Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Сидоровское

Усадьба Сидоровское (Россия, Московская область, Одинцовский район, Сидоровское) поворот с Минского шоссе.

Впервые вотчина упоминается лишь с начала XVII века, когда принадлежала князьям Д.И. Долгорукову и А.В. Тростенскому. В 1619 г. владение приобрёл Ф.И. Волконский, по прозвищу Мерин — видный деятель того времени. Он воеводствовал в Мценске, в 1612 г. осаждал поляков в Москве, был судьёй в Челобитном приказе. В роду Волконских вотчина оставалась до 1670-х гг., затем переходит в качестве приданного к Щербатовым.

В 1860 г. здесь была построена каменная пятиглавая церковь, сохранившаяся до наших дней. Основной объём храма имеет пониженную трёхчастную апсиду и соединён с колокольней, посредством трапезной, расширенной по бокам приделами. Декор церкви лаконичен — угловые лопатки да наличники окон незамысловатого рисунка.



style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-7395482930842155"
data-ad-slot="3324302692">








Почти все владельцы Сидоровского были людьми незаурядными, образованными, состоявшими на государевой службе, тем более странно что после себя они не оставили даже скромного усадебного ансамбля...

И.А. Щербатов — математик и переводчик, советник Комерцколлегии, президент Юстицколлегии, посол в Англии. М.М. Щербатов — литератор и историк, создатель многотомных трудов по истории государства российского. А.Ф. Щербатов — генерал-майор и генерал- адьютант, директор дворцовых конных заводов.

В первой половине XIX века Щербатовы расстаются со своим родовым имением, и по данным 1852 г. оно значится во владении тайной советницы Эмирики Адамовны Булгаковой.

Наталья Бондарева

Никольская церковь
Остатки парка
Пруд


К. А. Аверьянов

СИДОРОВСКОЕ

Расположенное неподалеку от Голицына Сидоровское в известных нам источниках упоминается лишь с начала XVII в., когда принадлежало князьям Даниилу Ивановичу Долгорукову и Афанасию Васильевичу Тростенскому. Судя по тому, что они были, хотя и дальними, но все же родственниками, можно осторожно предположить, что это владение могло в начале XV в. принадлежать их общему предку князю Андрею Константиновичу Оболенскому, младшему брату князя Ивана Константиновича, сподвижника Дмитрия Донского. Но документально зафиксированная история села начинается только с XVII в.
Князь Даниил Иванович Долгоруков в 1615 г. был на воеводстве в Калуге. Во время осады в 1618 г. Москвы королевичем Владиславом защищал Калужские ворота. В 1623 г. он получает чин окольничего, находится на дипломатической службе, а три года спустя умирает. Жил он, видимо, довольно богато, потому что для встречи иностранных послов у него постоянно брали по десятку дворовых людей.

В 1619 г. у него и князя Тростенского Сидоровское купил князь Федор Иванович Волконский, по прозвищу Мерин. Новый владелец был достаточно видным деятелем этого времени. В 1605 г. он воеводствует в Мценске, в 1612 г. осаждает поляков в Москве, а в 1620 г. сидит судьей в важном Челобитном приказе. Судя по писцовой книге 1627 г., в сельце стоял двор вотчинника, где жили 9 человек «деловых людей», семь крестьянских дворов (в них 8 человек) и два двора бобыльских (в них 3 человека). Под сельцом располагался небольшой пруд.
После отца владение унаследовал его сын Федор Федорович Волконский. Службу он начал рындой в 1621 г., спустя пять лет стал стольником. Во время польской войны, в 1634 г. в Белгороде он оборонялся от войск польского короля, отбил все приступы и за это был щедро награжден, получив чин окольничего и должность судьи Челобитного приказа. Затем видим его на разных службах, самой важной из которых было подавление восстания в Пскове, где он чуть было не лишился жизни, попав в руки восставших. За это в 1651 г. он был пожалован в бояре. В 1663 г. его посылают в Казань, против башкир. Двумя годами позже, в 1665 г., он скончался.

После его смерти Сидоровское досталось его дочери Прасковье Федоровне с сыном Андреем. Она была замужем за князем Щербатовым, но к тому времени он уже умер. При Андрее Дмитриевиче Щербатове, судя по переписи 1678 г., в селе стоял двор вотчинника, скотный двор, где жило 8 человек, 13 крестьянских дворов, в них 50 человек, и 13 дворов бобыльских, в них 29 человек. В 1680 г. была построена каменная Никольская церковь, сохранившаяся до наших дней. По данным 1704 г. в селе, кроме храма, находились двор вотчинника, двор приказчика и скотный двор, людей в них 10 человек, и 36 крестьянских дворов, людей в них 135 человек.
После смерти князя Андрея Дмитриевича село в 1711 г. досталось его детям Федору и Ивану, между которыми был произведен раздел, и Сидоровское выпало на долю последнего.

Иван Андреевич родился в самом конце XVII в., (в 1696 г.) и, подобно многим сверстникам 16-ти лет от роду, по смотру Петра I был записан солдатом в Преображенский полк. Долго ли он там служил — не известно. Во всяком случае, в 1719—1721 гг. он жил в Англии на собственные средства, изучая там английский и французский языки, математику, астрономию и навигацию. Здесь он пытается пройти практику на английском военном флоте, но получает отказ. Написав об этом царю, юноша обещал постараться не терять времени, основательно изучать языки и «вступать в глубочайшие части математики». Год спустя он перевел книгу Джона Лоо под заглавием «Деньги и купечество. Разсуждено с предлогами к присовокуплению в народе денег через г. Ивана Ляуса, ныне управителя королевского банка в Париже» и в феврале 1720 г. писал из Лондона Петру I, что посылает ее, зная склонность царя «ко установлению художеств и купечества, такожде как и наук».

Возвратившись на родину в сентябре 1721 г., он был определен в Иностранную коллегию «для познания дел», а в начале следующего года сделан советником Коммерц-коллегии. В 1723 г. он получает назначение в Кадикс, а затем в Мадрид, где пробыл до 1731 г. При Анне Иоанновне он являлся президентом Юстиц-коллегии, а в июне 1739 г., получив чин камергера, отправлен послом в Англию. Секретарь саксонского посла в России сообщал своему королю о Щербатове: «Он долго был за границей и владеет языками: французским, английским и испанским. Он президент Юстиц-коллегии и, женившись на сестре графини Остерман (Прасковье Ивановне Стрешневой. — Авт.), сделался свояком его сиятельства графа Остермана». В Англии Щербатов с перерывом пробыл до конца 1747 г. Вплоть до своей смерти в ноябре 1761 г. Щербатов служил по дипломатическому ведомству, получив чин действительного тайного советника и звание сенатора. Незадолго до смерти, в 1756 г., Иван Андреевич выделил Сидоровское своей дочери Наталье Ивановне, вышедшей замуж за князя Михаила Михайловича Щербатова (из другой линии рода).

Михаил Михайлович Щербатов принадлежал к известейшим людям XVIII в. Он родился в Москве в 1733 г. и получил прекрасное домашнее образование — его родители заранее прочили своему сыну успех в жизни и давали ему тщательное и наилучшее по тем временам обучение. Кроме обычно изучавшегося дворянами французского языка, он знал немецкий и итальянский, философию, историю, мифологию, литературу, экономику, финансы, право, естествознание и даже медицину. С детства он был записан в Семеновский полк и в феврале 1756 г. произведен в прапорщики. Но военная служба его не прельщала, и как только вышел манифест 1762 г. «О вольности дворянства», Щербатов в чине капитана выходит в отставку. Еще до этого он начинает сотрудничать в журналах, где публикует статьи, заметки, переводы. В 1767 г. в качестве депутата от ярославского дворянства он участвует в комиссии по составлению нового уложения, в которой рьяно отстаивает права своего сословия.

Незадолго до этого Щербатов начинает заниматься русской историей. Он был представлен Екатерине II, которая открыла ему доступ в патриаршую и типографскую библиотеки, где были собраны списки летописей, присланных по указу Петра I из различных монастырей. Несмотря на то, что императрица поручила ему разобрать архив кабинета Петра I, и другие дела, к 1769 г. он написал первые два тома своей истории. Тогда же начинается издательская деятельность Щербатова. В 1769 г. он издает «Царственную книгу», через год «Историю Свейской войны», с собственноручными пометками Петра I, в 1771 г. — «Летопись о многих мятежах», в 1772 г. — «Царственный летописец». Несмотря на загруженность другими делами, он успел подготовить и издать 15 томов своей «Истории», доведя ее изложение до свержения Василия Шуйского. Последние два тома вышли через год после его смерти, последовавшей в декабре 1790 г.

Наталья Ивановна пережила своего мужа на восемь лет, и в конце XVIII в. Сидоровское достается вдове ее двоюродного брата Федора Федоровича — Анне Гавриловне, урожденной Мещерской, с сыном Александром Федоровичем. При них в селе числилось 40 дворов и 125 душ мужского и 138 женского пола.
Князь Александр Федорович Щербатов родился в июле 1772 г. Четырех лет отроду был записан сержантом в гвардию, к 1796 г. получил чин подполковника. Вскоре он приобретает особое расположение императора Павла I. В январе 1797 г. Щербатов производится в полковники, в следующем году получает орден Иоанна Иерусалимского, а в мае 1799 г. становится генерал-майором и генерал-адъютантом. Милость императора была, по обыкновению для него, непродолжительной. «За побитие почтальона и взятие 12-ти лошадей вместо шести» в марте 1800 г. Щербатов был уволен со службы, на которую ему удалось возвратиться только после смерти Павла I.

Владелец Сидоровского был женат на красавице княжне Варваре Петровне Оболенской, с которой обвенчался тайно и против воли матери. При этом для примирения с ней потребовалось личное вмешательство Павла I. В 1812 г. Щербатов сформировал два конных полка, по 1200 человек, которые вошли в состав Тульского ополчения. С ними он участвовал и в заграничном походе русской армии. Последние годы перед смертью (1817 г.) он был директором дворцовых конных заводов и председателем конной экспедиции.
В первой половине XIX в. Щербатовы расстаются со своим родовым имением, и по данным 1852 г. оно значится во владении тайной советницы Эмирики Адамовны Булгаковой. В селе стояло 22 двора, где проживал 171 человек. Ежегодно 18 июня устраивалась ярмарка в храмовый праздник Боголюбской иконы Божьей Матери.

В дальнейшем судьба Сидоровского не была озарена именами великих людей и его история типична для большинства сел. По данным 1890 г. здесь проживало 234 человека, а через три с половиной десятилетия, в 1926 г., в селе значились 71 двор и 374 человека, зафиксирована школа I ступени. Ныне на село наступают кварталы города Голицына-2, и его название может навсегда исчезнуть с карты. По сведениям 1989 г. здесь имелось 110 хозяйств и 227 человек постоянного населения.

Литература: 
Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы... М., 1886. Вып. 3. С. 144-146.


Князь МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ЩЕРБАТОВ, 1755—1790, сын генерал-майора князя Михаила Юрьевича от брака с княжной Ириной Семеновной Сонцовой — Засекиной, родился в Москва 22 Июля 1753 г.; 10 Февраля 1756 г. был произведен в прапорщики в Семеновском полку, но вышел в отставку тотчас после манифеста «о вольности дворянства» и в 1767 г. заседал в Большой Комиссии депутатом от Ярославского дворянства; в 1768 г. поступил в гражданскую службу в Комиссию о Коммерции, в 1771 г. сделан был герольдмейстером и в эти годы разбирал, по поручению Екатерины II, бумаги Петра Великого. Пожалованный в камергеры в 1775 г., в 1778 г. назначен президентом Камер-Коллегии, с чином тайного советника; в следующем году сделан сенатором. От брака с дальней своей родственницей, княжной Наталией Ивановной Щербатовой (ум. 1798 г.), имел 2 сыновей, Ивана и Дмитрия, и 4 дочерей: Ирину (Спиридова), Прасковию (княжна Щербатова), Анну, Наталию (Чаадаева). Князь Щербатов умер 12 Декабря 1790 г. и похоронен в селе Михайловском , Ярославской губернии.
Историк и публицист , экономист и политик , философ и моралист , Щербатов, благодаря серьёзному чтению, сделался действительно энциклопедистом ; его интересовали естественные и медицинские науки, он собрал библиотеку в 15/т. томов и богатейший физический кабинет. Но наиболее он известен, как автор «Истории Poccии» (15 тт., доведена до 1610 г.) и желчного памфлета «О повреждении нравов в Poccии», а между тем он много писал: «О пользе законов, о географии, о мерах против голода, о земледелии и о торговле, о смертной казни, и т. п. Смотря пессимистически на современное ему человечество, бичуя пороки, он любил размышлять и писал философские рассуждения «о смертном часе», «об утешении слезящего отца о смерти любезного сына»... Щербатов мечтал об идеальном государственном устройстве, в то же время отвергая все существующая его Формы: и монархию, где при дворах господствует «адское чудовище» — лесть, и народовластие с «происками партии», и республику, «редко не достигающую до мучительства»... Однако князь Щербатов был убежденным сторонником аристократической олигархии и потому усердно восхвалял даже такое явление, как местничество. Провозглашая, что «несть ничего совершенного в делах человеческих», он , как и Руссо, утверждал, что существуют «добродетели, влиянныя природою в сердце человеческое», но «нынешний человек не таков уже, как он от естества сотворен». Тем не менее, несмотря на пессимизм, его идеал общественного устройства не был особенно далек: это была до-Петровская Русь, которую он наделял, вопреки истории, всевозможными «благими нравами»; реформе Петра он приписывал все зло и все то «сластолюбие», которое заменило первобытную «простоту», и которое он желчно обличал, в то же время восхваляя и «зело вредительное», по всеобщему мнению, местничество и обычаи «почтения к родам», когда «не по чинам , но и по рождению почитали». Как историк, Щербатов стоял на голову выше предшественников; он был не писатель, «переводивший», как Ломоносов, «летопись на язык похвального слова», но исследователь, критически относившиеся даже к таким источникам, как «История кн. Курбского», и избегавший любимых старыми историками своеобразных филологических объяснений. Щербатовым было найдено и издано несколько ценных памятников, каковы — «Царственная Книга», «Летопись о многих мятежах», «Журнал Петра Великого» и т. п. По мнению С. М. Соловьева, недостатки трудов Щербатова были результатом того, что «он стал изучать русскую историю, когда начал писать ее», а писать ее он очень торопился. «История Poccии» его, написанная тяжелым языком, чуждая «краснописания», не имела успеха у современных читателей, но она имела важное значение для последующих историков, особенно для Карамзина, который часто пользовался изысканиями своего трудолюбивого предшественника.
(С портрета Де-Куртейля; собственность князя С. А. Щербатова, с. Наро-Фоминское, Московской губ.)


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Сидоровское

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Сидоровское 55.597320, 37.025042 Усадьба Сидоровское

Рубрика: Одинцовский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: