям, допустивших упадок и постепенное разорение усадебного ансамбля. 
Территорию имения пересекает оживленная городская магистраль. К северу от шоссе оказалась бóльшая часть усадебных построек и пейзажного парка с прудами, а к югу от него уцелели единственное здание ― возможно, дом управляющего ― и фрагменты парка с двумя искусственными водоемами.
В конце XVII в. находившееся здесь поселение принадлежало Волынским. В 1683―1684 гг. в сельце соорудили небольшой вотчинный храм, впоследствии не раз перестроенный. Сегодня он ярко алеет у дороги, красуясь гранеными формами и позолоченными луковками куполов. 





Усадьба Знаменское-Губайлово. Готический руинный павильон. Фото 1930-х гг.1. В середине XVIII в. имение перешло от Волынских князю В.М. Долгорукову-Крымскому и оставалось в роду этого полководца до 1836 г. Затем усадьбой по очереди владели: П.С. Деменков, Харитонов, А.К. Галлер, К.С. Орлов, с 1885 по 1917 гг. ― Поляковы. При последних владельцах усадебный комплекс подвергся обновлению, некоторые постройки были возведены заново.
В.М. Долгоруков – участник войны со шведами, герой Семилетней войны, генерал-аншеф. Во время Крымской военной компании (1771) командовал 38-тысячной Русской армией. За разгром турецкого войска был удостоен ордена Святого Георгия 1-й степени. В 1775 г., по заключении мира с турками, был пожалован шпагой с алмазами и стал именоваться Долгоруковым-Крымским. 
Екатерина II не забывала заслуг Василия Михайловича перед отечеством, дважды она побывала в его подмосковной усадьбе. Первый раз ― 2 мая 1763 г., направляясь на богомолье в воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. Для государыни и ее свиты был устроен торжественный прием. Второй раз Екатерина II посетила усадьбу 21 декабря 1773 г., по случаю освящения усадебной церкви Знамения Пресвятой Богородицы. 

Сооруженный, видимо, только в расчете на хозяина и его дворню, храм был мал и тесен. По обеим сторонам в церкви, за клиросами, находились особые места, на одну ступеньку выше остального пола, обитые сукном и обнесенные решетками, предназначавшиеся для высоких особ.
В этом храме некогда находились барельефы, привезенные Долгоруковым из поверженной Кафы. На одном из них, датированном 1330-м г., был изображен Георгий Победоносец, пронзающий копьем дракона. На другом, с латинской надписью: «во времена славного Готфрида, генуэзского консула в Кафе в лето 1352, первого дня месяца января», – Мария Магдалина с двумя ангелами... Спустя много лет эти чудесные антики бесследно исчезли, говорили, что Поляковы перевезли их в контору своей фабрики, а далее их след и вовсе теряется.
Выйдя в отставку в 1775 г., князь В.М. Долгоруков принялся за обустройство поместья. К северу от церкви он велел заложить парадный комплекс из господского дома и двух флигелей. Из хозяйственных построек распорядился соорудить просторный манеж и оранжерею, привлекавшую внимание романтическими формами псевдоготики. В пейзажном парке, будто по мановению волшебной палочки, возникли чудесные гроты, колонный павильон «Эрмитаж» и прочие архитектурные изыски.

Усадьба Знаменское-Губайлово. Павильон в парке.2. В начале XX в. при меценате С.А. Полякове Знаменское-Губайлово стало одним из культурных центров. Патриархальная долгоруковская усадьба превратилась в «гнездо» московского символизма. В усадьбе часто бывали: В. Брюсов, любивший обсуждать здесь проблемы журнала «Весы» и альманаха «Северные цветы»; К. Бальмонт, работавший в Знаменском над сборниками стихов «Горящие здания» и «Будем как солнце»; А. Белый и Ю. Балтрушайтис. Здесь искали и находили вдохновение художники «Голубой розы» С. Судейкин, Н. Феофилактов, В. Милиоти, В. Владимиров. «Природа и архитектурный облик Знаменского-Губайлова, казалось бы, еще сохраняли явственную печать своей далекой эпохи, здесь почти не было нововведений и на всем лежала патина времени. И этот образ как нельзя лучше соответствовал внутреннему миру и поэтическому видению молодых художников и поэтов символизма», ― писала М.В. Нащокина. Особенно дивными были в Губайлове летние вечера, когда после знойного солнечного дня усадебные постройки, скрытые пышными кронами деревьев, окутывал синий полумрак и наступала долгожданная прохлада. Прогуливаясь по дорожкам старинного парка, можно было с упоением наблюдать, как все вокруг замирает и погружается в бархат ночи, вдыхать благоухание роз и прислушиваться к соловьиным руладам…

Немой и стройный сад похож на изваянье.
Жемчужною дугой над розами повис
фонтан, журчащий там, где сада все дороги
соединяются. Его спокойный плеск
напоминает мне размер сонета строгий;
и ритма четкого исполнен лунный блеск.
Он всюду – на траве, на розах, над фонтаном
бестрепетный, а там, в аллее, вдалеке,
тень черная листвы дробится на песке,
и платье девушки, стоящей под каштаном,
белеет, как платок на шахматной доске...
 
В. Набоков

Усадьба Знаменское-Губайлово. Проект часовни над могилой А.Я. Поляковой рядом с церковью. Арх. И.Е. Бондаренко, 1900-е гг.3. Двухэтажный главный дом после реконструкции в начале XX столетия получил верхний этаж и обработку фасадов в стиле неоампир. Главным его украшением являлись небольшой ионический портик на аркаде нижнего этажа со стороны двора и полукруглый выступ – на парковом фасаде.
После Октябрьской революции 1917 г. усадьба сначала использовалась как общежитие и детский дом. Позднее здесь разместились прокуратура, народный суд и городская автоинспекция. Они были выведены с территории имения в начале 2000-х гг. Только в основном здании до сих пор работает Дом детского творчества. Оставленные без охраны, постройки быстро лишились дверных и оконных заполнений. Западный жилой флигель, по провинциальному симпатичный, отмеченный деревянным четырехколонным портиком, сильно пострадал от пожара. Конный двор, которому не нашлось применения, заколочен. Вокруг усадьбы сжимается кольцо многоэтажной жилой застройки, парк подвергается стихийной вырубке. 

В идеальном состоянии только Знаменская церковь, после капитальной реконструкции 1900-х гг. приобретшая псевдорусский стиль. Здание нарядной архитектуры стилизовано под XVII в. Храм украшают беленые наличники нескольких типов, пучки угловых колонок, кокошники и ширинки, которые отчетливо контрастируют на фоне краснокирпичных стен. Рядом с церковью ― маленькая часовня-усыпальница Поляковых. Она была построена около 1910 г. по проекту И.Е. Бондаренко с участием В. Владимирова. Небольшое кирпичное, квадратное в плане здание, с криволинейной кровлей, богато украшенное снаружи и внутри глазурованной полихромной керамикой, является незаурядным художественным произведением неорусского стиля.

Наталья Бондарева для книжного проекта «Русская усадьба. Из истории культурного наследия Подмосковья» М., 2007

P.S. Одно время усадебный комплекс занимали различные госучреждения (ГИБДД, суд, прокуратура и т.д. ), затем усадьба долгое время пустовала и была доведена до бедственного состояния (здания стояли без остекления, флигель сгорел). 
Весной 2011 г. я вновь приехала в усадьбу, и была удивлена произошедшими переменами — здесь началась реконструкция. Не могу назвать это реставрацией, т.к. возрождённый флигель стал не похож сам на себя (я располагаю фото до того, как он практически погиб во время пожара). Прежний облик мне нравился больше, теперь это не постройка старинной усадьбы, а евродомик!

Изображения в тексте:
1. Усадьба Знаменское-Губайлово. Готический руинный павильон. Фото 1930-х гг.
2. Усадьба Знаменское-Губайлово. Павильон в парке.
3. Усадьба Знаменское-Губайлово. Проект часовни над могилой А.Я. Поляковой рядом с церковью. Арх. И.Е. Бондаренко, 1900-е гг.

  • Дом
  • Служебные флигели
  • Жилой флигель
  • Церковь
  • Часовня
 

  • Конный двор
  • Дом управляющего
  • Фруктовый сад
  • Пруды
  • Парк



Князь ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ДОЛГОРУКИЙ, 1752—1812, сын князя Василия Михайловича Долгорукого-Крымского (1722 —1782) от брака с Анастасией Васильевной Волынской, служил в Селенгинском пехотном полку и сопровождал отца в Крымском походе; 19-и лет от роду был уже полковником, 28 Февраля 1775 г. произведен в бригадиры, 28 июня 1777 г.— в генерал-майоры и 21 Апреля 1783 г.— в генерал-поручики; за осаду и штурм Очакова награжден 16 Декабря 1788 г. орденом св. Геория 2 степени. Павел I, в день коронации, произвел его в действительные тайные советники и пожаловал Александровскую ленту, а 21 Августа 1799 г. уволил его совсем от службы. Прожив с женой нисколько лет в Париже и Bене, последние годы жизни князь В. В. Долгорукий прожил в С.-Петербурге, где и умер в Марте 1812 года.
Он был известен не столько сам по себе, сколько по тому, что был женат с 1780 г. на знаменитой красавице, княжне Екатерине Федоровне Барятинской (1769—1849), в которую в лагерь под Очаковым и в Бендерах был страстно и безуспешно влюблен великолепный князь Тавриды. От этого брака князь В. В. Долгорукий имел двоих сыновей: Василия (1787 -1858 г.; действительный тайный советник) и Николая (1789 — 1872; обер-шенк) и одну дочь, княжну Екатерину (1791 — 1862; гофмейстерина, в замужестве за князем С. Н. Салтыковым).

(С портрета, принадлежащего князю Д. Н. Долгорукому, с. Волынщина, Московской губ.)


Княгиня ЕКАТЕРИНА ФЕДОРОВНА ДОЛГОРУКАЯ, 1769 —1849, дочь обер-гофмаршала князя Федора Сергеевича Барятинскаго, женатого на княжне Mapии Васильевне Хованской, родилась 29 Октября 1769 года.
Шестнадцати лет от роду, при первом своем выезде в свет, па празднике маскараде, данном Потемкиным в Аничковом дворце в честь Екатерины, она привела всех в восторг своей красотой и грацией. В 1785 г. княжна Барятинская была пожалована во фрейлины, а в следующем году вышла замуж за генерал — поручика князя Василия Васильевича Долгорукого, сына известного князя В. М. Долгорукого-Крымского. Во время второй турецкой войны она последовала за мужем в армию Потемкина и провела зиму 1790 г. в Бендерах, в обществе других известных красавиц, оживлявших лагерную жизнь светлейшего. Потемкин cepьёзнo увлекался ею: давал в честь её роскошные праздники в своем дворце-землянке, на которых она появлялась в костюме одалиски; малейшие её прихоти исполнялись как бы волшебством; курьеры скакали в Париж за бальными башмаками для неё. Всеми мерами стараясь снискать её благосклонность, Потемкин, по уверению современников, ускорил штурм Измаила, чтобы дать ей зрелище атаки крепости, и, как говорят, совершенно напрасно и преждевременно отпраздновал свою победу над её сердцем ночной тревогой со стопушечной пальбой и батальным огнем.
Вернувшись в Петербург в 1791 г., кн. Долгорукая заняла первое место среди молодых красавиц Екатерининского двора. Виже-Лебрен, пользовавшаяся её дружбой и написавшая её портрет в костюме Сивиллы, так описывает её наружность: „Красота её меня поразила: черты её лица были строго классические, с примесью чего-то еврейского, особенно в профиль; длинные темно-каштановые волосы падали на её плечи; талия её была удивительная, и во всей её особе было столько же благородства, сколько и грации. Соединяя с красотою ум, веселость и обворожительную любезность, кн. Долгорукая была окружена толпою обожателей, в числе которых первое место занимал австрийский посол, граф Кобенцель, следовавший за нею, как тень. Обладая сценическим талантом, она ввела в моду в Петербурге домашние представления и живые картины, в которых постоянно участвовала; пользовалась расположением Екатерины, всегда благоволившей к семейству Барятинскпх. С воцарением Павла родители её подверглись опале и уехали за границу; скоро за ними последовала и она. Поселившись в Париже, где у неё было много друзей, кн. Долгорукая заняла там выдающееся положение. Парижане очень заинтересовались её внешностью, яркими туалетами и драгоценностями, которыми она любила себя осыпать. Её острый ум, блестящие и колкие речи привлекали на её вечера современных знаменитостей Парижа: Ривароль, Лагарп, абб. Делиль, гр. Сегюр, Виже-Лебрен были постоянными посетителями её салона; она была дружна и с г-жей Рекамье. При первом появлении своем при дворе первого консула она произвела большой эффект своим высоким ростом, осанкою и великолепными бриллантами; но её слегка презрительное отношение ко «двору» в С.-Клу и колкие замечания навлекли на нее неудовольствие Наполеона; в газетах появились инспирированные Фуше, весьма нелестные для княгини, статьи, и, с провозглашением Империи, она предпочла уехать в Италию. Вернувшись в Poccию и овдовев в 1812 г., кн. Долгорукая в 1816 г. пожалована в кавалерственные дамы, в коронацию Императора Николая I пожалована в статс-дамы и в 1841 г. получила орд. св. Екатерины большого креста. До глубокой старости она пользовалась большим почетом в свете и при дворе и до последних годов жизни присутствовала на придворных торжествах, являясь живой хроникой конца XVIII в., и рассказы её слушались с интересом. Она имела двух сыновей, Василия и Николая, и дочь, княжну Екатерину, за князем С. Н. Салтыковым.
Княгиня Е. Ф. Долгорукая скончалась 30 октября 1849 г., 80 лет, и похоронена рядом с мужем в с. Полуектове Рузского уезда, в 90 верстах от Москвы.

(С портрета Лампи; собственность княгини М. П. Долгорукой, в Москве.)

Усадьба Знаменское-Губайлово

Знаменское-Губайлово. Усадьба в XVII в. принадлежала князьям Волынским. Во второй половине XVIII в. перешла во владение московского генерал-губернатора В. М. Долгорукого-Крымского, при котором и был создан большой архитектурный ансамбль. В настоящее время бывшая усадьба оказалась в черте г. Красногорска. Сохранился дворец, два флигеля, часовня, липовые аллеи, переходящие в большой (46 га) пейзажный парк с системой искусственных прудов. Парк используется как городской парк культуры и отдыха. Растения парка находятся в удовлетворительном состоянии. В парке насчитывается 16 интродуцентов и 14 местных видов. Обращает на себя внимание аллея лиственницы сибирской (высота 30 м, диаметр ствола 80 см) и два экземпляра сосны веймутовой (высота 22 м, диаметр ствола 140 см), которые представляют интерес как маточники и требуют особой охраны. Хорошим украшением парка из местных видов являются береза плакучая (высота 25 м, диаметр ствола 40 см), многочисленные сосны (высота 30 м, диаметр ствола 70 см), ели (высота 28 м, диаметр ствола 63 см) и липы (высота 25 м, диаметр ствола 62 см).
Для улучшения общего вида парка необходимо удалить малоценные виды и провести очистку прудов.

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997





ул. Райцентр, 8 (от станции метро «Тушинская» авт. № 542 до остановки «Храм» — 9 км.).

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Знаменское-Губайлово

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Знаменское-Губайлово 55.821875, 37.322338 Усадьба Знаменское-Губайлово

Рубрика: Красногорский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: