Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Никольское-Обольяниново

Усадьба Никольское-Обольяниново
Усадьба Никольское-Обольяниново (Россия, Московская область, Дмитровский район, Подъячево), Рогачёвское шоссе [Р113], по соседству с усадьбой Ольгово.

В Подъячеве, что находится вблизи Рогачевского шоссе, сохраняются постройки бывшего дворянского имения Никольское-Обольяниново. Грунтовая дорога, уплотненная щебнем, незаметно поднимается в гору. Уже издали за косматыми верхушками елей угадывается острый шпиль церкви, поставленной на верхней террасе парка. Никольский храм открывается сразу после крутого поворота, по соседству с ним – мрачно-серый усадебный дом.
Поместьем владели: с последней четверти XVIII в. купец П.М. Власов – он же основатель усадьбы; с 1802 г. до середины XIX в. – П.Х. Обольянинов с наследниками, далее до 1917 г. – Олсуфьевы.
Помещица соседнего имения Горки Е.П. Янькова в своих воспоминаниях оставила словесные портреты многих знакомых и родственников, не обошла она вниманием и П.Х. Обольянинова: 



style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-7395482930842155"
data-ad-slot="3324302692">







Усадьба Никольское-Обольяниново
«Петр Хрисанфович Обольянинов был очень небогатый порховской дворянин, который служил в военной службе в Гатчинском полку, умел снискать расположение великого князя Павла Петровича, а когда тот вступил на престол, сделался важным человеком и получил пожалование от государя более 3000 душ крестьян и в четыре года Павлова царствования очень шагнул вперед… 
От природы Обольянинов был очень умный человек, с быстрым соображением, но мало учен… так что едва-едва умел писать, а был, однако, человеком государственным и не последним.
Он не знал иностранных языков, не говорил и даже не понимал, и вообще не любил ничего иноземного… Характером был крут, был честен, благороден, но жестковат и очень настойчив…».
Усадебный ансамбль Никольского развивается на одной продольной оси. Она намечается подъездной дорогой, проходит через парадный двор и дом и далее центральной аллеей пронизывает парк. 
«Дом Обольяниновых был совершенно в другом роде, чем дом Апраксиных, чувствовалась великая разница: один был природный вельможа, другой человек случайный и временщик», но все же главное здание усадьбы сооружено с претензией на представительность. 
Декоративное оформление постройки весьма сдержанно и лаконично, парадный фасад обогащает только внушительный четырехколонный портик с широкой лоджией позади него. Одноэтажный деревянный и оштукатуренный дом с антресолями соединен со скучными по архитектуре флигелями дугами галерей, так что образует в плане нечто похожее на подкову, охватывающую просторный курдонер. Напротив дома – два симметрично стоящих «людских» корпуса. В центральной части первого этажа барского жилища, по традициям XVIII столетия, располагались вестибюль и парадная зала с расписным плафоном и выходом в парк. Антресоли, более низкие по высоте, служили владельцам апартаментами. 
В дугах застекленных галерей, бывших до того открытыми колоннадами, были устроены зимние сады. Местным крестьянам, должно быть, казалось странным, что за окнами, расписанными морозным узорочьем, светились ярко-желтые лимоны, цвели экзотические цветы и олеандры…
Усадьба Никольское-ОбольяниновоСтарейшая постройка Никольского – храм св. Николая, сооружен по прошению П.М. Власова в 1794 г. Еще два года назад он представлял собой руинированный остов, теперь началось его возрождение. Церковный двор формировали утраченные ныне парные сторожки и две угловые башни ограды наподобие шахматных тур.
Архитектурный ансамбль ныне дополняют многочисленные постройки хозяйственного назначения. Все они в удручающем, полуразрушенном состоянии.
По мнению специалистов, главной достопримечательностью имения является парк – «сфера исторического времени, сфера воспоминаний и поэтических ассоциаций» (Д.С. Лихачев.) Созданный на рубеже XVIII–XIX вв., он, по мнению искусствоведа Е.Н. Подъяпольской, «принадлежит к числу лучших в Подмосковье образцов садово-паркового искусства». В нем нашли отражение излюбленные структурные элементы отечественных паркостороителей – прямые аллеи; уединенные, невзначай пересекающиеся дорожки и тропки; два больших водоема – верхний, названный «Чистым», и нижний – «Грязный», со следами исчезнувших беседок.
У Олсуфьевых, построивших в имении земское училище и больницу, в 1885–1897 гг. нередко гостил Л.Н. Толстой, здесь он работал над романом «Воскресение». Еще раньше здесь бывали поэт и литературный критик П.А. Вяземский, В.Л. Пушкин – дядя А.С. Пушкина. Никольское-Обольяниново также связано с именем Д.И. Менделеева.
Вблизи усадьбы находится дом, где родился и жил пролетарский писатель С.П. Подъячев. По странному стечению обстоятельств старинное село Никольское-Обольяниново в наше время носит его имя.

Наталья Бондарева для книжного проекта «Русская усадьба. Из истории культурного наследия Подмосковья» М., 2007

Цитата:

В 1993 г. усадебный комплекс был передан Некоммерческой организации «Благотворительный фонд Кирсана Илюмжинова» в долгосрочную аренду для использования его под санаторно-туристический комплекс. Арендатор был полон намерений открыть на территории шахматный клуб и развивать инфраструктуру усадьбы. Увы, но на сегодняшний день в отношении главного усадебного дома никакие работы не ведутся, здания больницы и школы разрушены, а территория усадебного парка, принадлежащая в прошлом к числу лучших в Подмосковье, превратилась в дикие заросли.
Мы со своей стороны надеемся, что новый собственник усадьбы — Московская область примет ак-тивные действия в отношении недобросовестного пользователя и не позволит ему и дальше своим бездействием разрушать памятник архитектуры.

Концепция создания механизма привлечения инвестиций в сохранение русской усадьбы как объекта культурного наследия//Мир искусств (Вестник международного института антиквариата) №1 (5), 2014, с. 79

1. Дом с флигелями
2. Церковь
3. Хоз. постройка
4. Корпуса для дворни
5. Земская школа
6. Больница
7. Здания амбаров
8. Пейзажный парк
Усадьба Никольское-Обольяниново

Усадьба Никольское-Обольяниново

(у Веселовского — Обольяново)

Толстой не раз гостил в усадьбе Обольяново (Никольское- Горушки, ныне Подъячево). Она принадлежала его близким знакомым Олсуфьевым. Расположенная на живописнейшей Клинско-Дмитровской гряде, эта местность одна из самых возвышенных в Подмосковье — 290 метров над уровнем моря. Отсюда открываются необозримые просторы, напоенные свежим дыханием трав и густой зелени лесов. Тенистые лесные чащи, подступая к усадьбе, хранят тишину. После городской сутолоки она особенно радовала Толстого. «Мы здесь наслаждаемся, главное, тишиной... пишу усердно», — сообщал писатель жене 27 февраля 1896 г. «Хожу гулять и все упиваюсь тишиной и свободой от требований людских», — писал он.
Как одна из самых высоких точек Подмосковья, Обольяново в августе 1887 г. было избрано комиссией Русского физико-химического общества для наблюдения солнечного затмения. 4 августа, за три дня до своего знаменитого полета на воздушном шаре, усадьбу посетил Д. И. Менделеев. Ученый провел совещание с членами комиссии для уточнения ряда вопросов по методике наблюдения затмения и его фотографирования.

О многом мог бы рассказать обольяновский дом. Он построен во второй половине XVIII века. Его архитектура строга и проста. Увенчанная фронтоном, величавая колоннада украшает фасад. В середине, у главного входа в здание, колонны раздвинуты, как бы обрамляя вход, подчеркивая его парадность. В окружении векового парка, эффектно разбитого на широком скате к большому пруду, обольяновский дом кажется особенно уютным и приветливым. Приезжая в усадьбу, Толстой жил и в первом, и во втором его этаже. В январе 1895 г. он сообщал жене: «Теперь 12-й час... я ушел наверх, куда меня перевели. То я был внизу, и там было холодно».
Олсуфьевы, принимая в своей усадьбе Толстого, проявляли к нему много внимания и тепла. Живя у них, писатель неизменно находил наилучшие условия для творческой работы. «Хорошо прожил у Олсуфьевых», — помечает он в дневнике, вернувшись из Обольянова в январе 1895 г. Но в то же время, принадлежа к верхушке русского барства, они и строем своего мышления и бытовым укладом были весьма далеки писателю. «Мне все здесь хорошо, — писал он жене из Обольянова, — исключая того, что я должен воздерживаться от высказыванья всех своих мыслей». При одном из посещений Обольянова, в январе 1887 г., он даже «просто соскучился от хозяев, добрых самих по себе порознь, но не добрых друг к другу, и от тяжелой, давящей и непривлекательной роскоши жизни». В общении с Олсуфьевыми перед писателем подчас вставал вопрос: «Отчего некоторым людям (моим хозяевам и их гостям) нельзя даже и говорить про истину и добро — так они далеки от нее?»

Владелец Обольянова А. В. Олсуфьев, выросший еще в дни крепостного права, был характерным представителем своей среды. Большой барин, «балованный, любящий наслаждения», «не могущий вместить радикальные нравственные требования», — как отметил в дневнике Толстой, — он интересовал писателя и в литературном плане. В марте 1897 г. Толстой записал: «Думал об Адаме Васильевиче, как типе для драмы».
Жизнь в городе очень тяготила Толстого. В Ясной Поляне писатель проводил преимущественно летние месяцы, и потому поездки в Обольяново, совершаемые обычно зимой, из Москвы, много содействовали его отдыху и творческому труду. Отвечая на письмо художника Н. Н. Ге, писатель сообщал ему в декабре 1885 г.: «Я был у Олсуфьевых в деревне... вероятно, что опять после нескольких недель здешней жизни измучаюсь, запрошу пардона и уеду в деревню». В Обольянове Толстой проводил много времени на воздухе, часто гулял, ездил верхом, ходил на лыжах, пилил и колол дрова, беседовал с крестьянами. Пользуясь прекрасной библиотекой Олсуфьевых, он немало времени отдавал чтению и даже подбирал «то, что годится для издания». О большой внутренней работе писателя в Обольянове свидетельствуют его многочисленные записи в дневниках, фиксирующие размышления о социальных вопросах, о лжи и насилии, о проблемах философии и искусства, о высоком писательском долге.
Обольяново связано со многими произведениями Толстого. В декабре 1885 г. он «немного» работал здесь над «Смертью Ивана Ильича», в январе 1887 г. писал повесть «Ходите в свете, пока есть свет», в январе 1895 г. отделывал рассказ «Хозяин и работник». В мае 1895 г. в Обольянове проходила его работа над романом «Воскресение». С 21 февраля по 9 марта 1896 г. Толстой у Олсуфьевых «усердно» писал драму «И свет во тьме светит». В последнее пребывание в усадьбе (с 31 января по 6 февраля и с 13 февраля по 3 марта 1897 г.) он много работал над трактатом «Что такое искусство?»

Ныне Обольяново переименовано в Подъячево в честь замечательного крестьянского писателя Семена Павловича Подъячева, родившегося здесь в январе 1866 г. Его отец был крепостным Олсуфьевых. «Та местность,— вспоминает писатель о своей юности, — где я жил тогда (доживаю в ней же свой век и сейчас), особенно изобильно была набита господами-помещиками, да не какой-нибудь мелкотой, а богатыми знатными фамилиями: Апраксины, Оболенские, Ол суфьевы...»
В то время, несмотря на уничтожение крепостного права, его мерзкие пережитки еще продолжали властно жить в этом крае. «Народ в том районе... — пишет Подъячев, — теперь вот только, после революции, стал похож «на людей», а прежде, и не так давно, представлял собою запуганное стадо, закабаленное «господами», опутавшими его твердыми путами, державшими его в невежестве, в повиновении, в трепете». С юных лет Подъячевым горячо владело чувство протеста против существующего социального уклада. По его словам, он «ненавидел рабскую покорность, ненавидел этих сытых, обеспеченных, живущих в палатах дармоедов, жиреющих рядом с мужицкой бедностью, дикостью, грязью и лицемерно сюсюкающих: «Ах, мужичок, ах бедный мужичок! Ах, Антон Горемыка!»

«Жизнь прожить — не поле перейти» — таким эпиграфом Подъячев сопроводил свою книгу «Моя жизнь». Она написана им по совету А. М. Горького. Труден был жизненный путь этого крестьянского самородка. В тяжких скитаниях за заработком ему привелось быть и батраком в окрестных имениях, и рабочим в монастыре, наборщиком и дворником, жечь уголь в лесной глуши и сторожить торф на железной дороге. А. М. Горький отмечал, что у Подъячева «были все условия для того, чтобы погибнуть. Но он выдержал суровый экзамен на крупного и полезного стране своей человека... Его имя останется в истории русской литературы как имя человека, изобразившего деревню во всей ее жути... Книги Подъячева возбуждают ненависть к прошлому».
Любовь к литературе рано пробудилась у Подъячева. Еще в сельской школе он «пристрастился к чтению и читал все, что только попадало под руку. Какой-то особенный мир сложился в моей голове... Я не мог равнодушно видеть ни одной книги». Но эта благородная страсть мальчика вызвала большие опасения у его родителей. «Мать, — вспоминает Подъячев, — со страхом шептала мне: «Что это ты, сынок-батюшка, читаешь все? Бросил бы ты это занятие, нехорошо!.. Ты ведь не барин какой. Спаси бог, до господ дойдет!» И действительно, владелец Обольянова, увидев мальчика, читавшего во ржи на меже, сделал строгий выговор его отцу. Когда впоследствии Подъячев, уже напечатавший свои первые рассказы, вернувшись в Обольяново, встретил однажды в лесу Олсуфьева, тот накричал на него: «Ты что здесь шляешься? Чтоб духу твоего не было здесь. В двадцать четыре часа— вон!» «Жить дома стало нельзя», — рассказывает писатель.

Только после долгих мучительных «мыканий по местам» Подъячеву удалось обосноваться в родном Обольянове. В это время родители его уже умерли. Со смертью отца, служившего у Олсуфьевых, оборвалась зависимость Подъячева от владельцев усадьбы. Он стал обрабатывать небольшой клочок земли. Большую помощь писателю из народа оказал В. Г. Короленко, опубликовавший в 1902 г. в журнале «Русское богатство» привлекшую большое внимание повесть Подъячева «Мытарства (Очерки Московского работного дома)» и другие произведения. О суровой обстановке своего творческого труда рассказал сам писатель: «В избе у нас было холодно... намерзали на стеклах слои инея-снега... в ведрах у порога вода под утро замерзала. Писать, сидя за столом, было холодно, и я с вечера забирался на печку и там, подставя себе под нос маленькую коптилку-лампочку, лежа писал... Писал горячо и с особым, так сказать, сердечным трепетом, со слезами».
Подъячев, как рассказывает о нем А. М. Горький, жил «в деревне обычной мужицкой жизнью, которая так просто и страшно описана в его книгах. У него огородный надел земли, которую он сам обрабатывает, плохонькая избенка». Горькую и бесправную участь труженика-крестьянина Подъячев испытал сам. Потому с такой силой и яркостью он показал в своих произведениях жизнь деревенской беднотьк жестоко эксплуатируемой кулаками и помещиками. Местные богатеи не раз угрожали ему, в годы империалистической войны за ним была установлена полицейская слежка.

Писатель восторженно встретил Великую Октябрьскую социалистическую революцию: «С великого Октября жизнь моя потекла по другому, бурному и радостному для меня руслу». В 1918 г. он вступил в Коммунистическую партию и вел большую общественно-политическую работу в своем районе, «постоянно жил в деревне и кипел, как в котле». В своих произведениях этих лет Подъячев стремился запечатлеть советскую деревню, «новую, идущую вперед, не похожую на прежнюю».
«Семен Павлович Подъячев, — писал А. М. Горький,— русский писатель, правдивый и бесстрашный друг людей; он вполне достоин, чтобы его читали вдумчиво и много».
В последние годы жизни Подъячев поселился в одном из флигелей усадьбы. Здесь он умер в 1934 г. На его могиле на местном кладбище поставлен памятник-обелиск.
В наши дни в многочисленных хозяйственных постройках усадьбы помещаются клуб, библиотека, почта. Ремонтно тракторная станция, вначале размещавшаяся также в усадьбе, ныне своими многочисленными мастерскими и складами далеко шагнула за пределы села и образовала рабочий городок. Большой усадебный дом занят школой-десятилеткой, а старый обольяновский парк стал, местом отдыха земляков писателя-крестьянина Подъячева.

Литература:

С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 478-482


ПЕТР ХРИСАНФОВИЧ ОБОЛЬЯНИНОВ, 1755—1841, генерал-прокурор, сын полковника Хрисанфа Ефимовича, небогатый порховский дворянин, в детстве не получил никакого образования, едва умел писать, не знал ни одного иностранного языка и не любил ничего иноземного. Своим возвышением всецело обязан себе, своему здравому смыслу, быстрому соображению, исполнительности, настойчивому характеру и слепому случаю. Когда, в 1768 г., 15-и лет Обольянинов был записан в военную службу, в армию, и когда, в 1780 г., вышел в отставку только премьер-майором, никто, конечно, не мог предвидеть его позднейшего высокого положения. В 17 85 г. он поступил в гражданскую службу губернским стряпчим во Пскове, где затем был советником в палатах Гражданской и Казенной, а, 10 лет спустя, в 1793 г., определился на службу в Адмиралтейство, с чином подполковника. Одно время Обольянинов служил в гатчинских войсках и тут заслужил любовь и доверие Великого Князя Павла Петровича, по вступлении которого на престол, в чине генерал-майора, назначен генерал-провиантмейстером, сделан мальтийским кавалером и получил более 3000 душ крестьян; 2 Февраля 1800 г., произведенный в генерал-лейтенанты, назначен генерал-прокурором; в этой должности, имея громадные полномочия и надзор не только за делами по гражданской, но и по военной части, он оставался до кончины Императора Павла и уволен в отставку, по болезни, 16 Марта 1801 года. Искренно преданный Государю, безусловный и точный исполнитель его прихотливой воли, пользовавшиеся безграничным его доверием, Обольянинов не сумел, однако, предусмотреть катастрофы 11 Марта—у него не хватало для этого ни тонкой проницательности, ни достаточной гибкости ума.
Современники считали Обольянинова человеком прямым, безусловно честным и благородным, некоторые находили его «добросердечным», но все его не любили за его крутой прав и грубость. Невоспитанный, почти безграмотный, «гатчинец» по привычкам, он сумел, однако, «при дворе понатереться и держать себя прилично своему званию», пока не выходил, благодаря своей необузданной вспыльчивости, из пределов благопристойности: тогда он начинал браниться, грозить крепостью и каторгой, что обыкновенно кончалось словами. Имея много природного ума, он искусно выбирал «талантливых подчиненных», умел их ценить и «работать их руками», при чем не стеснялся, по словам Мертвого, писанные ими проекты «выдавать за свое сочинение». В дни могущества этого слепого исполнителя веления Павла, он имел такую силу и значение, что все, не исключая Великих Князей и Палена, являлись ежедневно к нему и ожидали его выхода; все доклады Государя шли через него, и современники «уподобляли его великому визирю». Не симпатичным внутренним качествам Обольянинова вполне соответствовала его внешность: высокий и худой, несколько сгорбленный, с сухой, неправильной формы головой, покрытой редкими низко стриженными волосами, с носом луковицей, с глубоко впавшими глазами и строгим взглядом—он имел отталкивающую наружность. Всем говорил «ты» и только в гневе переходил на «вы».
Выйдя в отставку, Обольянинов поселился в Москве и здесь в 1812 г. избран был дворянством в Комитет по устройству ополчений, а с 1818 г., в течение 9 лет, занимал должность Московского губернского предводителя дворянства, причем в 1825 г. получил звезду св. Владимира 1-й степени. В Москве, несмотря на скупость, жил большим барином имея большие средства, свои лично и жены. Mнoгиe искали его покровительства, все съезжались к нему на поклон, почтенные дамы целовали и его руку, и он был не равнодушен к таким знакам почтительности.
Женат был с 19 Января 1795 г. на вдове Анне Александровне Ордын-Нащокиной, рожденной Ермолаевой (1754—1822); брак был бездетный.
Умер Обольянинов в Москве, в своем доме на углу Тверской и Садовой улиц, 22 Сентября 1841 года, а похоронен в своем имении, в церкви села Толожна, Новоторжского уезда.

(С миниатюры из собрания Великого Князя Николая Михайловича)

АННА АЛЕКСАНДРОВНА ОБОЛЬЯНИНОВА, 1754—1822, рожденная Ермолаева, жена генерал-прокурора Петра Хрисанфовича Обольянинова, в первом браке была за надворным советником Яковом Ивановичем Ордын-Нащокиным (1728 —1793). В молодости ее считали красавицей; добрая от природы, но без всякого образования, она казалась современникам «простоватой»; «изнеженная и избалованная, она иногда бывала любезна, иногда—горда и капризна». Выйдя молоденькой девушкой в 1-й раз замуж за богатого старика Нащокина, который был на 26 лет старше её, она, по желанию мужа, должна была одеваться скромно, старше своих лет, чтобы не казаться чересчур молодой. Овдовев, она повенчалась 19 Января 1795 г., 41 года, с служившим в то время в Адмиралтействе генерал-майором П.X. Обольяниновым, сухим педантом, ни внешность которого, ни характер не могли возбуждать особенных симпатий, и, по желанию его, должна была молодиться, чтобы казаться моложавее. Впрочем, это более соответствовало и её личным вкусам. «В последние годы жизни она не могла ходить и, сидя в креслах, всегда наряжалась по моде, а в табельные дни бывала при ордене».
А.А. Обольянинова имела свои причуды, и они беспрекословно исполнялись мужем, который её очень любил. Она была «великая охотница до собак, о которых только и разговаривала». Собаки всяких сортов наполняли дом, собаки были хозяевами в доме. Они спали на кровати, и сам суровый генерал-прокурор должен был выпускать их ночью. Приживальцы и прислуга боялись огорчить чем-нибудь собак; особая горничная ухаживала за собаками и отвечала за их провинности. Обольянинова внимание к собакам принимала на свой счет, ей можно было угодить, похвалив собачку, а согнать с колен — значило разобидеть хозяйку. „Будучи доброй души, она, если кому сделала добро или только собиралась сделать, всему городу об этом рассказывала». До 1812 г. Обольяниновы жили открыто, и вся Москва бывала у них, „иногда гостям негде было поместиться в их небольшом, но богато убранном доме». После 12 года сгоревший дом не был возобновлен, Обольяниновы отстроили только флигель с домовой церковью.
Обольянинова умерла в 1822 году и погребена в своем имении, в церкви села Толожна, Новоторжского уезда. Детей у неё не было.
Муж пережил ее почти на 20 лет; он был очень огорчен смертью жены и, к удивлению современников, не считавших его способным на такое сильное чувство, до самой своей смерти спал на её кровати под тем одеялом, под которым она умерла.

(С миниатюры из собраний Гатчинского дворца)

Усадьба Никольское-Обольяниново

Подъячево. Бывшее название села — Обольяниново, по имени владельцев усадьбы, существующей здесь с конца XVIII — начала XIX в. В середине XIX в. усадьба перешла к Олсуфьевым, близким друзьям Л. Н. Толстого, который не раз здесь бывал. В селе родился и похоронен в 1934 г. писатель С. П. Подъячев. На кладбище села поставлен памятник писателю, а село переименовано в Подъячево. Место очень живописное, одно из самых высоких в Подмосковье (290 м над уровнем моря). В настоящее время площадь бывшей усадьбы составляет приблизительно 20 га. Сохранились главный дом, флигели, красивый пейзажный парк, спускающийся по склону, и старая липовая аллея, ведущая к пруду. Видовой состав древесных: девять видов местной флоры и 11 экзотов. Основу парка составляют насаждения местных видов. В большом количестве здесь липа мелколистная, достигающая значительных размеров (высота 27 м, диаметр ствола 103 см), особенно живописна старая липовая аллея. В большом количестве встречается в парке вяз гладкий, реже — дуб и ясень.
Экзоты имеют меньший удельный вес. В рядовой посадке — гибрид тополя, изредка — ясень пенсильванский. Сохранились фрагменты рядовой посадки пихты сибирской (высота 24 м, диаметр ствола 40 см), единичные старые экземпляры и аллея из лиственницы сибирской (высота 25 м, диаметр ствола 24 см), несколько старых суховершинных экземпляров туи западной (высота 14 м, диаметр ствола 34 см).
Из кустарников в партерной части в живой изгороди — таволга иволистная и дубровколистная, а в подлеске в большом количестве — рябинник рябинолистный (высота до 2 м).

Источник:
М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Никольское-Обольяниново

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Никольское-Обольяниново 56.258883, 37.248931 Усадьба Никольское-Обольяниново

Рубрика: Дмитровский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: