Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Митино

Усадьба Митино, погреб-пирамидаУсадьба Митино (Россия, Тверская область, Торжокский район, Митино)

Ещё одна потрясающая воображение Тверская усадьба (рекомендую осматривать вместе с усадьбой Василево, на другом берегу Тверцы), не смотря на забор – вход свободный.
В усадьбе Митино (ныне санаторий), принадлежавшей Львовым, сохранились любопытные постройки. Но не более поздний по времени сооружения господский дом (сер. XIX в.), несколько грубоватый по своей отделке, и не «выбеленные» корпуса вино-куренного завода и хозяйственных дворов привлекают внимание туристов, а настоящий скальный парк.
Пирамида, полуобвалившиеся гроты, едва заметные рядом с домом, остатки террас, спускавшихся к реке, выложенные природным камнем, и далеко внизу опять же валунный, но довольно скромный по размерам мост. Вот только причуды эти нужно
уметь увидеть, т.к. с приходом весны в санатории «Митино» все буйно зарастает.
Несомненно, что старые сооружения, возведенные на бровке высокого берега реки, и планировка парка принадлежат замыслу Н. Львова. 





Он в своей любви к «естеству» не стал препятствовать «неудобиям» ландшафта, а обратил их на пользу красоте: облагородил уступы рельефа террасами, устроил на одной из них миниатюрный пруд и все это великолепие замкнул панорамным видом на серую ленту Тверцы, обрамленную дремучими лесами соседнего поместья Василёво.
Однако творения русского Палладио уже не молоды и требуют должного ухода. Еще пару лет назад под защитным саркофагом из рубероида можно было видеть главный фасад знаменитого погреба-пирамиды с его циклопической аркой из природного камня. Теперь он совершенно скрыт от посторонних глаз.

Откуда же взялась столь странная идея: погреб в виде пирамиды? В одном из путешествий по Италии Н. Львов подметил диковинное сооружение – пирамиду Цестия в Риме. И, как всегда, умея непревзойденно сочетать художественную сторону с утилитарной, приспособил архитектурный уникум под хозяйственное сооружение. Нечто подобное он устроил и в своем родовом гнезде – Никольском, и вскоре мода на античные камни и «странные» погреба распространилась по Новоторжскому уезду, хотя и казалась местным крестьянам чем-то вроде барского чудачества.
Профессор Л.В. Андреев в исследовании «Архитектурно-ландшафтный комплекс Митино-Василево-Прутня» писал: 

1. Усадьба Митино, главный дом
2. Усадьба Митино, вид на главный дом
3. Усадьба Митино, владельцы в парке 
4. Усадьба Митино, парк
5. Александр Сергеевич Львов. Портрет К. Мазера, 1842
6. Мария Карловна Львова (жена Александра Сергеевича Львова). Портрет К. Мазера, 1842
7. Елизавета Александровна Бакунина (дочь А.С. Львова), фото 1860-х гг.
8. Вид главного дома и отдельных построек усадьбы Митино. Неизвестный художник, 1840-е гг. 
9. Усадьба Митино, погреб-пирамида
10. Усадьба Митино, мостик в парке
11. Усадьба Митино, верхний парк
12. Усадьба Митино, винный завод

«Усадьба Митино возникла после Василево. Как земельное владение она могла существовать ранее, но владельцы её жили в семейном отчем доме в Василеве, а в отдельные периоды наследники-братья владели обеими усадьбами совместно.
Как говорилось выше, становление и развитие усадьбы Митино в качестве самостоятельного имения относится ко второй пол. XVIII в. В конце 80-х гг. здесь появляется и свой господский дом – резиденция Львовых «митинских».
Старый усадебный дом в Митине, просуществовавший до 40-х гг. XIX в., стоял на том же месте, где находится дом и ныне. Более удачное место найти было трудно – высокий берег Тверцы, углом выступающий вперед в излучине реки, занимал командную точку в общем ансамбле, будучи визуально хорошо связанным и с Василевым, и с Прутней и с Прутненским шлюзом. Впоследствии, когда по ветхости потребовалось его заменить, новый каменный двухэтажный дом 1844 г. выстроили точно на этом же месте.

<…>В парке южнее барского дома, почти в створе с ним, на бровке берегового холма Н.А. Львов спроектировал погреб-пирамиду, самое интересное и совершенное строение в Митине, ставшее ныне эмблемой вообще всего творчества Н. Львова на Тверской земле. К теме каменного погреба с трехэтажной вертикальной композицией львов обращался неоднократно, варьировалось лишь верхнее завершение. Первый погреб-пирамида был построен им в собственном имении-Никольском. В Митине погреб повторяет структуру погреба в Никольском, но превосходит последний по ряду качеств, являясь как бы апофеозом разработок по этой теме. Митинский погреб-пирамида крупнее, величественнее. Крупнее и масштаб его деталей, камня-валуна в архивольтах арок входных ниш-лоджий. Улучшены пропорции пирамиды. И поставлен он импозантнее – на открытом, высоком месте, хорошо видном с дальних точек.

Погреб построен в три яруса: нижний – это ледник, куда в зимнее время загружался лед, возимый с реки; средний – холодильная камера для хранения продуктов, в данном случае вина; верхний – вентиляционное устройство, облеченное в декоративную форму пирамиды (Правда существует мнение об особых энергетических свойствах пирамидальных форм. Но у Львова пирамида не была полой, в ней проходил вертикальный канал с вентиляционными наружными отверстиями на четыре стороны. В погребе имения Раёк львов вообще заменил венчание пирамидой на десятиколонную ротонду).
Размещение погреба на перепаде рельефа позволило устроить входы на разных уровнях: главный – в холодильную камеру с верхней площадки; загрузку льда – с ниже расположенной террасы. Основанием пирамиды служит цилиндрический свод, наружные арки которого обрамлены архивольтами из крупных тяжелых валунов и образуют входные лоджии. Входы по обе стороны оформлены полуциркульными нишами. Особо впечатляет арка со стороны реки. Она выше и мощнее в следствии перепада уровней. Внутренний свод кирпичный, с отверстием в центре для прохода холодного воздуха из ледника.
Покрытие пирамиды по кирпичной кладке – из белокаменных тесанных плит, положенных насухо и соединенных между собою в шпунт. Гладкая поверхность плит остро контрастировала с фактурой дикого камня арок.
Архитектором Н. Львовым были сооружены ещё некоторые хозяйственные постройки в Митине, из них сохранились конный и скотный дворы».

Наталья Бондарева

P.S. Вновь побывала в усадьбе в августе 2014 г. Долгие годы знаменитая пирамида находится под уродливым, но спасительным колпаком из рубероида, сохраняющим её от дальнейшего разрушения. Мост в Василево отремонтировали, а про ещё одну уникальную львовскую постройку похоже забыли...

Сохранившиеся компоненты 
ансамбля:

1. Усадебный дом
2. Террасный парк
3. Пруд-садок
4. Винный погреб-пирамида
5. Конный двор
6. Скотный двор
7. Погреба
8. Зернохранилище
9. Винный завод
10. Дом на переправе
11. Службы речного судоходства: гостиница, кузница, конюшня
12. Место переправы (современный мост)

Утраченные компоненты 
ансамбля (красные цифры):

1. Место кузницы
2. Место теплицы
3. Место дома садовника
4. Каскад прудов по Митинскому ручью
План усадьбы Митино

Митино-Василёво
И.А. Бочкарева Н.А. Львов. Очерки жизни. Венок новоторжских усадеб, Торжок, 2008. С. 100-110

Львова считают создателем эталонных провинциальных усадеб. К таким усадьбам относятся Митино и Василево. Архитектор проявил себя как новатор, создавший крупнейший усадебный комплекс, в который были включены ранее созданные усадебные сооружения, погост Прутня, шлюз и река Тверца, своей долиной объединяющая все это. Когда Н.А. Львов приступил к проектированию усадеб Митино — Василёво в 80-е — 90-е гг. XVIII в., архитектору предстояло увязать парковые и хозяйственные постройки с существующими уже господскими домами. Митино и Василево создаются архитектором как комплекс, в котором единство композиции усиливается общностью художественного решения: широким использованием камня-валуна и зрительными связями между усадьбами.

Следует отметить, что эти земли были заселены с давних пор, потому что здесь проходили древние пути на Новгород. Импульс развитию усадеб был дан в XVIII в. созданием Вышневолоцкой водной системы, составной частью которой стала река Тверца.
Усадьбы Митино и Василево принадлежали дальним родственникам Н.А. Львова. Известно, что Дмитрий Перфильевич Львов в 1626, 1627 гг. являлся помещиком Новоторжского уезда. Позднее (в 1687 г.) за участие в Чигиринском походе его сыну Ивану Дмитриевичу Львову (?- 1689 г.) были пожалованы в вотчину земли верстах в семи от Торжка, по обе стороны Тверцы. От Ивана Дмитриевича поместья будут переходить трем поколениям Иванов Ивановичей Львовых: его сыну, полковнику Ивану Ивановичу (ум. 1736), его единственному внуку, капитану Ивану Ивановичу (ум. 1739 или 1745) и его правнукам Ивану (1724 — 1793) и Дмитрию (1726 — 1782).

В конце XVII в. на правом берегу реки, близ дороги на Новгород, появилось сельцо Василево. В середине XVIII в. на левом берегу Тверцы, в полуверсте выше по течению от Василёва, уже существовало и сельцо Митино, владельцем которого значился прапорщик Иван Львов. Приказчиком в обеих усадьбах был Марк Иванов. Эти вотчины еще предыстория усадеб. Известно, что в 1760-е гг. Дмитрий владел родовым гнездом — Василевом, Иван был владельцем сельца Митина. Дмитрий Иванович, после смерти первой жены, 50-летним женился на Марии Федоровне Тыртовой (1752 — 1822). У них было два сына: Иван (1778 -1817) и Сергей (1781—1857). После смерти Дмитрия Ивановича владелицей Василёва, при малолетних сыновьях, стала его супруга. При Марии Федоровне велось интенсивное строительство в Василёве.

Проезжавшие по Петербургскому тракту занимались “рассматриванием правого берега, а особливо прекрасного дома Госпожи Львовой”. 
Владелец Митина Иван Иванович был бездетным, поэтому в 1804 г. по разделу имущества его усадьба перешла к племяннику Сергею Дмитриевичу. Василёво получил Иван Дмитриевич, который был бездетным. После его смерти брат Сергей Дмитриевич становится владельцем двух усадеб.

Усадьба Митино

Усадьба Митино появилась позднее Василёва, была меньше по территории, более камерной, находилась на левом крутом берегу Тверды, но обе усадьбы были неразрывно связаны и ближайшим родством владельцев, и замыслом зодчего, преподавшим их как единый комплекс.

“Мягкая” государева дорога Петербург — Москва проходила по левому берегу Тверцы. С 1834 г. дорогу подняли с берега вверх, она прошла по территории усадьбы Митино. В 1850 г. трассировку дороги изменили: нынешняя автотрасса на этом участке совпадает с ней, проходит в полутора километрах от усадьбы. От шоссе к Митину ведет просека, перерастающая в подъездную аллею вековых лип и берез. При въезде в усадьбу сохранились многовершинные ели — это остатки живой изгороди, когда их перестали подрезать, образовалась многоверхушечность. В бывшей усадьбе ныне санаторий. В Митине сохранились: усадебный дом (не львовский), частично – хозяйственный комплекс и парк, созданные на рубеже XVIII — XIX столетий по проектам Н.А. Львова. От зоны хозяйственных построек начинался парк. В нем можно встретить немного старожилов — реликтовых экземпляров бальзамической ели, канадской лиственницы, каштана конского павиа, черного ореха; в основном, в парке сейчас порослевые экземпляры. 

Просматривается планировочная структура парка: множество дорожек и камни-валуны — ориентиры их направления. Это, пожалуй, и все, что осталось от пейзажного парка, в котором “излучины и повороты не для того сделаны, что так вздумалось садовнику, но каждая из оных имеет свое намерение и причину”, и лишние шаги гуляющего будут оплачены новым, неожиданным удовольствием, впечатлением: сюрпризом — беседкой, “древними” развалинами, горкой-цветником или садовой скамейкой. Цель извивающихся дорожек — открывать все новые виды. Разнообразие не в многочисленности объектов, а в множестве восприятий одного объекта, разносторонних видов на один и тот же объект... Ни беседок, ни павильонов, ни других сюрпризов барского парка в нынешнем не сохранилось. Зато появились “девушка с веслом” и летняя танцплощадка.

Если мы спешим, то приближаемся к дому по подъездной аллее, справа кое-где сохранилась засека из валунов — граница усадьбы. Перед домом, со стороны парадного входа — небольшой партерный парк с газоном, клумбами и симметричными декоративными елями. Место для усадебного дома было выбрано с большим вкусом: на естественном высоком берегу реки, в излучине, близ впадения в нее ручья. Ныне существующий дом построен в 30-е годы XIX столетия на месте и, вероятно, на фундаменте старого дома. Первый дом появился в 80-е годы XVIII в., он был поставлен “во вкусе доброй старины”: одноэтажный, деревянный, оштукатуренный, на высоком фундаменте, отделанном камнем-валуном. 

Новый дом — двухэтажный, кирпичный, с высокими сводчатыми подвалами для хранения овощей и специальным помещением для центральной топки (дом отапливался по духовой системе, как и в Никольском). По композиционному рисунку он перекликается со старым домом: с четырех сторон его украшают балконы. На площадке высокой лестницы парадного входа установлены четыре колонны, которые не имеют классического фронтонного завершения, а поддерживают балкон, украшенный кованой решеткой.

Западный фасад имеет полуротондальную террасу-лоджию с колоннами римско-дорического ордера, над террасой — балкон, где летними вечерами пили чай, любовались закатом и усадьбой Василево. Небольшая двухмаршевая лестница с террасы выходила на огороженную площадку перед домом, отсюда, с высокого откоса, открывался прекрасный вид на долину Тверцы, на парк, лес. Слева от дома Митинский ручей когда-то шумел каскадом на прудах. Ложа прудов и берега были выложены камнем. Сейчас на месте каскада большой овраг и груды камня. Сохранился лишь один мост нижнего пруда.

Верхняя терраса перед домом ограждалась балюстрадой, которую замыкали парковые беседки: с юга-ротонда, с севера — квадратная, возведенная над каменным погребом. Белокаменная лестница от северной беседки вела к нижней террасе парка, к старой дороге. Склон перед домом был превращен в скальный парк, на террасе которого устроили небольшой пруд — купальню. Дно пруда и лестница схода были выложены белым камнем, берега укреплялись валунным камнем. Сегодня пруд и нижнюю террасу сада заполонила привезенная в кон. XIX века с Камчатки норд-осмия — растение с большими листьями, напоминающими лопух.

Южнее господского дома проходил спуск к старой “мягкой” дороге, за ним, на бровке берега Тверцы, архитектор поставил погреб-пирамиду — одну из самых оригинальных хозяйственных построек. Перепад рельефа (погреб поставлен на склоне берега) позволил осуществить два уровня входа: со стороны парка и со стороны реки.


Она напоминает пирамиду в Никольском по используемому материалу: кирпич, камень-валун, облицовка известковыми плитами, соединенными в шпунт. Митинская пирамида по масштабу превосходит Никольскую, хотя не имеет ледника, а только световентиляционную камеру, винный погреб и холодильную камеру. В усадьбе был отдельный большой ледник и еще три каменных сводчатых погреба. Имелись две кирпичные оранжереи (одна недалеко от господского дома, другая у старого скотного двора).

Рука Львова коснулась и других построек усадьбы. Одна из кузниц была устроена в склоне прибрежного холма Митинского ручья, перед верхним прудом, и очень напоминала кузницу в Никольском. Архитектор варьирует тот же композиционный прием: сводчатые помещения, арки входа отделаны необработанным камнем-валуном, но масштаб мельче, помещения компактнее кузницы на Петровой горе в Никольском. Перед кузницей на берегу ручья был колодец. Недалеко от кузниц находятся и хозяйственные постройки: конный и скотный дворы, архитектура которых подчиняется общему классическому стилю. Львов умело скрывает за классическим оформлением хозяйственных построек их прямое назначение. По воспоминаниям Б.Н. Лосского, “так же царит Палладий и на скотном дворе с его колонным портиком под треугольным фронтоном... поравнявшись со скотным двором, мы подумали, что подъезжаем к господскому дому...” 

Автор запамятовал, это здание служило конным двором, торцовой частью он был обращен к дороге. Треугольный фронтон с излюбленным архитектором венецианским трехчастным окном. Двухколонные портики украшают арку ворот. В конном дворе размещались конюшни, каретные сараи, сеновал, жилье для конюхов, кузница. Архитектором предусмотрена вентиляционная система и рациональное освещение как в конном, так и в скотном дворах. Кирпичное здание скотного двора было рассчитано на 50 голов скота, там имелись отдельная запарочная с печкой, навозохранилище, но внешне он походил на хоромы: центральный вход с обеих сторон украшали полуциркульные ниши, по длинному фасаду располагались арочные окна.

Активное строительство усадьбы велось при Иване Дмитриевиче Львове и его племяннике Сергее Дмитриевиче, который в чине подпоручика в 1805 г. вышел в отставку и женился на шестнадцатилетней Татьяне Петровне Полторацкой (1789 — 1848). У них было пять сыновей и четыре дочери. Одна из них — Мария — стала женой Петра Алексеевича Оленина — сына президента Академии художеств. Сергей Дмитриевич, человек хорошо образованный, отличался интеллигентностью, либеральностью взглядов, коммуникабельностью, не случайно почти четверть века он был предводителем Новоторжского уездного дворянства. Должность оставил в 1848 году после смерти жены, Татьяны Петровны.
С того времени как будто ангел-хранитель покинул Митино. Для Львовых начались годы потерь, несчастья одолевали семью с неумолимой последовательностью.

В 1848 г. тридцатилетний сын Сергея Дмитриевича — Петр, капитан лейб-егерского полка, оказался в одиночной камере Петропавловской крепости, по подозрению в причастности к заговору Петрашевского. Петр, “до мозга костей своих проникнутый преданностью царю”, был в полном отчаянии от непонимания причин ареста и от мыслей о том, какой это вызовет переполох в семье. Львов объявил голодовку, и когда его, полуживого, доставили в суд, выяснилось, что произошла ошибка. Петр Сергеевич вернулся в полк. Во время парада император Николай I публично просил “великодушно простить о несчастной ошибке... и склонившись с коня, три раза крепко облобызал... Петра Сергеевича”. Но заключение не прошло бесследно: Петр заболел чахоткой.

В 1851 г. погиб на дуэли Иван Сергеевич, служивший в чине майора во Владимирском уланском полку. Безутешный отец на месте дуэли (проходила она в верстах двух от Митина) поставил памятные знаки — камни-валуны. На одном высекли надпись: “Здесь И.С. Львов бесстрашно встретил смерть. 1851 года октября 7 дня в 8 часу утра”.
Свое последнее письмо Иван Сергеевич адресовал брату Александру, просил его не оставлять “милого моего ангела и прелестных моих сирот” (у него было двое детей). Александр не выполнил просьбы брата: через два года (1853) его жизнь трагически оборвалась: возвращаясь с охоты, он перелезал через плетень, висевшее на плече ружье выстрелило. Его похоронили в родовой усыпальнице рядом с матерью и братом. Александр был талантливым художником. Было ему сорок лет.

В 1832 г. его, тогда девятнадцатилетнего студента Московского университета, арестовали по доносу о заговоре против императора, и хотя дело было вскоре прекращено, он оказался в Торжке, под надзором полиции. В 1834 г. Александр Львов поступил на службу в Уланский полк Е.И.В. кн. Михаила Павловича. К 30 годам женился на прекрасной Марии Карловне Клейгельс. Когда случилась трагедия, у него остались две дочери: восьмилетняя Татьяна, которая унаследовала талант отца — впоследствии училась в Академии художеств, и новорожденная Лизонька. Судьбе было угодно, чтобы через семнадцать лет Елизавета стала женой Александра Александровича Бакунина, который овдовел в мае того же 1853 г. Первая жена А. А. Бакунина — Елизавета Васильевна, урожденная Маркова-Виноградская, умерла в Прямухине, вскоре после рождения сына, от чахотки. Она, рано осиротевшая, воспитывалась в семье Львовых, в Митине, тетушку Татьяну Петровну считала второй матерью.

На следующий год (1854) Сергей Дмитриевич похоронил зятя и двоих внуков: вероятно, от инфекционной болезни в течение трех недель умерли 45-летний Дмитрий Иванович Романов и его дети Сергей и Софья.
В 1856 г. на родовом кладбище похоронили 38- летнего полковника Петра Сергеевича — чахотка унесла третьего сына Львова. В эти годы пожар уничтожил и родовое гнездо Львовых — усадебный дом в Василёве.
Сергей Дмитриевич по благословению Синода занимался обустройством, созданием интерьера Воскресенской церкви в Прутне, которую строили его отец Дмитрий Иванович и дядя Иван Иванович. Известно, что он вел переписку с Архиепископом Тверским Гавриилом.

Сергей Дмитриевич Львов умер в возрасте 76 лет, в 1857 году. Старшему сыну Дмитрию он передал Василево, младший Николай унаследовал Митино.
После земской реформы 1864 г. Николай Сергеевич стал одним из лидеров новоторжского земства, которое отличалось прогрессивностью и либерализмом. До последних своих дней он был гласным Новоторжского уездного земства и почетным мировым судьей. При его деятельном участии в 1871 г. в Торжке была открыта первая в губернии земская учительская школа. Н.С. Львов был назначен первым директором школы, будучи кандидатом Петербургского университета, он занимался и преподавательской деятельностью. Его сестра Татьяна Сергеевна была организатором и попечителем земской школы в деревне Владенино, в которой сама учительствовала до 80 лет. Она открыла в Торжке книжный магазин и библиотеку, занималась переводами, была дружна с писательницей Марко Вовчок, которая неоднократно гостила в Митине. Усадьбу называли тогда Тверским Парнасом.

Николай Сергеевич оказался последним Львовым — владельцем Митина, после него имение перешло к Романовым: сестре Аграфене Сергеевне Романовой (по мужу), затем ее сыну Дмитрию.
Дмитрий Дмитриевич Романов (1851 — 1916) принял эстафету от Львовых — стал одним из лидеров нового поколения Новоторжского земства, был членом земской Управы, неоднократно избирался мировым судьей. По его инициативе в Торжке возродилось древнее искусство золотного шитья: при кустарном отделе земства он создал школу и мастерские шитья по сафьяну и коже. В Митине была собрана большая библиотека: 5 тысяч томов по истории, философии, ботанике на русском и французском языках. В 1901 г. учителя школ Новоторжского уезда собрали средства на открытие народной читальни имени Д.Д. Романова.
В последние годы любимым занятием Д.Д. Романова были работы в парке. 

Садово-парковое искусство конца XIX — начала XX веков стало сродни новому направлению в архитектуре — эклектизму. Парки становятся своего рода ботаническими коллекциями. Для митинского парка “он выписывал издалека (как за век перед ним архитектор Львов для своего любимого Никольского) невиданные под тверским небом деревья вроде канадской березы, не с пятнистым, а с чисто “белым, как сметана” стволом”.
Владельцы Митина — одни из немногих, кому удалось не расстаться с родовым гнездом. Чтобы как-то сохранить имение, они на все лето представляли дачникам флигели и две трети господского дома, “оставив за собой только часть верхнего этажа”.

Д.Д. Романов умер в 1916 году, он не увидел национализации своего Митина. Старший его сын Николай — библиофил, коллекционер, увлекался географией и ботаникой. В 1917 г. погиб в Персии. Младший — Иван был еще ребенком.
Век спустя во львовских владениях все так же напоен хвоей воздух, золотые стволы сосен с каплями янтарной смолы несут ввысь свои ажурные кроны, шумливо омывает пороги Тверца. Барский дом и львовские строения в запустении и заброшенности.

Родословная дворян Львовых
Подчеркиванием отмечены владельцы имения Митино

Родословная дворян Львовых (усадьба Митино)




icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Митино

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Митино 57.102194, 34.974836 Усадьба Митино

Рубрика: Торжокский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: