Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Дугино

Усадьба Дугино Смоленская областьУсадьба Дугино (Россия, Смоленская область, Сычевский район, Дугино)

О первых владельцах имения Дугино Сычевского уезда Смоленской губернии сведений сохранилось немного. Известно, что Петр I подарил его с окружающими деревнями и селом Хотьково боярину Федору Петровичу Салтыкову, отцу царицы Прасковьи Федоровны, и что тогда же, в 1692 г., в Хотьково был устроен новый храм во имя Вознесения с приделом великомученицы Параскевы. Затем эти владения то отбирались в казну, то вновь дарились или продавались. Непродолжительное время Дугино принадлежало князю Ромодановскому, затем дворянам Николаю Андреевичу Корфу и Матвею Федоровичу Кашталинскому.  
Расцвет имения и его обустройство связаны с именем новых владельцев – графов Паниных, к которым оно перешло в 1773 г. 
Никита Иванович Панин (1718—1783) – фельдмаршал, крупный государственный деятель, в течение 20 лет возглавлявший дипломатическую службу и коллегию иностранных дел России, воспитатель будущего императора Павла I, ближайший сподвижник Екатерины II, которая в 1773 г. пожаловала ему крупные земельные владения в разных губерниях, в том числе смоленское имение Дугино с более чем 180 селами и деревнями, 35000 десятинами земли и 5-ю тысячами душ мужского населения.





Бывал ли в своем имении граф Н.И. Панин, неизвестно. Хозяйством и усадебным строительством занимался управляющий. Умер Н.И. Панин в Петербурге. Своей семьи у него не было, и имение Дугино перешло его брату, графу Петру Ивановичу Панину (1721—1789), известному военному деятелю, вице-президенту коллегии иностранных дел и вице-канцлеру. Он поселился в Дугино и перевез в имение свой и брата Никиты обширные архивы, над которыми много работал, приводя их в порядок, и начал разворачивать значительные работы в родовом имении. 
1777 годом датируется межевой план села Дугино и дает любопытную информацию о состоянии имения и его главной усадьбы. Во-первых сразу видно, что ныне существующая планировка усадебного комплекса в целом сложилась уже тогда — вытянутый прямоугольник основной дворцово-парковой части, распланированный вдоль северо-западного берега реки Вазузы в ее излучине. По центру его видна главная усадебная площадь, обстроенная жилыми и служебными постройками. Весь прямоугольник усадьбы обведен по периметру, видимо, широкой дорогой-аллеей, с которой в разных местах соединяются дороги, ведущие к другим населенным пунктам вотчины. Хозяйственный двор усадьбы разместили за пределами парадной части, к северо-западу от нее. На плане трудно различить конфигурацию и взаиморасположение отдельных построек, которые показаны весьма неразборчиво и условно.
Усадьба Дугино Смоленская область
Фотографии донесли до нас облик Дугинской церкви во имя Живоначальной Троицы, строительство которой началось в 1777 году. Это была купольная ротонда с примыкающей с запада двухколоколенной папертью — храм той особой типологии, что сложилась в церковном строительстве екатерининского окружения в 1770—1790-е гг. Самым ранним примером постройки усадебной двухбашенной церкви принято считать Троицкий храм в Троицком-Кайнарджи (1777—1784), возведенный Румянцевым, вероятно, под влиянием проекта Троицкого собора Александро-Невского монастыря в Петербурге (1776 г., арх. И.Е. Старов). 
Оригинально был решен церковный ансамбль, отнесенный в сторону от парадного двора усадьбы. Небольшую площадь с храмом посередине обрамляли хозяйственные постройки. Из них сохранилась одна «галерея каменная полуциркульная» (как она названа в описи), позже получившая название «дом-крючок» за свою планировку — два параллельных прямоугольных корпуса, один из которых вдвое длиннее другого, соединены дугой в четверть окружности. В ансамбль входили два таких «крючка», составлявшие полукружие площади. Красивы были ворота церковного двора в виде миниатюрной трехпролетной триумфальной арки. 
П.И. Панин умер в Москве и по завещанию был похоронен у церкви в Дугино на родовом кладбище.
Усадьба перешла в собственность его сына Никиты Петровича Панина (1770—1837), одного из образованнейших людей того времени, известного дипломата и вице-канцлера. В 1801 г., после дворцового переворота, он попал в опалу и более 30 лет, до конца жизни, прожил в Дугино.  
Во время нашествия Наполеона в 1812 г. Панину удалось сохранить семейный архив, произведения искусства и др. ценности из своей усадьбы. Разорить усадьбу и окрестные деревни не позволили французским мародерам местные крестьяне, образовавшие несколько партизанских отрядов. Одним из них командовал отставной майор Семен Емельянов (крепостной Паниных, он был отдан в солдаты, участвовал в суворовских походах, за спасение полкового знамени был произведен в офицеры).
Вошел в историю народной войны и подвиг старосты хутора Левшино Тимофея Архипова, сжегшего свою избу с 10 французами, и ценой своей жизни спасшего от разграбления усадьбу Дугино и соседние деревни.  
После изгнания французов Н.П. Панин продолжил благоустройство своего имения. В ознаменование победы на его средства в соседнем имении Хотьково был построен новый большой каменный храм во имя Вознесения с приделами во имя великомучеников Параскевы и Никиты. 
В усадьбе Дугино в 1820-е гг. был построен великолепный усадебный дворец, расширен парк с каскадами прудов, было открыто одно из первых в губернии училище для дворовых мальчиков (до 20 человек), наиболее способные из них определялись затем для дальнейшего обучения в Смоленскую гимназию, по возвращении из которой назначались на различные должности.
Усадьбу Дугино унаследовал старший сын, граф Александр Hикитич Панин (1791—1850), получивший блестящее образование. В 1812 г. он вступил в ополчение, участвовал в Бородинском и др. сражениях, был в заграничном походе, выйдя в отставку, поселился в усадьбе Дугино. Он закончил строительство усадебного комплекса, получившего свою композиционную завершенность. По сторонам усадебного дворца были построены 2 больших двухэтажных флигеля, соединенных с ним одноэтажными галереями; 2 одноэтажных каменных здания, каждое из которых состояло из двух прямоугольных и одного изогнутого корпусов (этими изогнутыми частями зданий образовывалась полукруглая площадь, в центре которой находилась церковь). 
 
А поскольку граф Александр увлекался биологией и агрономией, все свои познания он приложил к старинному парку, сделав его одним из самых богатых и необычных по растительному составу.
Дугинский парк делился, как это и было положено, на две части: регулярную (французский парк) и пейзажную (английский парк). Регулярный парк в плане представлял две перпендикулярные оси: одна проходила по главной аллее вдоль дворца, вторая совпадала с подъездной дорогой к зданию. От места пересечения этих осей в радиальном направлении отходило пять аллей, обсаженных различными породами деревьев. Поэтому они назывались «лиственничная», «березовая», «дубовая», «кленовая», «липовая». Аллеи вели к копанным прудам прямоугольной формы. На крутом берегу Вазузы были устроены каскадные пруды, обсаженные лиственницами. 
Усадьба Дугино Смоленская область 
Река также стала предметом пристального внимания дугинского садовника. На ее берегах был высажен в ряд канадский тополь, а ближе к воде — плакучая ива. Всего по некоторым данным в парке на площади свыше 100 гектаров произрастало до 80 видов деревьев и кустарников. Причем одних лип пять разновидностей, пихты — семь, кленов — пять видов, был завезен американский фасный дуб, черноствольная береза Шмидта, древесину которой не брал никакой топор. Усадьбу и регулярный сад полукольцом охватывал пейзажный парк.
А.Н. Панин много времени уделял организации хозяйства и садово-паркового оформления. Старый парк, заложенный еще в 1780-е гг., был увеличен до площади в 100 га, на территории его оказались все усадебные, жилые, хозяйственные строения, многочисленные оранжереи и цветники. Был во много раз увеличен видовой состав деревьев за счет различных экзотических пород из разных континентов. По всем характеристикам дугинский парк более походил на уникальный ботанический музей. В теплицах — их местонахождение нынче можно определить по стекольному бою — выращивались ананасы, виноград, арбузы, дыни, мандарины, земляника подбиралась по сортам с тем, чтобы урожай ягод можно было собирать круглый год. В оранжереях вились тропические лианы, поражали своей нездешней красотой цветы с островов Индийского океана. Отдельная оранжерея предназначалась для выращивания 15 сортов орхидей: по преданию их поставляли королевскому двору Великобритании. В садовом питомнике выращивали различные саженцы плодовых деревьев, которые продавали всем желающим. Около шести десятин занимал огород, обеспечивавший хозяев необходимыми овощами и зеленью. Необычность парка подчеркивали его обитатели — завезенные сюда пятнистые олени.
 
Имение Дугино унаследовала его дочь Мария Александровна, в замужестве княгиня Мещерская (Панина). Ее муж, князь Николай Петрович Мещерский (1829—1901) был внуком известного писателя и историка, автора «Истории Государства Российского» H.М. Карамзина и унаследовал от матери (дочери писателя) богатейший дедовский архив, в котором было немало «пушкинских бумаг» (письма, рукописи, записки, книги). Работать с документами этого хранилища в Дугино приезжали многие исследователи, ученые, писатели. В дореволюционных журналах «Русский Архив», «Русская старина», «Древняя и новая Россия» и др. под опубликованными в них статьями в качестве главного источника указан семейный архив Паниных-Мещерских. В усадьбе была и большая библиотека. Для хранения ее и архива было специально оборудовано одно из усадебных зданий.  
В 1870-е гг. в имение из-за границы был завезен симментальский скот, получивший отсюда свое распространение по всей губернии. Для крестьянских юношей Мещерские открыли школу скотоводства, маслоделия и сыроварения. Были построены новые хозяйственные и служебные помещения: каменное здание для большой фермы, дом с мезонином для сельскохозяйственной школы и служащих (построены в 1872-74 гг.). Кроме сельскохозяйственной школы, Мещерские содержали больницу, богадельню для крестьян, школу на 70 крестьянских детей (все они размещались в каменных домах рядом с церковью).  
В начале ХХ в. имение Дугино было одним из лучших в губернии, с хорошо налаженным хозяйством. В книге «Краткие справочные сведения о некоторых русских хозяйствах (СПб., 1902) говорится, что всей земли в имении 19144 дес. В хозяйстве производятся различные полевые опыты, содержится завод рабочих лошадей (всего до 170 голов); крупный рогатый скот (до 300 голов), выращиваются саженцы яблоней различных сортов, а также ель, лиственница, пихта, кедр, черная сосна, дуб, ясень, клен, ива различных сортов. Работает три кирпичных завода, три мукомольные мельницы, сыроварня, лесопильня, льнообделочный завод.
Усадьба Дугино Смоленская область 
Последним владельцем усадьбы был князь Александр Hиколаевич Мещерский, кандидат прав, земский начальник, многое сделавший для развития народного образования и здравоохранения в Сычевском уезде.  
В 1918 г. имение было национализировано. Его хозяйство стало базой для создания племенного совхоза. Весной представители Московского Общества изучения русской усадьбы побывали в усадьбе Дугино и успели ее описать и провести фотофиксацию. На сохранившихся фотографиях поражает богатое убранство и обстановка комнат и залов, обилие картин и скульптур, отделка интерьеров и т.д. Значительная часть архива, библиотеки, картин и скульптур была вывезена в Москву в распоряжение Российского музейного фонда, вывезена была и небольшая часть мебели, в т.ч. и стол писателя Н.М. Карамзина, за которым он писал „Историю Государства Российского“ (ныне – экспонат Петербургского Дома-музея А.С. Пушкина на Мойке).  
В 1919 г. центральный дворец усадьбы сгорел. Еще раньше растащили его содержимое. Неизвестно, куда исчезла богатейшая библиотека. Усыпальница графов Паниных была осквернена и разграблена. Усадебный храм исчез с лица земли. Погибли многие произведения искусства, его украшавшие. Скульптура М.М. Антокольского „Граф Панин“ вывезена в Сычевский музей, откуда в 30-е гг. поступила в Смоленск. Сейчас она является одним из лучших экспонатов Картинной галереи.  
Наиболее ценные документы архива, в т. ч. и „пушкинские бумаги“, ювелирные ценности бесследно исчезли (предполагалось, что они упрятаны последним владельцем перед эмиграцией в тайниках усадьбы, которыми оно изобиловало).  
От усадебного комплекса почти ничего не сохранилось; восточный флигель (ныне пустует и разрушается), западный флигель полностью разрушен, одно из зданий у бывшей церкви (т. н. „дом-крючок“) в стадии разрушения, дом для служащих, здание сельскохозяйственной школы, частично здание фермы – используется под хозяйственные нужды. 
В значительной степени сохранился парк, занимающий ныне 34 га, где можно встретить редкие, а иногда и единственные в области породы деревьев: березу черную, клен сахаристый и татарский, два вида экзотических сосен, липы голландскую, венгерскую и кавказскую, тополя канадский и берлинский, пять видов литсвенницы и др. породы. Парк сильно зарос, но основные аллеи прослеживаются. Система прудов не действует. 
Дугино в Смоленской области из того немалого числа усадеб, что когда-то были широко известны, но затем разграбленные и разрушенные в XX в. оказались почти полностью забыты.
Сегодня можно сказать, что Дугино все же ушло не бесследно. Часть его художественных собраний рассеяна по музеям, эти произведения хорошо известны и часто публикуются. Сохранились старые фотографии, запечатлевшие усадьбу до разрушений. Наконец, кое-что уцелело и от ее архитектурного комплекса. Несмотря на это, Дугино остается сегодня одной из самых загадочных, совсем еще неизученных усадеб. Лишь в самых общих чертах известно, что там определенно было много всего интересного и в архитектурном, и в художественном отношении. Несомненно, это было одно из выдающихся дворянских гнезд XVIII-XIX столетий. Уже то обстоятельство, что усадьбу отстроили и владели ею почти до самого конца Панины заставляет отнестись к Дугину с особым вниманием. Эта семья сыграла в русской истории значительную роль, дала несколько ярких фигур, активно проявивших себя в политической и культурной жизни России.

Материал предоставлен Т. Качановой.

Литература:
А.Я. Трофимов. Памятные книжки Смоленской губернии, 1856 и др. гг.; 
Русский библиографический словарь,1916 г.
А.В. Чекмарев. Культурное наследие земли Смоленской. Усадьба Дугино Паниных.  


Екатерина Бормотова и Татьяна Кочанова

Уникальный графский парк в Дугино

На Смоленщине в 12 километрах от Сычевки существовала некогда богатейшая усадьба графов Паниных, впоследствии князей Мещерских. На высоком левом берегу красавицы Вазузы стояло главное усадебное здание с двумя флигелями, церковь, другие строения. Все это утопало в зелени парка.
Усадебный парк был заложен в 1780-е годы Никитой Ивановичем Паниным. Затем, его племянник, Никита Петрович Панин, унаследовавший имение от своего отца, волею судеб проживший в имении более 30 лет, продолжал благоустраивать парк. План парка был собственноручно им начертан. Знавшие его страсть к парковому искусству, отовсюду доставляли ему необычные, в основном северные деревья и кустарники. При нем в имении постоянно работали мастера паркового искусства и лесоводы. 
После Отечественной войны 1812 года он расширил площадь парка до 100 га. На территории его оказались все усадебные, жилые, хозяйственные строения, многочисленные оранжереи и цветники. А.Н. Панин, унаследовал имение от своего отца, Н.П. Панина. Имея большие познания в биологии и агрономии, А.Н. Панин много времени уделял организации хозяйства и садово-паркового оформления. 
Мостик в усадьбе Дугино
Был во много раз увеличен видовой состав деревьев за счет различных экзотических пород из разных континентов. Теперь здесь произрастали более сотни видов деревьев и кустарников, были устроены системы озер и каскады прудов.
А.Н. Панин был членом Московского общества любителей садоводства и начальником 1-го отдела Императорского Московского отделения сельского хозяйства. Любовь к садоводству передалась и дочери Марии Александровне (в замужестве Мещерской), которой досталось имение Дугино по наследству. Более 160 лет парк заботливо создавался своими владельцами. По составу росших насаждений и по планировке был одним из лучших парков не только в России, но и в Европе.
Как и большинство парков, дугинский состоял из двух частей – регулярной (французский парк) с широкими аллеями и пейзажной (английский парк) с прихотливо извивающимися дорожками с удивительно сочетающимися крупномерными деревьями, кустарниками, цветочными клумбами, газонами, беседками, водоемами, зимним садом и малыми архитектурными формами.
Французский парк представлял собой две перпендикулярные оси, от места пересечения которых отходило 5 аллей, ведущих к искусственным прудам. Аллеи как бы демонстрировали различные породы деревьев. Одна аллея из дуба и кавказской липы, другая — из туи европейской, третья – из лиственницы, четвертая — из березы, пятая – из тополя. 
От дворца к оранжереям шла аллея из американской туи европейской (западной), которая еще в 16 веке получила в Европе имя «дерево жизни». Далее росли деревья хвойных пород: пихты сибирская и бальзамическая из канадской провинции Квебек, российские ели, в том числе колонновидная, американские серебристая, чёрная, сизая и белая ели, сосна Веймутова из Северной Америки, горная сосна из Северного Кавказа, австрийская сосна и сибирский кедр, тсуга канадская, пять видов лиственниц. 
Не менее интересны были коллекции лиственных древесных пород: серый орешник из Северной Америки, ольха чёрная, клёны белый, красный, ажурный, уссурийский, татарский, сахарный, сахаристый, привезенный из Северной Америки. Росли в парке редкая разновидность бука – кустарниковый, наиболее долговечная из берёз – берёза Шмидта, чёрная берёза из Канады. В парке насчитывалось пять видов липы: мелколистная, крупнолистная, обыкновенная, войлочная и кавказская. Дубы представлены двумя видами — черешчатый и фасный. Фасный, привезенный из Америки Н.П. Панин сеял собственноручно желудями. По берегам Вазузы были высажены белые ивы, берлинский и канадский тополя, некоторые экземпляры которых достигли в настоящее время гигантских размеров (до 8 метров в обхвате). Из кустарников — калина черная или калина гордовина со сладкими черными плодами, бересклет с ярко-красными плодами, рябинник, боярышник, сирень, калина, карагана, бузина, жимолость, шиповник, спирея и др. Из цветов — печеночница и фиалка лесная с необычайным ароматом, море маргариток по лугам. Свободные посадки деревьев сочетались с прекрасными аллеями, живописными полянами и лужайками, каскадом прудов.
Усадьбу и регулярный парк полукольцом охватывает английский или пейзажный парк. В пейзажной части парка находилась так называемая «малая Венеция» с искусственно вырытым каналом для прогулок на лодках, гротами, беседками, каменными мостками, портиками, родниками. Мостки, сделанные из кирпича и камня, частично разрушившиеся, можно увидеть и сейчас.
Парк в усадьбе Дугино Смоленская область  
Существует система прудов, соединяющихся протокой, — каскады. В парке есть еще два пруда, один из них так называемая «Сухая сажелка». Вода из него спущена еще в бытность князей Мещерских. Старожилы рассказывают, любил возле этого пруда сиживать барин, последний из Мещерских, Александр Николаевич. Вот раз сидел — сидел, да и заснул, да сонный в пруд свалился. После этого случая велел он «сажелку» спустить. С тех пор и стала она «сухой». Там уже в советские времена сделали футбольное поле. Осенью, когда лиственницы осыпаются, становится футбольное поле как подушка. Идешь, пружинишь.
Особенным богатством отличались оранжерейные насаждения. Всего в усадьбе было 10 оранжерей с 21 отделением. Их местонахождение и сегодня можно определить по стекольному бою. В наиболее тёплых росли пальмы, цветущие тропические лианы, экзотические растения, например, насекомоядное растение с островов Индийского океана — непентес. Для орхидей предназначалась отдельная оранжерея. Их в Дугино выращивалось более 20 сортов. Часть из них выращивалась для экспорта в Англию. Большая оранжерея из трёх отделений предназначалась для выращивания роз. Здесь же велась работа по выведению новых сортов. 
Оранжерейной культуре плодовых деревьев в Дугино также уделялось большое внимание. Здесь имелось четыре отделения для персиковых сортов, два отделения для слив, три отделения для винограда. Виноград из Дугина на Петербургской выставке 1902 года был удостоен высшей награды. В садовом питомнике выращивали различные саженцы плодовых деревьев, которые продавали всем желающим. Около шести десятин земли занимал огород, обеспечивавший хозяев необходимыми овощами и зеленью. Необычность парка подчеркивали его обитатели — завезенные сюда пятнистые олени.
Река Вазуза представляет собой важный элемент пейзажного ансамбля усадьбы. К реке был обращен фасад дворца, от которого шел спуск через ворота в каменной стене к мосту. Украшая собой дворцовое здание, высятся по берегу реки, как свечки, канадские тополя. А еще по берегу была высажена аллея берлинских тополей. Многих из них уже нет, но отдельные экземпляры остались. Склоны берега и поймы реки Вазузы сохранили, в какой-то мере, черты старого ландшафтного парка. Группы крупных старовозрастных деревьев чередуются с небольшими полянками. А к воде склоняются ветви черемухи и белой ивы. По весне аромат черемухи разливается по всей округе.
Сама по себе речка невелика. Но уж очень много у нее звонких родников, от них вода в Вазузе чистая и остается холодной даже в самый жаркий день. Течение в реке быстрое. Существует легенда о споре Волги с Вазузой по поводу старейшинства. С.Я. Маршак на ее основе сказку написал. «Эти две реки порешили окончить свой спор таким образом: обе должны лечь спать, и та, которая встанет раньше и скорее добежит до Хвалынского (т.е. Каспийского) моря, будет первенствовать. Ночью Вазуза встала раньше и неслышно, прямым и ближним путем потекла вперед.
Проснувшаяся Волга пошла ни тихо, ни скоро, а как надо. Но в Зубцове она догнала Вазузу, причем была в таком грозном виде, что соперница испугалась, назвалась меньшей сестрой и просила Волгу принять ее к себе на руки и донести до Хвалынского моря.» 
Парк в усадьбе Дугино Смоленская область
Когда-то, хоть в это трудно поверить, речка Вазуза была судоходной рекой. Чтобы стольный град Санкт-Петербург был сыт да обут, Петр I задумал построить Вышневолоцкую судоходную систему, о чем свидетельствует петровский указ «О сделании в Московской губернии по рекам Гжати и Вазузе судового ходу». Посему Петр I распорядился: «… по Вазузе от села Власова сделать судовой ход, как возможно, чтобы могли суда с пенькой и хлебом и с иными товарами ходить без повреждения и чтобы сие учинить до заморозов, да на тех же реках в пристойных местах сделать анбары»… С разрушением плотин река Вазуза сильно обмелела.
На северо-восток от парка таинственно шумела дубрава площадью в 8 га. «Дубки», современное название, и сейчас радуют своей прохладой и птичьим многоголосьем. Рядом с парком зеленела пихтовая роща.
На юго-запад от парка раскинулось урочище «Загон», которое представляет собой крупный лесной массив с получившими широкую известность удачными культурами лиственницы сибирской, сосны, ели и других пород. Леса лесничества «Загон» в XVIII- начале XIX вв. принадлежали Паниным, а затем, вплоть до революции, Мещерским. В начале XIX в. после рубки старого «Екатерининского леса» было начато искусственное восстановление лесов. В это время владельцем «Загона» был Н.П. Панин, известный дипломат и государственный деятель. При нем лесничий Паэль заложил в 1833 г. в пойме реки Мчасня первые пробные посадки из биогрупп дуба и лиственницы сибирской. Он же разбил лучевую систему просек – для удобства охоты. С 1840 по 1850 г. проводились планомерные посадки леса. Осуществляли посадки и позже. Искусственные леса создавались лесничими Паэлем, Покровским, Маркграфом, Бабкиным.
На значительной площади посадки лесных культур (лиственницы, сосны, ели, липы, дуба и др. пород) были проведены в 1890- 1904 гг. гофмейстером при княжне Мещерской. К началу XX в. лесоводами были заложены разнообразные типы лесных культур из дуба, лиственницы сибирской и европейской, сосны, ели.
Результаты лесокультурного дела были весьма успешны. Частично все эти посадки сохранились до наших дней. На территории урочища имеется 62 га эталонных насаждений с преобладанием лиственницы (48,6 га), ели (7,5 га), сосны (6,5 га). В настоящее время лесничество «Загон» состоит из четырех лесных дач: Загон, Шашки, Поповка, Лабиринт. По функциональному значению территория лесного массива «Загон» разделяется на две части: заповедная (212 га) и заказная (1314 га). На сегодняшний день урочище «Загон» является памятником природы. С 2013 г. оно лишено статуса ООПТ (по данным «Заповедной России»).
Парк очень пострадал в годы Великой Отечественной войны. С 1942 по 1943 в Дугине базировались немецкие летчики, а в парке на месте бывших оранжерей располагался немецкий лазарет. Многие деревья были уничтожены гитлеровцами, а в 1966 году сметены небывалым ураганом. 
Но все же, до сих пор парк красив, величественен и вызывает восхищение! 
Здесь еще можно встретить редкие, а иногда и единственные в области породы деревьев: клен остролистный, сахаристый и татарский, два вида экзотических сосен — Веймутова и кедровая, липы мелколистную, крупнолистную, голландскую, венгерскую и кавказскую, тополя канадский и берлинский, пять видов лиственницы, тую европейскую. В парке много дуба, тополя, пихты, ясеня, ольхи, вяза, ели и других пород. Последний экземпляр березы черной, к сожалению, не сохранился.
Канадские тополя в усадьбе Дугино Смоленская область
По результатам метрических измерений 2013 г. самый толстый дуб-гигант, возраст которого около 500 лет, имеет обхват 5 м 6 см., а самый толстый тополь, высаженный на берегу Вазузы в английском парке,- 8 м. Министерством культуры СССР в 1987году парк усадьбы Паниных — Мещерских Дугино признан памятником истории и культуры РСФСР в составе архитектурного ансамбля. Парк представляет собой памятник садово-паркового искусства XVII-XIX вв. с интересной планировкой и богатым видовым составом растительности.
Из общей характеристики состояния парка: «Планировка парка читается. Сохранилось большое количество структурных элементов планировки: аллеи, рядовые посадки, боскеты, пруды, архитектурные объемы и т. п. Сохранилось большое количество старовозрастных деревьев. Богатый видовой состав древесно-кустарниковой растительности… Современное состояние парка — неудовлетворительное. Многие аллеи и рядовые посадки распадаются. Ландшафтный парк зарос и превратился в лесной массив, старовозрастные деревья выпадают. Пруды не расчищаются и заболачиваются. Восточная часть сильно нарушена современной застройкой…
Необходимые оздоровительные мероприятия — восстановление аллей, рядовых посадок, боскетов, расчистка массивов, лечение старовозрастных деревьев, реконструкция и благоустройство».
Для этих целей необходимо участие специалистов садово – паркового искусства — дизайнеров по ландшафту, лесоводов. Имеет смысл приглашение научных работников — дендрологов, ботаников для проведения инвентаризации и определения видового состава произрастающих сегодня видов в парках Дугино, лесничестве «Загон» и в Дубках. Кроме того, целесообразно определить границы охранной зоны и зоны регулирования застройки. Недопустимо жилищное строительство на территории уникального парка — памятника садово-паркового искусства.


Граф НИКИТА ИВАНОВИЧ ПАНИНГраф НИКИТА ИВАНОВИЧ ПАНИН, 1718—1785, сын генерал-майора, позднее сенатора, Ивана Васильевича и Аграфены Васильевны, рожд. Эверлаковой, родился в Данциге, где в то время служил его отец. Обратив на себя особенно благосклонное внимание Императрицы Елизаветы, Панин был пожалован в камер-юнкеры и вслед за тем, в 1747 г., гр. Разумовский и другие близкие к Императрице лица устроили назначение его посланником в Данию, откуда в том же году он был переведен в Стокгольм. На этом посту он пробыл до 1760 г. и заслужил расположение канцлера Бестужева-Рюмина. За это время он хорошо ознакомился с Государственным устройством Швеции и навсегда сделался его поклонником. В 1760 г. Панин был назначен обер-гофмейстером и воспитателем Великого Князя Павла Петровича, хотя не пользовался доверием одинаково ни Петра III, ни Екатерины. Tем не менее, в правление первого он получил орден Св. Андрея и чин действительного тайного советника, а при перевороте 28 июля 1762 г. предполагал объявить Екатерину правительницей только лишь до совершеннолетия Павла и был сторонником ограниченья власти Императрицы. Хотя его «проект реформы верховного правительства» не получил дальнейшего хода, Екатерина оставила Панина в роли воспитателя Павла. «Все думали», писала она, «что ежели не у Папина, так он пропал». К тому же она и сама ценила его дарования и в 1765 г., по удалении гр. Воронцова, назначила его членом Коллегии Иностранных дел, где он в течении 20 лет занимал первенствующее положение. Как дипломат, Панин поддерживал идею «Северного аккорда». События показали невозможность примирения интересов таких государств, как Россия, Англия, Швеция и Польша, и недальновидность политики Панина, который с такой настойчивостью держался союза с Фридрихом II и боролся упорно с течением, направленным к сближению с Австрией, чему сочувствовала и сама Екатерина и Великий Князь, воспитанник Панина. В 1767 г. Панин вместе с братом Петром был возведен в графское достоинство Российской Империи, но особенно щедро он был награжден Императрицей в 1775 г., при окончании воспитания Павла Петровича. Панин не был женат: брак, задуманный им уже в немолодых годах с гр. Анной Петровной Шереметевой (р. 18 дек. 1744 г., ум. 17 мая 1768 г.), был расстроен неожиданной смертью невесты от оспы. Умер Н. И. Панин внезапно 31 марта 1785 г.
Он был образованнейшим человеком своего времени. Как государственный человек, он был сторонником «утверждения правительства на твердых основаниях закона» и противником «произвола сильных персон и припадочных людей», которыми так богат был в Poccии XVIII век. Тем не менее идеи, высказанные Екатериной в её «Наказе», он считал идущими через чур далеко и «способными поколебать все основы». Нерасположенная к нему в душе, Императрица отдавала ему должное и говорила по поводу его смерти: «Я долгие годы жила с этими двумя советниками, напевавшими мне с двух сторон каждый свое; смелость ума одного (Г. Г. Орлова) и умеренная осторожность другого (Панина) придавали изящество и мягкость делам величайшей важности». Как воспитатель, Панин разделял передовые педагогические идеи своего времени: наглядное обучение, «играючи», беседы с выдающимися людьми стояли на первом месте, с устранением всего, что «хотя бы мало могло развратить те душевные способности к добродетелям, с которыми человек на свет происходит». Скучный, методичный Панин не всегда был приятен своему воспитаннику, но взрослый Павел Петрович любил и уважал своего воспитателя, которому другие сложные занятия и другие враждебные влияния не дали, впрочем, возможности воспитать Великого Князя так, как он думал и желал. Как человек, гр. Никита Иванович имел многие слабости: по выражению митрополита Платона, он «к гуляниям был склонен», любил хорошо поесть, питал слабость к женщинам.

(С портрета работы Рослена 1777 г., собрание гр. С. В. Паниной, с. Марфино, Московской губ.)

Граф ПЕТР ИВАНОВИЧ ПАНИНГраф ПЕТР ИВАНОВИЧ ПАНИН, 1721 —1789, сын генерал-поручика Ивана Васильевича Панина от брака с Аграфеной Васильевной Эверлаковой, племянницей кн. А. Д. Меншикова, в 1735 г. быль определен в Измайловский полк капралом, в 1736 г. переведен в армию, действовавшую против турок, и участвовал во взятии Перекопа и Бахчисарая. В 1740 г. переведен снова в Измайловский полк, и с 1741 по 1745 г. участвовал в Шведской кампании. Произведенный в 1755 г. в генерал-майоры, он отличился в Семилетнюю войну умелыми и энергичными распоряжениями в сражениях при Грос-Егерсдорфе, Цорндорфе, Ландсберге (где был контужен) и Кунерсдорфе и при взятии Берлина. В 1762 г. он был генерал-губернатором Восточной Пруссии. Награжденный чином генерал -поручика и орденом св. Александра Невского, Панин в 1762 г. был произведен в «полные генералы» и получил шпагу с брильянтами. Пожалованный в сенаторы, в 1767 г. был избран депутатом от Московского дворянства в Екатерининскую комиссию, 22 Сентября 1767 г. был возведен в графское достоинство, а в 1768 г. назначен членом Совета. Во время Турецкой войны, в Сентябре 1769 г., был назначен командующим 2-й Армии, и 16 Сентября 1770 г., после долгой осады, взял Бендеры, превратив город в развалины и потеряв во время осады более 6000 человек. При этом Панина не без основания обвиняли в недостатке энергии. 5 Октября 1770 г. Панин получил орден св. Георгия I-й ст., но уже 19-го Октября был уволен в отставку. Проживая не у дел в Москве и считая себя обиженным, Панин «критиковал все и всех» и этими «болтаниями» возбудил к себе ненависть самолюбивой Екатерины, которая стала называть его «первым вралем и себе персональным оскорбителем»; над ним был даже учрежден «присмотр надежных людей». Несмотря на это, когда после смерти А. И. Бибикова явилась нужда в энергичном главнокомандующем для подавления Пугачевского бунта, Екатерина 29 Июля 1774 г. назначила Панина «с полною мочью и властью». Благодаря удачным действиям Михельсона, Пугачев был разбит и выдан правительству. Получив в Пензе 18 Сентября весть о выдача самозванца, Панин занялся успокоением края, чего и достиг, благодаря энергичным мерам. 9 Августа 1775 г. он был уволен, получил похвальную грамоту, меч с алмазами, алмазные знаки ордена св. Андрея Первозванного и 60.000 руб. «на поправление экономии».
Панин скончался скоропостижно 15 Апреля 1789 г. и похоронен в с. Дугине, Смоленской губернии. От первого брака с Анной Александровной Татищевой он имел 17 человек детей, умерших при его жизни; от второго брака (в 1767 г.) с фрейлиной Марьей Родионовной Вейдель имел пятерых детей, из которых пережили отца только сын Николай и дочь СОФЬЯ.
Современники превозносили в Панине «чуждое всякого пристрастия сердце, непотрясаемую твердость, примерную любовь, усердие, ревность ко главе и всему составу отечества»; на иных он производил впечатление одного из тех «мужей, коих великим и отменным дарованиям, описанным Плутархом, столь много дивимся». Даже враги его признавали в нем «способные качества, усердие и бодрость». Отличительным свойством Панина было чувство собственного достоинства. Никогда он не заискивал перед фаворитами и единственный из сенаторов позволял ceбе открыто не соглашаться с Екатериной.
Таким он был 15-и лет, когда негодовал на назначение его капралом, хотя «он званья своего меньше еще знает, чем они», таким он остался и до смерти. Он был гуманным по своему времени человеком: возмущался пыткой, произволом помещиков и притеснением раскольников, но при этом был чужд ложной сентиментальности и быстро успокоил терроризованный Пугачевцами край, хотя для этого понадобились жестокие меры... Зная, что Екатерина любила показать «нежные чувства своего материнского и человеколюбивого к своим подданным сердца», Панин, принимая крутые меры, «заранее испрашивал» у Императрицы «прощения, приемля с радостью пролитие проклятой крови таких государственных злодеев на себя и на чад своих». Тем не менее он любил родину и гордился русским народом, выставляя при всяком удобном случай его способности и добродетели, «храбрость, терпение и послушание» русского солдата.

(С миниатюры из собрания Великого Князя Николая Михайловича)

Граф НИКИТА ПЕТРОВИЧ ПАНИНГраф НИКИТА ПЕТРОВИЧ ПАНИН, 1771—1837, сын гр. Петра Ивановича и второй его жены Mapии Родионовны, рожд. Ведель, воспитывался сначала в Петербурге у дяди, гр. Н. И. Панина, которому был поручен после смерти матери отцом; когда гр. Никита Иванович умер, в 1785 г., Никита Петрович возвратился к отцу, проживавшему в Москве, и занимался дома изучением военных наук. Известный, как „первый враль“ и „персональный оскорбитель» Императрицы Екатерины, гр. Петр Иванович внушал сыну привязанность к наследнику престола, и когда Великий Князь отправился в Финляндию для участия в военных действиях против шведов, Панин отправил к нему сына волонтером; здесь он получил чин бригадира. По возвращении из похода, Панин женился на гр. Софьи Владимировне Орловой. Отсутствие женского влияния при воспитании Никиты Петровича, постоянное пребывание у опальных, и потому раздражительных и упорных, отца и дяди вредным образом отразились на его характере — это был человек крутой, прямолинейный, с непомерно развитым честолюбием, с ледяною внешностью; при одном взгляде на его высокую, сухую фигуру, с неподвижным лицом и резким, холодным взглядом мнoгиe чувствовали к нему антипатию. Нет поэтому ничего удивительного в том, что, поступив в 1791 г., после смерти отца, на службу ко двору Великого Князя Павла Петровича, Панин недолго удержался при нем; поводом послужила ссора его с Великим Князем, не уступавшем ему в суровом нраве. Очевидно, Панин не нравился и Екатерине: назначив его в 1795  г. камергером, она не хотела дать ему дипломатической службы, которой он добивался, и в 1795  г. назначила его в Гродно губернатором и командиром бригады. Император Павел, по вступлению на престол, назначил его членом Коллегии Иностранных дел, а затем, в Августе 1797 г. — полномочным министром в Берлин. Ему поручено было, главным образом, содействовать сближению Франции с Poccией. Панин обнаружил в Берлине недюжинные способности, но, враждебно настроенный против Франции, вел свою политику: он сам способствовал неудаче neрегoвopoв и, наоборот, всячески старался содействовать сближению Австрии с Пруссией. «Медиация» Панина не имела, однако, успеха, и он был отозван в Петербург, где в 1799 г. назначен вице-канцлером, в момент разрыва Poccии с Францией. Дальнейший ход дел был, однако, не по душе Панину: коварство Австрии и Англии побудило Императора Павла выйти из коалиции против Франции и даже угрожать бывшим своим союзникам войною; мало того, под влиянием Ростопчина, началось сближение Poccии с Францией. Горячий сторонник союза с Австрией и Англией, Панин, в начале 1800 г. пожалованный действ, тайн, советником, остался вне всякого влияния на дела. Тогда-то началась агитационная деятельность Панина, который завёл cнoшeния с английским послом Витвортом и, действуя заодно с ним и вице-адмиралом де-Рибасом, думал воспользоваться неудовольствием общества, чтобы заставить Императора отказаться от престола в пользу Великого Князя Александра Павловича. Осенью 1800 г. главой заговора, задуманного Паниным, сделался гр. Пален. В половине ноября 1800 г. Панин был отставлен от должности вице-канцлера, с назначением в Сенат, а в декабре выслан в свое имение Дугино, Смоленской губернии, но затем ему скоро разрешено было жить в окрестностях Москвы. Воцарившийся 12 Марта 1801  г. Император Александр вызвал Панина в Петербург и назначил его членом Коллегии Иностранных дел. Но лица, окружавшие молодого Государя, не сходились во взглядах с Паниным, а Императрица Мария Федоровна громко осуждала поведение Панина в год, предшествовавший кончине Императора Павла. 30 Сентября 1801  г. Панин, по прошение, уволен был от службы и уехал за границу. По возвращению в Россию, ему объявлено было воспрещение жить в столицах, а когда, в конце 1806 г., Смоленское дворянство избрало его начальником земской милиции, правительство не утвердило этого выбора. Опала Панина продолжалась и в царствование Императора Николая I.
Склонный ко всему сверхъестественному и чудесному, он занимался в деревенской глуши изучением разных таинственных наук и магнетизма, при чем результаты своих изысканий диктовал сыну Виктору Никитичу, исписавшему целые фолиaнты.
Граф Н. П. Панин умер 1 Марта 1837  г. в Дугине, где и погребён».

(С портрета Вуаля, принадлежащего графине С. В. Паниной, с. Марфино, Московск. губ.)

Граф АЛЕКСАНДР НИКИТИЧ ПАНИНГраф АЛЕКСАНДР НИКИТИЧ ПАНИН, 1791—1850, старший сын графа Никиты Петровича (р. 1771 г., ум. 1857 г.), от брака его с графиней Софьей Владимировной Орловой (р. 1774 г., ум. 1844 г.), родился в Москве 22 Марта 1791 года. Получив хорошее домашнее образование, А. Н. Панин в 1809 г. поступил на службу в Московский Архив Иностранных дел, но когда началась Отечественная война, определился прапорщиком в ополчение и за отличие при Бородине произведен в поручики. Переведенный в 1813 г. в Псковский кирасирский полк, Панин принимал участие и в последующих войнах с Наполеоном, а при Лейпциге был контужен. По окончании войны он служил последовательно в полках: Екатеринославском кирасирском, Кавалергардском и Глуховском кирасирском, в который был переведен, с чином подполковника, за участие и вызова на дуэль С. А. Горяйнова графом 3. Г. Чернышевым. В 1825 г. он вышел в отставку, с чином полковника. В 1830 г. Панин перешел в гражданскую службу на должность чиновника особых поручений при попечителе Московского учебного округа. Панину был, поручен и между прочим, надзор за университетом. Исполняя возложенные на него обязанности, он часто посещал университет и особенно наблюдал за исправностью в одежде и прическе казенных студентов. Когда в 1830 г. в Москве стала свирепствовать холера, Панин принял на себя обязанности попечителя Тверской части. Рассказывают, что он, заметив при ежедневном посещении больниц, как неохотно больные, боясь заразы, садятся в ванну, однажды разделся и при них сел в ванну. В 1833 г. Панин был назначен помощником попечителя Харьковского учебного округа, а в 1858 г. — членом Главного правления училищ, с производством в действительные статские советники, но уже в следующем году личные дела, вынуждавшие его часто уезжать для управления обширными ИМЕНИЯМИ (у него с братом было более ll/т. душ крестьян), заставили его выйти в отставку и поселиться в Москве. Сельское хозяйство сделалось с тех пор главным занятием Панина. В 1859 г. он был избран в члены Московского сельскохозяйственного общества и не мало для него потрудился: хлопотал о привлечении туда лиц действительно полезных, в 1846 и 1847 гг. редактировал издание общества «Журнал сельского хозяйства и овцеводства», собирал в своем доме членов для обсуждения вопроса о распространении грамотности в народе, председательствовал в комитете для хозяйственного описания Московской губернии. Панин обладал значительными познаниями по ботанике и агрономии, которые он применял в своем Смоленском имении, Дугине. Он любил также заниматься цветоводством и участвовал в трудах Московского общества любителей садоводства. В Москве Панин вел открытый образ жизни и часто принимал гостей в своем доме на НИКИТСКОЙ, унаследованном от Орловых и до сих пор принадлежащем его потомкам. По свидетельству графа В. П. Орлова-Давыдова, Панин был любим и уважаем всеми родными и знакомыми за кротость нрава и возвышенность чувств, а, по словам других современников, он отличался добротой, деликатностью и тактом. Однако, до нас дошел и неблагоприятный отзыв бывшего Московского студента, утверждающего, что Панин был «необузданный деспот, видевший в каждом студенте как бы своего личного врага, считавший студентов опасными для всего общества и признававший необходимым держать их в ежовых рукавицах. Он никогда не говорил с ними, как с людьми, а повелительно кричал на них своим густым басом. Панин отличался очень высоким ростом. Скончался он в Москве 15 Февраля 1850 г. и погребен в Донском монастыре. Женат был (с 29 апреля 1825 г.) на Александре Сергеевне Толстой (р. 1800 г., ум. 1875 г.) и имел 2 дочерей: СОФИЮ (р. 1825 г., ум. 1905 г.), в замужестве за князем Г. А. Щербатовым, и Mapию (ум. 1905 г.), за князем Н. П. Мещерским, и несколько детей, умерших в младенчестве.

(С миниатюры Лагрене, принадлежала княгине М. А. Мещерской, село Дугино, Смоленской губ.)


Смоленская региональная общественная организация «Возрождение Дугино» 
214036 г. Смоленск, а/я 84
e-mail: dugino2012@mail.ru, ktvsmol@mail.ru 
тел. +7 910 712 71 68
www.ok.ru/ДУГИНО


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Дугино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Дугино 55.688133, 34.196749 Усадьба Дугино

Рубрика: Смоленская область

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: