Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Дубровицы

Усадьба Дубровицы (Россия, Московская область, Подольский район, с. Дубровицы), расположена на высоком берегу р. Пахры.

Впервые упоминается в 1627 г., как вотчина боярина И. В. Морозова. После смерти оного, значительно разросшаяся к тому времени вотчина перешла к дочери Морозова — Аксинье Ивановне, которая вышла замуж за князя И. А. Голицына. С этого времени Дубровицы более чем на 100 лет перешли во владение рода Голицыных.
В конце XVII века здесь развернулось большое строительство, связанное с именем князя Бориса Алексеевича Голицына — воспитателя и сподвижника Петра I. Один из самых могущественных вельмож раннего периода петровского царствования, в 1689 году он неожиданно подвергся опале, и был вынужден удалиться в деревню. Звезда Голицына близилась к закату, и потому он преимущественно жил в своих подмосковных вотчинах — Дубровицах, Больших Вязёмах, Марфине.
В 1690 г. князь заложил в Дубровицах необыкновенно красивый храм, истинный архитектурный шедевр. 




Чертежи Знаменской церкви в Дубровицах (1-5)


Столпообразное здание, стоящее на высоком стереобате, окружено открытыми галереями с веерообразными лестницами. Над первым, четырёхлепестковым ярусом, возвышается стройная восьмигранная башня, увенчанная оригинальным ажурным куполом.
Белокаменная Знаменская церковь снаружи и изнутри богато украшена резьбой по камню и круглой скульптурой, а также барельефами. Характер скульптуры и латинские надписи (заменённые в последствии на русские) свидетельствуют о подражании западноевропейским католическим барочным храмам, но есть здесь что-то и от «нарышкинского барокко». Голицын смог воплотить столь дерзкий архитектурный замысел только благодаря близости к Петру I, очень интересовавшемуся постройкой этого храма.
Ныне церковь полностью отреставрирована, возобновлена служба.
Сохранившийся кирпичный дом, был построен потомком великого князя — С. А. Голицыным в XVIII веке. Он неоднократно перестраивался и приобрёл черты классицизма, вместо первоначальных барочных. Парадную лестницу украшают каменные львы. Ныне Голицынский дворец занимает институт животноводства и ЗАГС. В архитектурном отношении так же интересен конный двор в псевдоготическом стиле.

Следует отметить, что сегодня (декабрь 2010) нижний ярус храма (его обходная галерея) находится в строительных лесах. Открытое гульбище и подклет церкви давно находились в аварийном состоянии. Насколько грамотной окажется нынешняя реставрация покажет время.

Наталья Бондарева 

1. Усадебный дом 2. Флигели 3. Церковь 4. Конный двор 5. Службы

План усадьбы Дубровицы



Граф АЛЕКСАНДР МАТВЕЕВИЧ ДМИТРИЕВ-МАМОНОВ, 1758 — 1805, сын сенатора Матвея Васильевича Дмитриева-Мамонова (1724—1810) от брака его с Анной Ивановной Боборыкиной (1723—1792), родился 19 Сентября 1758 года. Получив домашнее образование, Дмитриев-Мамонов поступил на службу в гвардию и в 1786 г. был уже поручиком и адьютантом при Потемкине. В это время Фаворит Императрицы, Ермолов, должен был оставить свое место при дворе, и Потемкин представил Екатерине Дмитриева-Мамонова, на преданность которого себе вполне рассчитывал. «Рисунок недурен, но колорит плох», отозвалась о Мамонове Императрица, тем не менее назначила его, 19 Августа1786 г., флигель-адьютантом при своей особе.
По отзывам современников, Мамонов отличался умом, любил заниматься литературой и искусствами и постоянно пополнял чтением недостатки своего образования; Императрица старалась приучить его к занятиям государственным делами, но более советовалась с ним при составлении эрмитажных своих комедий и побудила его написать несколько пьес для Эрмитажа, напечатанных в сборнике: «Theatre de ’Hermitage». Нравственный характер Мамонова, несмотря на его гордость и корыстолюбие, внушал к нему уважение: он был предан Государыне и не пользовался во вред своим влиянием на неё. Императрица была высокого мнения о его способностях. В 1787 г. Мамонов сопровождал ее в путешествии в Крым и был при этом пожалован в премьер-майоры Преображенского полка, действительным камергером, корнетом Кавалергардского корпуса, а в следующем году — генерал-адьютантом. „Он верный друг, имею опыты его скромности", сказала при этом Екатерина Храповицкому. Вслед затем, Иосиф II пожаловал, 25 Мая 1788 г., Мамонову графское достоинство, а Императрица Екатерина, 8 Сентября того же года—орден Александра Невского. Пожалования Мамонова деньгами и имуществом были также беспримерны, тем более, что Екатерина, заметив любовь Мамонова к деньгам и его скупость, этим, конечно, старалась его привязать. В одном лишь Нижегородском наместничестве Мамонову принадлежало до 27/т. душ; по должности генерал-адьютанта он получал 180/т. р. в год, кроме жалованья по другим должностям, да на стол ему отпускалось ежегодно по 56/т. р.; страсть к бриллиантам была также удовлетворена: одни бриллиантовые аксельбанты Мамонова стоили до 50/т. р. Привязанность Государыни к Мамонову постепенно и быстро возрастала; она его ревновала, а он тяготился своим положением и скучал: «паренек считает свое житье тюрьмою». Государыня думала назначить его вице-канцлером, но Мамонов не выдержал своей роли; он уже раньше вступил в тайную интригу с 16-летнею фрейлиной, княжной Дарьей Федоровной Щербатовой (р. 29 Апреля 1762 г.). Екатерина узнала об этом и летом 1789 г. поспешила помолвить влюбленных. «Я ничей тиран никогда не была и принуждений ненавижу», заявила она. На свадьбу молодым пожаловано 100/т. р. и 2250 душ, но новобрачные должны были оставить двор и поселиться в Москве. С тех пор значение Мамонова пало навсегда, хотя письмами из Москвы он неоднократно испрашивал себе позволение возвратиться в Петербург. Он раскаялся в своем поступке, жалел потерянного и потому не мог быть счастлив в семье. Скоро о нем стали говорить, что он «с ума сошел и дерется с женой», а Екатерина была уверена, что «он не может быть счастлив: разница—ходить с кем-нибудь по саду и видеться на ¼: часа или жить вместе». Император Павел, благосклонно относившийся к Мамонову, в день своей коронации, 5 Апреля 1797 г., возвел его в графское Российской империи достоинство.
Жена Мамонова скончалась 9 Ноября 1801 года, оставив ему сына, графа Матвея Александровича (р. 1789 г., — 1865 г.), и дочь, графиню Марию Александровну (фрейлина; умерла в 50-х гг. за границей); дети Федор и Анна умерли в младенчестве. ГраФ А. М. Мамонов умер в Москве 29 Сентября 1805 года и похоронен рядом с женой в Московском Донском монастыре.
Екатерина, из понятного самолюбия, преувеличивала достоинства позднейших своих избранников; она не видела их крупных недостатков и в увеличительное стекло смотрела на их некрупные достоинства. Как кажется, прав был император Иосиф II, сказавши о Мамонове: «Новый фаворит довольно красивый малый, но он умом не далёкий».

(С портрета Н. Аргунова; собственность князя С. А. Щербатова; с. Наро-Фоминское, Московск. губ.)


Колосова А.Г. Подмосковные Дубровицы//Наука и жизнь, № 6, 2005

Подмосковные Дубровицы

На высоте обрыва 
Воздушно-светозарный храм
Уходит в высь очам на диво, 
Как бы парящий к облакам. 

Ф. Тютчев 

«Московский Отдел Народного образования... может сообщить следующее: Музей-усадьба „Дубровицы“ является памятником усадебной культуры и быта XVIII века. Дом-музей, по заключающимся в нем историко-художественным коллекциям — памятник большого художественного значения... Таких домов-усадеб на территории Московской губернии можно сейчас насчитать только единицы...» Из докладной записки МОНИ от 08.11.1926 г., № 2667. 

В этом уголке Подмосковья сохранились старинные постройки былой помещичьей усадьбы: церковь Знамения Пресвятой Богородицы (1690—1704), дворец (1750), курган, конный двор, три (из четырех) флигеля, хозяйственные постройки, липовый регулярный парк. Усадебный комплекс расположен в восточной зоне современного поселка Дубровицы у слияния рек Десны и Пахры, в шести километрах от станции Подольск. О селе Дубровицы в писцовых книгах 1627—1628 годов было отмечено: «В Молоцком стану за боярином Иваном Васильевичем Морозовым старинная вотчина село Дубровицы на реке Пахре, устье речки Десны». 

При Морозовых были построены деревянная церковь во имя Ильи Пророка и усадебный дом. 

В 1688 году Дубровицы приобретает Борис Алексеевич Голицын (1641—1714), сподвижник и воспитатель молодого Петра I. 22 июля 1690 года на месте деревянной церкви (она была разобрана и перенесена в деревню Лемешово) заложен новый храм. Церковь строили из белого камня иностранные мастера «числом около ста», а также русские мастера. Храм выполнен с редким художественным мастерством в стиле барокко. 
Особенности архитектурного убранства церкви диктовали иностранцы, что сказалось на обилии скульптуры, редко встречающейся в русском храмовом зодчестве. 

Основное помещение храма — восьмерик на четверике — в соответствии с русской традицией приподнято на высоком цоколе, а на его уровне проходит открытое гульбище с четырьмя закругленными лестничными входами. Рустованный монументальный низ завершается резным карнизом, который закрывает крышу. Основания восьмигранной башни почти не видно. Оно имеет горизонтальное членение и завершается куполом, который несет золоченую корону. Весь фасад церкви, от подступеней лестниц до купола, украшен резьбой (в основном использован растительный орнамент). 

Перед западным входом со стороны лестницы установлены белокаменные статуи святителей — Иоанна Богослова и Григория Златоуста, у основания восьмерика — скульптуры апостолов, во внутренних углах цокольной части — четыре евангелиста: Марк, Лука, Иоанн и Матфей. 

Во внутреннем убранстве церкви выделяются лепные рельефы на евангельские темы. Высокое качество материала и профессиональная работа определили их долговечность. Хорошо сохранились двухъярусные резные хоры и четырехъярусный иконостас. 

Храм был освящен 11 февраля 1704 года митрополитом Стефаном Яворским в присутствии Петра I и царевича Алексея. Церковь названа в честь новгородской иконы Знамения Пресвятой Богородицы, которая символизирует примирение. Праздник иконы — 10 декабря. 
При внуке Б.А. Голицына Сергее Алексеевиче в 1750—1753 годах построены усадебный дом, конный двор, четыре флигеля, хозяйственные постройки. 

В 1781 году у задолжавшего крупную сумму поручика Сергея Голицына усадьбу купил Григорий Александрович Потемкин (1739—1791). Но вскоре это имение захотела приобрести сама Екатерина II, побывавшая в Дубровицах на обратном пути из Крыма 23 июня 1787 года. Не для себя приметила Екатерина II Дубровицы. Среди сопровождавших ее лиц был новый фаворит, флигель-адъютант Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758—1803), которого хотелось отличить особой милостью, даже за счет верного Потемкина. 

С декабря 1788 года владельцем усадьбы становится Дмитриев-Мамонов. Свою службу он, как и большинство дворянских детей того времени, начал в гвардии и в скором времени стал адъютантом Потемкина, который и представил Александра императрице. Мамонов очаровал ее. По свидетельству современников, юноша был умен, образован, честен, скромен, хорошо воспитан и практически все относились к нему с большой симпатией. Мамонов — единственный среди екатерининских фаворитов, который не пользовался своим влиянием для сведения личных счетов. Милости сыпались на него непрерывно. Он стал камергером, генерал-адъютантом, кавалером различных орденов и, наконец, графом Священной Римской империи. Молодой граф почти не вмешивался в государственные дела, ограничиваясь участием в литературном придворном кружке Екатерины. 

Но благоденствие длилось недолго. Причиной разрыва с Екатериной послужила любовь фаворита к фрейлине императрицы княжне Дарье Федоровне Щербатовой (1762—1802), внучке знаменитого князя Александра Бековича-Черкасского. Она была моложе Екатерины на 33 года. Императрица в этой сложной ситуации вела себя достойно: сперва долго плакала, запершись ото всех, а потом, как видно, взяла себя в руки и закрепила за Мамоновым все свои дары. Затем устроила молодым пышную свадьбу, сама убирала невесту к венцу. Бракосочетание состоялось 1 июня 1789 года. 

Вскоре супруги уехали в Москву, пообещав никогда не появляться при дворе. Их брак оказался неудачным. Граф вскоре вышел в отставку и безвыездно жил то в Москве, то в Дубровицах, посвятив себя воспитанию сына Матвея. Новый хозяин задумал и осуществил капитальную перестройку фасадов и интерьера главного дома в соответствии с новой модой на усадебное строительство. 

Храм, занимавший ранее центральное положение, с XVIII века отступает на второй план, подчиняясь главному дому в композиционном и художественном отношении. Мода на барочное оформление уходит в прошлое. Новые дворцы строят уже в стиле классицизма. Перестроить дом полностью было трудно, поэтому решили только заменить внешнее оформление. Центральная часть здания с южной стороны была украшена шестиколонным портиком. К главному входу теперь вела широкая белокаменная лестница, перила которой и лоджии оформлены решеткой в стиле ампир. На высоких каменных тумбах установлены два мраморных льва. Неизвестным архитектором к торцам главного дома пристроены открытые (позже они были закрыты и остеклены) широкие террасы. Наиболее эффектной их частью стали торцовые белокаменные крыльца с циркульными лестницами. 

У центрального входа во дворец разбили цветник и установили фонтан. Со стороны реки Десны здание получило основное украшение — террасу-полуротонду с десятью колоннами коринфского ордера. 
В конце XVIII столетия в Дубровицах появилась еще одна композиционная ось: в западной части усадьбы разбили регулярный липовый парк, отделяющий дворцовую зону от комплекса служебных построек. 

Значительные перестройки проведены также в интерьере дворца. Маленькие комнаты исчезли, вместо них появились анфилады больших комнат, ведущих к центральному залу (площадь около 200 м2), имеющему вытянутую форму. Чтобы придать вытянутому залу более овальный вид, его стены расписали от пола до потолка особым приемом — перспективной живописью пейзажно-архитектурного типа: повторяющиеся изображения многоплановой перспективы готических архитектурных мотивов (аркад, лоджий, декоративных композиций). Розовые тона глубокой перспективы переходят в коричневые, которыми окрашены колонны ближнего плана. На колоннах изображены повторяющиеся рисунки гербов, один из которых принадлежит роду графов Дмитриевых-Мамоновых. Роспись зала восстановлена в 1968—1970 годах. Сейчас это зал заседаний ученого совета Всероссийского научно-исследовательского института животноводства. 

Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов, единственный из фаворитов Екатерины II, сумел сохранить добрые отношения с цесаревичем Павлом и по восшествии последнего на престол, в день коронации 5 апреля 1797 года, получил графское достоинство Российской империи. Умер граф внезапно в 1803 году и похоронен в Донском монастыре в Москве. 

Наследником Дубровиц становится сын Мамонова — Матвей (1790—1863), которому в ту пору было всего 13 лет. Воспитанием внука занимался дед, Матвей Васильевич. Вскоре молодой человек получил чин камер-юнкера, а еще некоторое время спустя при помощи дальнего родственника — поэта И. И. Дмитриева — двадцатилетний граф стал обер-прокурором одного из сенатских департаментов. Служба, впрочем, Матвея Александровича мало интересовала, и он начал заниматься историей. 

С началом войны 1812 года граф вступил на военную службу, принимал участие в сражениях при Бородине, Тарутине, Малоярославце и, что самое главное, на свои средства сформировал полк, получивший официальное название «Московский казачий графа Дмитриева-Мамонова полк». В него записались добровольцами В. А. Жуковский, П.А. Вяземский и другие известные люди. 

Во время Тарутинского маневра небольшой отряд наших войск переправился через Пахру и остановился в Дубровицах. Вот как об этом вспоминает генерал Николай Николаевич Муравьев (1794—1866): «В Дубровицах, в усадьбе графа Мамонова, в коей мы задержались с 3 по 6 сентября, управитель Алексей... охотно угощал проезжих офицеров завтраками. Нам повезло, и было время отлучиться, и мы вполне воспользовались его гостеприимством, где порядочно отдохнули, так как спали спокойно, хорошо обедали и ходили в баню, отчего больным ногам моим сделалось легче».
В Дубровицах побывали и французы. Небольшой отряд конницы Мюрата покинул Дубровицы 10 октября 1812 года, ограбив и спалив близлежащие деревни. 

Хозяин же Дубровиц Матвей Александрович 21 декабря 1812 года был награжден золотой саблей «За храбрость», а в марте следующего года назначен шефом своего полка и произведен в генерал-майоры. В 1816 году он вышел в отставку, а с 1817 года окончательно поселился в Дубровицах. Здесь начинается «история» основанной Матвеем Александровичем тайной организации — «Ордена русских рыцарей». Граф сам писал ее устав — «Краткое наставление русским рыцарям» и консультировался по этому вопросу с М. Ф. Орловым и М. Н. Новиковым. 

В документе, выработанном Орловым и Мамоновым, наряду с «упразднением рабства в России» предлагалось пожаловать «наследственным пэрам», то есть «русским рыцарям», крепости («фортеции»), поместья и земли. 
Идея фортеции как резиденции «пэра» занимала Дмитриева-Мамонова не меньше, чем размышления об осуществлении демократических, республиканских преобразований. Она отразилась в развернувшемся в Дубровицах строительстве. По заказу Дмитриева-Мамонова вокруг его поместья, включая главный дом, регулярный парк, хозяйственные постройки и конный двор, была выстроена протяженная каменная ограда со средневековыми зубцами, придававшими усадьбе вид замка. 

Выполнявший этот необычный заказ архитектор не установлен. Не исключено, что проект разработал сам граф, знавший фортификацию и хорошо разбиравшийся в чертежах. Стену, не представлявшую архитектурной ценности, окончательно разобрали в 1930-х годах. 

Желание Мамонова окружить все ореолом тайны не могло не беспокоить правительство. Поводом для ареста послужило избиение графом камердинера, в котором он заподозрил агента, осведомляющего Московского генерал-губернатора князя Д. В. Голицына. В июле 1825 года связанного Мамонова доставили в Москву, где он оказал бурное сопротивление полиции. В сформированную по указанию Голицына медицинскую комиссию вошли четыре врача, которые должны были официально засвидетелствовать сумасшествие графа. Знаменитый московский медик Ф. П. Гааз, осмотрев «больного», отказался дать свое заключение о болезни графа. Однако Мамонова стали «лечить». Его лечение носило изуверский, принудительный характер. От него требовали повиновения властям. Наконец, после отказа графа в 1826 году присягнуть новому императору Николаю I он официально был объявлен сумасшедшим, и над ним установили опеку. 

Через несколько лет Дмитриев-Мамонов смирился со своим положением. Почти четыре десятилетия, вплоть до своей кончины 11 июня 1863 года, граф жил в имении Васильевское на Воробьевых горах, которое москвичи назвали «Мамоновой дачей». Похоронен М.А. Дмитриев-Мамонов на территории Донского монастыря рядом с могилами отца, матери и деда. 

В период нахождения графа под арестом в Москве была предпринята первая реставрация храма в Дубровицах (1848—1850), которую возглавил академик архитектуры Федор Федорович Рихтер (1808—1868). Архитектор получил классическое образование в Петербургской академии художеств, прошел хорошую школу у О. Монферрана на строительстве Исаакиевского собора. 

После реставрации «... его (храм) нельзя уже узнать, — пишет в своей книге „Обновление храма Знамения Пресвятые Богородицы в селе Дубровицы Московского уезда“ директор кремлевской Оружейной палаты А.Ф. Вельтман, — золотой крест и золотая корона купола снова ярко отражают свет дня и ночи; узорчатые стены ее, все наружные изваяния обточены, очищены резцом — нет уже ни следов времени, ни порчи — храм как будто совершенно новый, только что созданный в подражание древнему, без малейшего изменения». 

Но внутри он стал богаче. Великолепной резьбы древний иконостас и хоры не могли оставаться без позолоты, желтая окраска листьев, казалось, была подготовкой под золочение; но никто не подумал об этом до восстановления храма в 1850 году. 
Латинские надписи и стихи под горельефными изображениями стерлись; для них время прошло; их заменили текстом из Священного Писания. 
«Четыре ряда образов иконостаса и Царские двери увенчались, а клиросы и двухъярусные хоры как будто обросли золотыми виноградными листьями. Лепная работа и все ваяния в высоте храма отделились и сделались более воздушными», — писал А.Ф. Вельтман. 

Владельцем Дубровиц в 1864 году стал Сергей Михайлович Голицын. Он родился в 1843 году и происходил из старинного княжеского рода. Его отец, Михаил Александрович Голицын (1804—1860), дипломат, библиограф, коллекционер, подолгу жил за границей. На базе собранной им богатейшей коллекции его наследник, С. М. Голицын, 26 января 1865 года открыл в Москве на Волхонке, 14 Голицынский музей, который размещался в пяти залах второго этажа принадлежавшего ему дома. Музей стал одним из центров культурной жизни Москвы, в его залах ежегодно бывало более трех тысяч посетителей. В 1886 году голицынское собрание за 800 тысяч рублей приобрел С.М. Голицын приложил немало усилий, чтобы благоустроить любимые Дубровицы. Делалось это, прежде всего, в расчете на состоятельных дачников. Со стороны реки Десны и частично вокруг усадьбы по его распоряжению была разобрана каменная стена. На плане 1915 года на месте северо-восточного флигеля обозначен птичник. 

Сергей Михайлович покинул Дубровицы еще до революции 1917 года. В 1919 году в Дубровицах был создан Музей дворянского быта, который просуществовал до 1927 года. Экспонаты музея (великолепная резная мебель, картины, скульптура, гобелены и другие ценности) вывезли в Москву, Серпухов, Царицыно. Усадьбу передали детскому дому. В 1932 году здесь разместился сельскохозяйственный техникум, переведенный в Дубровицы из города Богородицка Тульской области. В техникуме преподавала младшая дочь Дмитрия Ивановича Менделеева, Мария Дмитриевна Кузьмина-Менделеева (1886—1952). 

Территорию Дубровиц (по архивным данным на 20.08.1920 г.) занимал совхоз «Дубровицы», в котором усадьба размещалась на шести десятинах. Церковная земля имела полторы десятины и находилась вне усадьбы. 
В 1961 году в Дубровицы был переведен из Москвы Всесоюзный (теперь Всероссийский) научно-исследовательский институт животноводства (ВИЖ). Большая скученность научного оборудования, недосмотр или перегрузка электросети привели к пожару. Здание усадебного дома сгорело в ночь с 3 на 4 июня 1964 года. 
Восстановительные работы, проведенные с 1966 по 1970 год, вернули фасаду прежнее убранство. Отреставрировали вестибюль, сняв несколько пластов краски, вернули фресковые росписи Гербовому залу. 

Администрация института все последующие годы бережно относилась к использованию усадебных построек. Церковь, которая до 1990 года находилась на балансе ВИЖа, охранялась, а с 1966 по 1990 год Министерство культуры СССР вело реставрационные работы, планируя использовать храм как музей культового зодчества. 
Однако в октябре 1990 года церковь возвращена прихожанам. Теперь служба здесь проводится круглый год, установлено отопление, хотя при строительстве было определено: «для использования только в летнее время», то есть без отопления. Под храмом вырыт подвал, чтобы создать дополнительное помещение для нужд церкви. 

С августа 2003 года на территории усадьбы начались «восстановительные» работы, которые продолжаются и по сей день. В результате с южной стороны дворца уничтожен ландшафтный парк из более чем 80 реликтовых деревьев (упомянут в книге И.А. Дмитровского «Дубровицы — знатное село. Имение князя С.М. Голицына», 1908). В парке росли многовековые липы и ели. Уничтожена историческая дорога, обозначенная на архивных документах 1915 и 1920 годов. Вместо нее вырыт котлован глубиной более четырех метров, в результате чего многовековая липовая аллея «повисла» над обрывом. Вокруг церкви воздвигается кирпичная стена.

Усадьба Дубровицы

Дубровицы. Усадьба возникла во второй четверти XVII в. и первым ее владельцем был И. В. Морозов. В конце XVII в. она принадлежала воспитателю Петра I князю Б. А. Голицыну, в конце XVIII в.— А. М. Дмитриеву-Мамонову, одному из создателей ранних декабристских организаций. В 1864 г. она перешла к Голицыным. Усадьба расположена на высоком берегу р. Пахры при впадении в нее р. Десны. На территории усадьбы имеется Знаменская церковь — уникальное произведение русской архитектуры рубежа XVII—XVIII вв. с чертами зрелого западного барокко. Она построена из белого камня в 1690—1709 гг. по заказу князя Б. А. Голицына. За дворцом частично сохранился липовый парк, разбитый в середине XVIII в. площадью 0,3 га с аллеями регулярного стиля. На склоне к реке расположен террасный парк с преобладанием сирени и желтой акации. Всего в строительстве парка использовано 11 видов, из них шесть местных: два хвойных (сосна и ель) и четыре лиственных.
Особенно велики липа мелколистная (высота 33 м, диаметр ствола 180 см) и единичные экземпляры вяза гладкого (высота 17 м, диаметр ствола 100 см). Из интродуцентов три вида хвойных: лиственница сибирская (высота 30 м), ель колючая и молодые посадки туи; живописны куртины сирени обыкновенной (высота до 4 м) и желтой акации (высота до 3 м).

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997

Проезд общественным транспортом: с Курского вокзала до ст. Подольск, далее автобусом — 4 км до с. Дубровицы.

icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Дубровицы

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Дубровицы 55.441333, 37.494686 Усадьба Дубровицы

Рубрика: Подольский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: