Памятники Архитектуры Подмосковья

Саввино-Сторожевский монастырь

Саввино-Сторожевский монастырь
Саввино-Сторожевский монастырь (Россия, Московская область, Одинцовский район, г. Звенигород)

Монастырь основан в 1398 г. под покровительством удельного князя Юрия Звенигородского. Первым игуменом обители стал Савва, духовник князя, ученик и последователь преподобного Сергия Радонежского. Первое строение пустыни — деревянный храм. Его сменяет в 1405 г. белокаменный собор Рождества Богородицы, во многом ориентированный на формы Успенского собора в княжеской резиденции Юрия. Почти сразу после постройки собор расписали фресками последователи Андрея Рублева. В юго- восточном углу Рождественского собора находится серебряная рака с мощами преподобного Саввы Сторожевского, вновь обретенными в 1998 г. Расцвет монастыря приходится на сер. XVII в. — время правления царя Алексея Михайловича. Всего за шесть лет (1650—1656) обитель перестраивается, расширяется и окружается оборонительным поясом из крепостных стен.Самое большое монастырское строение — трапезная палата (1652—1654), предназначенная для торжественных царских приемов. Ее нередко сравнивают с Грановитой палатой Московского Кремля, с той разницей, что здесь нагрузки от сводов несли два столпа, а не один. Ключевую роль в силуэте ансамбля играет звонница, отличающаяся особым ритмом ярусного построения.  





Преподобный Савва Сторожевский
Ее живописная симметричная композиция с тремя островерхими шатрами была нарушена угловой часовой башенкой, помещенной над центральным звоном. 
На звоннице среди 19 колоколов выделялись два, весом более 1000 пудов. Главный колокол (2125 пудов) имел внутри специальные наклёпки, для настройки тембра и отличался необычайно красивым звучанием. «Большой благовестный» колокол, отлитый в 1668 г. колокольных и пушечных дел мастером А. Григорьевым — символ Звенигорода («Звени город») разбился в начале Великой Отечественной войны — его неудачно попытались снять с колокольни. Падая, он разрушил перекрытия и расшатал стены звонницы. Недавно для Саввино- Сторожевского монастыря был отлит новый колокол-гигант, в 2003 г. занявший место своего знаменитого предшественника. К звоннице примыкает церковь Преображения Господня (1693).


В пустыни сохранились интереснейшие памятники светской архитектуры: дворец царя Алексея Михайловича (1652—1654), попечителя и самого усердного жертвователя обители, и Царицыны палаты. Под Надвратной Троицкой церковью проходит лестница, соединяющая камерный монастырский дворик с соборной площадью. При подъеме с нее открывается красивый вид на Рождественский собор и остальные постройки комплекса.
В мужском монастыре функционирует Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей (10.00-18.00, кроме пн., в 8 (495) 992 9464), ещё одно здание которого с выставочным залом и художественным салоном находится по-близости от входа в обитель.
Действуют церковная и продуктовые лавки. Здесь можно приобрести не только предметы религиозного культа, но и монастырский квас, кагор, мед собственного производства, а так же различные травяные чаи и выпечку.

Наталья Бондарева 

1. Рождественский собор
2. Комплекс трапезной со звонницей
3. Троицкая церковь
4. «Царицыны палаты»
5. Братский корпус
6. Жилой корпус
7. Дворец царя Алексея Михайловича
8. Смотровая площадка
9. Ограда с башнями
10. Кельи XIX в.
План Саввино-Сторожевского монастыря


К. А. Аверьянов, В. А. Кондрашина

Саввинская слобода

История Саввинской слободы, расположенной к западу от Звенигорода, самым тесным образом переплетена с историей Савво-Сторожевского монастыря. Первое упоминание здешних мест относится к 1331 г., когда Иван Калита, выделяя удел своему сыну Ивану Красному, в перечне звенигородских сел назвал село Белжинское. В источниках оно называется по-разному: Белцинское, Белгино, Белдино. В начале XVII в. село во время военных действий было опустошено и более не возобновлялось. Долгое время среди историков существовали различные версии о местоположении села, пока в 1976 г. А. А. Юшко и С. З. Чернову во время археологических раскопок не удалось четко определить его местоположение на окраине современной Саввинской слободы.

В духовной грамоте князя Ивана Красного 1358 г. вместе с селом Белжинским упоминается «Новое сельцо». Позднее в источниках оно называлось селом Усть-Розвадня (по названию речки Розвадни, впадающей в р. Москву), а затем упоминается как Саввинска слобода. В самом конце XIV в. на противоположном берегу Розвадни (сейчас речка называется Сторожка) возникает монастырь, своим появлением обязанный бывшему игумену Троице-Сергиева монастыря Савве.

Наши сведения об ученике Сергия Радонежского довольно скудны. Родился Савва в княжение Ивана Калиты, около 1327 г. Неизвестно, откуда он был родом и чей сын, но в юных летах, около 1345 г., он поступил в обитель Сергия Радонежского и был одним из первых и достойнейших его учеников. «Житие» Саввы сообщает о нем, что он отличался духовной мудростью, строгой жизнью и великим смирением. После пострижения в монашество Савва около 1350 г. был рукоположен в иеромонахи и назначен духовником братии. В 1392 г. после смерти Сергия Радонежского его избрали в игумены Троицкого монастыря. Но игуменствовал здесь он недолго и около 1398 г. переселяется в Звенигород по просьбе князя Юри Дмитриевича, духовником которого являлся.

«Житие» Саввы умалчивает о реальных причинах его ухода из богатого Троицкого монастыря. Очевидно, Савва после смерти своего учителя захотел занять при дворе такое же почетное положение, какое занимал Сергий Радонежский при Дмитрии Донском. Но при сыне Дмитрия великом князе Василии I эту роль уже играл митрополит Киприан, и Савве, вероятно, более привлекательным казалось занять подобающее место при дворе звенигородского князя. Переселившись на Сторожевскую гору близ Звенигорода, Савва выстроил там деревянную церковь Рождества Богородицы и вскоре собрал многих иноков. Для уединения он ископал пещерку, в которой долгое время проводил в молитве и благочестивых размышлениях. После победоносного похода 1399 г. на болгар князь Юрий Дмитриевич дарит монастырю многочисленные владения, в том числе села Белжинское и Усть-Розвадню, последнее из которых становится подмонастырским. Обитель была освобождена от дани и пошлин, в ней строится каменный храм. Савва дожил до глубокой старости и, согласно «Житию», написанному игуменом Хутынского монастыр Маркелом, скончался 3 декабря 1406 г, около 80 лет от роду, из которых около 60 лет совершал иноческий подвиг.

Благодаря покровительству князя Юрия Дмитриевича, монастырь очень скоро становится важнейшей обителью Звенигородского края, обладающей значительным богатствами. Все последующие удельные владельцы города, хорошо понимая значение духовной власти, поддерживали обитель. 
Но наибольший расцвет монастыря падает уже на XVII в. — время правления царя Алексея Михайловича. Это был период создания нового архитектурного ансамбля и прославлени его основателя преподобного Саввы Сторожевского. 19 января 1652 г. в присутствии царя, патриарха Иосифа и новгородского митрополита, впоследствии знаменитого Никона, торжественно были обретены нетленные мощи Саввы.

К этому моменту уже полным ходом шел процесс возобновления монастырского ансамбля, пострадавшего в Смутное время. Возрождение монастыря началось с восстановления Рождественского собора, где с мая 1649 г. группой царских иконописцев из 27 человек были расписаны по золотому фону основной объем храма, приделы и алтари. Ядро артели, возглавлявшейся замечательными иконописцами Степаном Рязанцем и Василием Ильиным, составляли художники, работавшие в соборах московского Кремля. Одновременно в Москве живописная дружина Карпа Тимофеева изготовляла сохранившийся до наших дней уникальный иконостас, оклады для которого выполнили мастера Оружейной палаты. В том же 1649 г. неподалеку от слободы были заложены два кирпичных завода, где изготовлялся кирпич для работ в монастыре. (Уже в советское время археологи выявили их остатки и выяснили местоположение). В 1650—1652 гг. строители возвели монастырские стены с семью башнями, в результате чего территория обители заметно расширилась. Был создан уникальный ансамбль, включающий Красную башню с церковью в честь небесного патрона царя — св. Алексе Человека Божьего, а также Троицкую (первоначально Сергиевскую) надвратную церковь. Ее высокий подклет удачно использован зодчими для оформления трех маршей лестниц, а плоскости стен декорированы архитектурными элементами в стиле своеобразного русского барокко. Первый этап строительства монастыря осуществлялся под руководством А. Шахова и Н. Бобарыкина.

Строительство внутри монастырских стен продолжалось почти на протяжении всей второй половины XVII в. Постройки, заложенные при царе Алексее Михайловиче, достраивались и видоизменялись при его детях. Особенно бурной была строительная деятельность в короткое время правления царевны Софьи. Вокруг древнего Рождественского собора поднялись Царский дворец и Царицыны палаты, братские корпуса, трапезная палата, Преображенска церковь и звонница, обладавшая уникальным собранием колоколов. Самый большой из них, славившийся своим звоном, весом в 2125 пудов и 30 гривенок, был отлит в 1668 г. «государевым пушечным и колокольным мастером» Александром Григорьевым (колокол погиб в 1941 г.). Северо-восточную часть монастыря заняли хозяйственные постройки, а северо-западную — больничные палаты с церковью Иоанна Лествичника.

Покровительство царя выразилось в огромных земельных вкладах монастырю, в результате чего он быстро выдвигается в число крупнейших духовных землевладельцев. Расширение земельных богатств монастыря шло главным образом за счет приписки к нему других, более мелких обителей. Свое усердие к монастырю засвидетельствовали и дети Алексея Михайловича. При царе Федоре Алексеевиче обитель была названа «комнатным государевым монастырем». Особое покровительство оказывала ему царевна Софья, нашедшая в 1682 г. в его стенах приют во врем стрелецкого бунта.

Перемены в жизни монастыря отразились и на слободе. Судя по описанию 1624 г., в ней насчитывалось 12 дворов, а к 1678 г. в слободе было уже 5 подьяческих дворов, 26 дворов служилых людей, конюшенный двор, 12 дворов конюхов, 8 дворов поварских, 8 дворов мастеровых людей, 10 дворов кузнецов и 3 двора служебников. Все эти люди обслуживали хозяйство монастыря. По другую сторону речки Розвадни (Сторожки) располагалась Стрелецкая слобода, в которой имелось 48 дворов, а на противоположном берегу р. Москвы лежала подмонастырская слободка из 38 дворов. По данным 1705 г. в подмонастырной слободе находилось 130 дворов разных чинов людей и 10 пустых дворов даточных солдат. При монастыре располагались конюшенный, гостиный и садовенные дворы.

В XVIII в. монастырь утрачивает свою былую роль. В годы петровских преобразований он лишь формально оставалс владельцем больших земельных угодий, которыми фактически распоряжалось правительство. Картину упадка монастыря живописал тогдашний архимандрит Сильвестр: «...в прошлых годах... была обитель святая во всем изобильна, а ныне уничтожена и обнищена, и явственно в запустение приходит, а мы нищетою стеснены, гладом истаиваем, и сама обитель наша святая от многия кровельныя течи с нами непрестанно плачет, видя свое разорение, понеже строени ея все обветшали, кровли и своды разваливаются, а построить нам не на что...».

К середине XVIII в. сильно обветшавшие монастырские постройки требовали срочного ремонта. После одного из пожаров много лет без кровли стоял Царский дворец. Монастырская казна была пуста, и, пытаясь найти хоть какой-то выход, власти обители решились возложить дополнительные налоги на монастырских крестьян. Ответом стали волнения крестьян, продолжавшиеся с весны до глубокой осени 1760 г., кульминацией которых явилось столкновение крестьян с присланой из Москвы воинской командой на Турицыном лугу под монастырем, названное в документах «совершенным сражением». Только в декабре, после присылки новых солдат и объявления крестьянам, что воинская команда будет жить за их счет, волнения улеглись.

Во второй половине XVIII в. начались ремонтные и восстановительные работы. Этому способствовало то, что императрицы Елизавета и Екатерина II дважды посещали монастырь. В 1764 г. все владения монастыря были секуляризированы, а сам он причислен к обителям первого класса. Сохранилось описание монастыря 1800 г. В Рождественской церкви покоились в серебряной раке мощи Саввы. Рядом с Преображенской церковью располагалась колокольня с часами и колоколами. Трехэтажный корпус рядом с колокольней занимали «рухлядная» и семинария. К третьей церкви во имя Сергия Радонежского был присоединен настоятельский корпус, а рядом размещался братский корпус, где жили монахи. Всего их вместе с настоятелем тогда было 31 человек. В хозяйственных корпусах размещались свечна мастерская, казначейская, припасная и просвирная. Отдельно стояла деревянная кузница. Вне монастыря располагалс конюшенный двор, при котором были устроены покои дл приезжих. В подмонастырной слободе числилось 84 двора, в которых проживало 207 мужчин и 246 женщин.

В войну 1812 г. с 31 августа по 15 октября в монастыре стоял двадцатитысячный корпус вице-итальянского корол Евгения Богарне, от которого он значительно пострадал. В середине XIX в. в Саввинской слободе числилось уже 109 дворов, где проживало более 600 человек. Ежегодно здесь устраивались две ярмарки — в десятую пятницу после Пасхи и 8 июля.

Во второй половине XIX в. село с его на редкость живописными окрестностями становится необычайно привлекательным дл художников. Стоит упомянуть лишь некоторых из живших и творивших здесь — К. Саврасова, братьев Коровиных, И. Левитана. Октябрьская революция внесла много нового в жизнь здешних мест. Монастырь был закрыт, а в его зданиях разместился музей. Рядом были устроены дома отдыха. По переписи 1926 г. в Саввинской слободе числилось 158 дворов, где жило 768 человек, размещались сельсовет, школа первой ступени и два дома отдыха (Наркомата связи и имени А. И. Рыкова).

Ныне Саввинская слобода является одним из привлекательнейших мест отдыха под Звенигородом. Ежегодно тысячи туристов посещают комплекс Саввинского монастыря. По данным переписи 1989 г. в селе находилось 312 хозяйств и 927 человек постоянного населения.

Библиография:

Брунов Н. И. Собор Саввино-Сторожевского монастыря близ Звенигорода//Труды этнографо-археологического музея МГУ. М., 1926. Т. 2; Вздорнов Г. И. К архитектурной истории Саввино-Сторожевского монастыря//Памятники культуры исследование и реставрация. М., 1961. Вып. 3. С. 110-122; Виды Савинского монастыря. М., 1898; Голицын Н. С. Саввин Сторожевский монастырь. СПб., 1879; Дементьев Е. И. Приходно-расходные книги Савво-Сторожевского монастыря как источник для изучения экономического положения центра России во второй половине XVII в.//Археографический ежегодник за 1962 г. М., 1963. С. 184-191; Он же. Савво-Сторожввский монастырь и его крестьяне во второй половине XVII в. Автореферат канд. дисс. М., 1984; Ефрем, иеромонах. Торжество 500-летия звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря 4-9 сентября 1899; Коробкин С. С. Саввин Сторожевский монастырь в его прошлом и настоящем. М., 1989. (3-е изд. М. 1914); Корсунский И. Н. Саввин Сторожевский звенигородский монастырь. М., 1898; Косточкин В. В. Саввино-Сторожевский монастырь в XVII-XVIII вв. (по записям современников и неопубликованным архивным чертежам)// Сообщения института истории искусств АН СССР. М., 1958. N 12. С. 112-128; Красновы Ю. А. и Н. А. Кирпичные заводы XVII в. в окрестностях Звенигорода//Краткие сообщения института археологии. М., 1969. Вып. 120. С. 126-128; Смирнов С. К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря. М., 1846. (2-е, испр. и доп. изд. М., 1860, 3-е изд. М., 1877); Успенский А. И. Саввин-Сторожевский монастырь// Художественные сокровища России. 1904. Т. IV. N 5. С. 61-106; Фиалковский П. В. Из прошлого монастыря. Очерки по истории быв. Савво-Сторожевской обители. Звенигород, 1930; Шепяпина Н. С. Археологическое изучение памятников архитектуры начала XVI в. в Саввино-Сторожевском монастыре//Средневековая Русь. М., 1976. С. 303-309; Юшко А. А., Чернов С. 3. Из исторической географии Московской земли (по итогам полевых работ 1976 г.)//Советская археология. 1980. N 2. С. 116-125.


О.Бояр, Н.Краснов, Ю.Краснов

ЗВЕНИГОРОД
САВВИНО-СТОРОЖЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(Бывший) Саввино-Сторожевский монастырь расположен в по­лутора километрах к западу от Звенигорода. Он был основан по указанию Юрия Дмитриевича в 1398 г. Для основания монастыря князь Юрий попросил приехать из Троице-Сергиевой лавры монаха Савву, ученика Сергия Радонеж­ского. Юрий хорошо знал и того, и другого: Савва был духовником князя, а Сергий — крестным от­цом.

Место для нового монастыря выбрал князь Юрий на холме, из­давна носящем название «Сторо­жи»; в старину здесь находился сторожевой пост. От названия местности и имени первого игуме­на и произошло название мона­стыря.

Первые годы монастырь был деревянным. Небольшую церковь окружали несколько изб, их в свою очередь окружал тын — стена из поставленных вертикаль­но дубовых бревен. Остатки этой стены обнаружены недавно во время археологических работ.

Первоначально монастырь за­нимал лишь южную часть холма. Первым каменным строением был Рождественский собор. Уже тогда он представлял собой центр комп­лекса зданий, будучи построен на самой вершине холма. К первой половине XVI в. относится возведение новой кирпичной крепост­ной башни, в нижнем этаже кото­рой находились въездные ворота, а в верхнем — надвратная цер­ковь, освещенная в честь Сергия Радонежского. Вплотную к башне было построено двухэтажное зда­ние трапезной. Ввиду незначитель­ных размеров территории мона­стыря — она составляла в то вре­мя менее половины теперешней его площади — большая часть па­латы выступала за пределы мона­стырских стен. Эти здания были разрушены в середине XVII в. во время перестройки ансамбля. До нас дошли лишь фундаменты и подвальные помещения.

Большое строительство в мо­настыре проходит в середине XVII в., по указу Алексея Михай­ловича. Это связано с частыми приездами сюда царской семьи. Монастырь превращается в одну из многочисленных царских рези­денций. Документы сохранили нам имена зодчих Боборыкина, Шарутина и Ладыженского, подъячего Шахова, руководивших монастыр­ским строительством. «По госуда­реву цареву и великого князя Алексея Михайловича указу веле­но у чудотворца Саввы Сторожевского Никите Михайловичу Бобо­рыкину, да подъячему Андрею Шахову сделать каменный город около всего строения, мерою по чертежу 357 сажен, а в том горо­де семь башен, и к тому его госу­дареву городовому каменному строению камень белый и бутовый и известь готовить в Звенигород­ском уезде, где приищется, а изготовля, к тому его государеву каменному делу всякие каменные припасы возить Звенигородскому уезду и иным уездам, которые подошли к Звенигороду по перепис­ным книгам, которые даны из поместного приказу».

Таким образом, вся тяжесть работ по постройке была возложе­на на население Звенигородского и соседних уездов. Одновременно работали до 1000 человек. Кроме того, на строительство прислали мастеров-каменщиков из других городов России.

В результате и был создан тот стройный ансамбль, который в несколько измененном виде сохра­нился до наших дней.

Архитектурный комплекс Саввино-Сторожевского монастыря, как и отдельные здания, его со­ставляющие, весьма типичен для русского зодчества середины и второй половины XVII в. Новые черты архитектуры этого времени создавались в условиях подъема всего хозяйства страны, оправив­шейся от трагических событий на­чала XVII в., в условиях образо­вания всероссийского рынка и развития торговых связей, в том числе с западноевропейскими государствами. Расширение границ России на запад, включение в ее состав земель, населенных брат­скими украинскими и белорусски­ми народами, долгое время нахо­дившимися под игом панской Польши, наложило отпечаток на художественные вкусы. Творче­ская переработка наследия древ­нерусской, белорусской, украин­ской и западноевропейской архи­тектуры, появление на этой основе новых форм и эффектных ком­позиций зданий, разнообразие и богатство декоративных украше­ний, заимствование строительных приемов из народного деревянно­го зодчества — вот характерные черты русской архитектуры XVII в., воплотившиеся и в ком­плексе Саввино-Сторожевского мо­настыря.

Примечательна общая плани­ровка монастыря. Он состоит как бы из двух частей: южной, парад­ной, и северной, на которой рас­положены хозяйственные здания, Парадная площадь вокруг Рожде­ственского собора имеет так назы­ваемую периметральную застрой­ку. Этот древний прием в ансамб­ле монастыря получил наиболее развитое выражение. Здания рас­полагаются здесь не случайно, а по строго продуманному плану. Строители использовали своеобра­зие рельефа местности, располо­жив все здания в зависимости от их назначения на различной высо­те. Самую высокую точку мона­стырской площади занимал по-прежнему Рождественский собор, вокруг которого и группируются другие сооружения. Несколько ни­же его, справа от главного порта­ла находится дворец Алексея Ми­хайловича, еще ниже — на левой стороне площади — Царицыны палаты. Напротив собора выросла монументальная звонница, став­шая вторым композиционным центром монастырских зданий. Она ограничивает парадный двор от хозяйственной части. Монаше­ские корпуса находятся уже на склоне холма, прячутся вдоль кре­постных стен, служащих архитек­турным обрамлением всего ком­плекса. В плане корпуса повторя­ют причудливые изломы стен, сле­дующих конфигурации склонов.

Сами стены почти не заслоня­ли силуэт монастыря. Следует заметить, что рельеф местности при строительстве был значительно из­менен в интересах общего компо­зиционного решения ансамбля. Так, был засыпан овражек, раз­делявший две вершины горы Сто­рожи, в результате чего площадь монастыря была значительно рас­ширена. Устье овражка использо­вали для оригинального решения парадного входа. Кое-где были разглажены склоны холма.

Кирпич для строительства (белый камень шел только на фундаменты) изготовлялся здесь же, в полукилометре к северо-во­стоку от обители. До сих пор на территории бывшего монастырско­го парка сохранились остатки ма­стерских, где готовился кирпич. Эти заводы исследованы археологами и представляют довольно редкий пример в истории русского строи­тельного дела XVII в.
Обратимся теперь к описанию наиболее интересных памятников.
 
Дворец Алексея Михайловича. Первое место в застройке главной площади принадлежит, кроме Рождественского собора, царским хоромам — дворцу Алексея Михайловича. Это огромное здание, длина которого около 100 м, было возведено в 1650—1654 гг. и на протяжении XVII и XVIII вв. неоднократно перестраивалось. Большие размеры государевых хо­ром объясняются тем, что на бо­гомолье царь приезжал с огром­ной свитой, достигавшей 500 чело­век. Для XVII в. дворец — одно из крупнейших зданий русской гражданской архитектуры. Протя­нувшийся вдоль западной (самой длинной) стены монастыря, он расположен на наивысшей после собора отметке рельефа. Это до­стигнуто подсыпкой грунта под ос­нование дворца. Здание двух­этажное, однако со стороны мона­стырской ограды, где уровень поч­вы понижается, дворец имеет три этажа. Первый и второй этажи представляют собой анфиладу комнат и залов, в старину богато украшенных и обставленных. В их прямолинейной композиции и пер­спективности нельзя не видеть влияния западноевропейской дворцовой архитектуры. Хоромы соединялись переходами с особой палатой над Саввинским приделом Рождественского собора, постро­енным в эти же годы. Здесь царь и его семья слушали богослуже­ние. Впоследствии переход был ра­зобран.

Царицыны палаты расположе­ны к востоку от собора. Здание построено в 1650—1652 гг. для приездов первой жены Алексея Михайловича — Марии Ильинич­ны Милославской. Это сравни­тельно небольшой, но изящный од­ноэтажный памятник с высоким подклетом, поставленный со сто­роны монастырской стены, где уровень почвы ниже. Замечатель­но крыльцо Царицыных палат. Кровля в виде невысокого шатра поддерживается кувшинообразны­ми колоннами, выполненными из резного белого камня. Вход в па­латы украшен мелкой орнамен­тальной резьбой. Создатели на­шли простое решение и цветовой гаммы здания: красный цвет кир­пича, из которого оно сложено, хорошо контрастирует с белизной резного камня. В целом это изящное строение резко отличает­ся от расположенного напротив огромного, величественного, но несколько холодноватого царского дворца, подчеркивая тем самым разницу в назначении зданий.

Звонница. Монастырская ко­локольня, или звонница, также со­оружалась в 50-х гг. XVII в. По­строена она вплотную к трапезной и вместе они как бы замыка­ют парадный двор с севера. В ор­ганизации общего рисунка ан­самбля звонница играет большую роль: ведь она самое высокое мо­настырское здание, далеко видное из-за стен. Однако она не подав­ляет и не заслоняет Рождественского собора, центра комплекса. Это достигнуто тем, что для зри­теля, входящего в монастырь че­рез главный вход, она оказывает­ся за спиной и привлекает к себе внимание после главных сооруже­ний — собора, дворцов царя и ца­рицы. Этому способствует и нема­лое расстояние от собора до звон­ницы. Колокольня обладает сти­листическими признаками псков­ских звонниц. Как и ее северо-за­падные прообразы, она имеет вид башни-стены с проемами для колоколов. Однако она более величе­ственна, отличается монументаль­ными размерами от скромных псковских собратьев. Колокольня получила и характерную для XVII в. местную переработку, вы­разившуюся в устройстве асим­метричных башенок с шатровыми покрытиями.

В центральном проеме звон­ницы висел, знаменитый колокол весом около 34 тонн, отлитый в 1667 г. по специальному заказу известным мастером Александром Григорьевым. Подготовительные работы к отливке (изготовление формы, постройка плавильных печей), начатые 6 мая 1667 г., про­должались до ноября. В ноябре колокол был готов и поднят на столбы. В 1671 г. колокол подня­ли на колокольню. Интересно, что в обычный металл (колокол был отлит из колокольной бронзы) бы­ла добавлена кроме «листовой меди» и меди от разбитого колокола «денежная медь». Это изъятые из обращения после известного «мед­ного бунта» медные копейки, ко­торыми царь хотел заменить се­ребряные деньги. Колокол отличался очень громким и мелодич­ным звоном, гамма его была чрез­вычайно широка. Звоном колокола интересовался Ф. И. Шаляпин во время посещения монастыря в 1913 г., его записал на ноты А. К. Глазунов. При введении в XVIII в. городских гербов главной фигурой герба Звенигорода стало изображение этого колокола.

Колокол висел на колокольне до 1941 г.; при подходе фашист­ских войск его пытались снять, но неудачно, и колокол разбился.
В специальной пристройке на звоннице находились часы со зво­ном и часовой колокол, подарен­ные монастырю Алексеем Михай­ловичем после освобождения Смо­ленска. Это часы из бывшей поль­ской крепости в Смоленске. Часы не сохранились, зато часовой ко­локол дошел до наших дней. Он отлит в 1636 г. мастером Килианом Вегевартом. Об этом говорит латинская надпись на нем.

Монастырская трапезная рас­положена при въезде в монастырь через северные ворота. Сооруже­на в 1652—1654 гг. Вместе с под­валом трапезная, одно из круп­нейших сооружений этого типа, имела первоначально четыре эта­жа. Особенно интересен был тре­тий этаж — большая столовая палата, перекрытая крестовыми сводами. Здание значительно пе­рестроено и имеет лишь этаж.

Троицкая церковь, находящая­ся между Красными воротами и колокольней, сооружена в 1652 г. Это один из последних в России шатровых памятников, строитель­ство которых было запрещено особым распоряжением патриарха Никона. Позднейшие пристройки 1807 г. и 1857 г. совершенно ис­казили первоначальный вид этого небольшого, но изящного храма. Со стороны Красных ворот цер­ковь имеет высокий подклет, в котором устроена лестница, веду­щая к главной площади: интерес­ный и единственный в своем роде прием, где особенности рельефа удачно использованы для решения чисто архитектурных задач.

Преображенская церковь при­мыкает к трапезной с востока. Она построена в середине XVII в., а в конце столетия перестроена: был надстроен верх, сделан но­вый, более высокий иконостас. У церкви две асимметричные алтарные апсиды, увенчана она луковичной главой на восьмигран­ной шейке. Снаружи храм обрабо­тан в формах русского барокко, характерного для конца XVII в. Однако черты барокко применены строителем весьма робко, вероят­но, из боязни нарушить строгие формы монастырского ансамбля. Типичными являются здесь израз­цовые наличники окон с ярко вы­раженными тимпанами и венчаю­щими их арками.

В южной части монастыря расположены «братские корпу­са» — монастырские келии. Эти здания сильно перестроены на про­тяжении последних столетий.

Лишь нижний этаж западной ча­сти, много лет засыпанный зем­лей и в ходе реставрационных ра­бот появившийся на поверхность, дает представление о том, какими были эти здания в XVII столетии. Сохранилась также часть гульби­ща — аркады с лестницей. С гульбища двери вели в помещение второго этажа, ибо в XVII в. внутренние лестницы в зданиях делались не всегда.

В северо-западной части мо­настыря находилось несколько характерных сооружений. Фунда­менты их вскрыты при раскопках. Это церковь Иоанна Лествичника, очень маленькая, одноапсидная, квадратная в плане. К ней при­мыкало несколько кельи для престарелых и больных монахов. Эти здания были отделены стеной и представляли как бы монастырь в монастыре. В северо-западном углу помещалась «хлебня» — пекарня и трапезная. Еще в XVIII в. здания были разобраны, а на месте их разбит монастырский сад.

Стены и башни монастыря построены в 1650—1654 гг. Они являлись прежде всего архитек­турным обрамлением всего ком­плекса. Декоративный элемент — неотъемлемая часть их оформле­ния, что особенно заметно в от­делке Красной башни и машикулей стен. О декоративном харак­тере стен говорит и то, что наи­большую высоту они имеют с во­стока и с юга, то есть с фасада. С севера, с напольной стороны, где для целей обороны необходи­ма наибольшая высота их, стены, наоборот, много ниже. И северный вход проделан прямо в стене, а не в башне, как это диктовалось бы интересами обороны.

В XVII в. монастырь имел 7 башен, одна из которых была позднее разобрана. Три из суще­ствующих в настоящее время 6 ба­шен имеют свои названия. Это Красная, через которую проходит парадный вход, Житная в юго-западном углу, где хранились запа­сы хлеба («жита»), и промежу­точная южная, Усова башня, выступавшая на перегибе стен «усом».

В XVII в. башни имели высо­кие шатровые покрытия из теса, придававшие им стройность. В по­следние годы эти покрытия восстановлены взамен существовав­ших с XVIII в. куполообразных железных.

Стены монастыря окружают обе вершины холма Сторожи — южную и северную. Общая протя­женность стен — около 760 м, высота до 8,5 м, толщина — 2,7 м. По верху устроен крытый ход — галерея, на которую ведут лест­ницы, пробитые прямо в стенах. В стенах и башнях три ряда бой­ниц: верхний бой — на галерее, здесь же машикули — бойницы, направленные вниз, к подножию стен. Внизу полукруглые арки, вдающиеся более чем на метр в толщу стен, в которых устроен нижний ряд бойниц, или подо­швенный бой.

Из монастырских башен, наи­более интересна Красная, полу­чившая имя из-за монастырских ворот, называемых Красными. Башня расположена в средней ча­сти восточной стены. К Красной ведет дорога, проложенная по дну оврага, некогда разделявшего южный и северный холмы Сторо­жи. При постройке башни овраг был расширен, линии склонов смягчены, а песчаный грунт заме­нен более твердым суглинком. Красная — самая большая из ба­шен монастыря. В плане она пря­моугольная, фасад сдержанно ук­рашен лопатками в нижней части и тремя парами колонн с орна­ментальными вставками на уровне второго этажа. Обработка фа­садов дополнялась раскраской су­риком и сочетанием белокамен­ных и терракотовых профилиро­ванных украшений. В башне двое ворот — большие и малые. Пер­вые предназначались для въезда наиболее знатных особ, вторые — для прочих людей. Вертикальное членение башни надвое подчерки­вает этот момент. Башня венча­лась высоким восьмигранным шатром и барабаном с небольшой главкой. Над ней возвышался шпиль с двуглавым орлом, кре­стом и короной — знак особого благоволения царей к монастырю, символ единения церкви и госу­дарства.

За Красными воротами распо­ложен небольшой парадный дво­рик, который в старину был раз­делен невысокой балюстрадой, подчеркивавшей градацию посети­телей. Отсюда на главную пло­щадь вели две лестницы. Первая, широкая, предназначенная для по­четных гостей, проходила через подклет Троицкой церкви; вторая, для рядовых посетителей, более узкая, шла к северу от Троицкой церкви, откуда можно было попасть уже на главную площадь. Эта лестница не сохранилась. Вход же с дворика на первую лестницу оформлен белокаменными колоннами, украшенными розетками и настенной живописью.


Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей

Пока в действующем мужском монастыре сохраняется небольшой музей, но в местной прессе не раз обсуждался вопрос, по настоянию духовенства, о переносе его за пределы обители, что приведёт к ограничению посещений. А жаль!

Телефон: (495) 992-9464, (925) 863-34-56.

Проезд: С Белорусского вокзала электропоездом до ст. «Звенигород», далее автобусом № 23 до ост. «Саввино-Сторожевский монастырь»; от ст. м. «Кунцевская» автобусом №452 до ост. «Звенигород. Кинотеатр», далее автобусом № 23 до ост. «Саввино-Сторожевский монастырь»

Режим работы: Ежедневно с 10.00 до 17.00, кроме понедельника и последней пятницы месяца

Входная плата: Взрослый билет — 60 руб., школьный билет — 30 руб.


icon-car.pngFullscreen-Logo
Саввино-Сторожевский монастырь

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Саввино-Сторожевский монастырь 55.727908, 36.816301 Саввино-Сторожевский монастырь



Рубрика: Одинцовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: