Памятники Архитектуры Подмосковья

Усадьба Григорово

Усадьба ГригоровоУсадьба Григорово (Россия, Московская область, Дмитровский район, турбаза «Дом юного туриста»)
Вполне доступна.

Ранняя весна, промозгло и сыро. Выражаясь на сленге фотографов – «неба нет», т.е. оно совершенно без фактуры и однообразно серое, к тому же вечереет.
Мы остановили машину перед воротами ГОУ «Дом юного туриста» (территория бывшей усадьбы Григорово), что в Дмитровском районе, в нескольких километрах от пос. Деденево.
Я спустилась с подножки на землю … и с удовольствием вдохнула свежий воздух. Прислушалась — тишину нарушали только крики встревоженных ворон, круживших над старыми тополями. Вокруг ни души — всё как я люблю!
На моё счастье калитка оказалась открытой! Торопливо переступаю порог и вижу вдалеке сторожа с огромной собакой (как выяснилось позднее по кличке «Граф»). Поздоровалась и вежливо попросила разрешения сделать пару снимков, завязался диалог. Интересных подробностей не услышала, но я и так знала, где их найти. 
Памятником истории времен помещиков Лужиных служит перестроенная домовая церковь, наискосок обращенная граненой апсидой к шоссе. 




Постройка выкрашена в ярко-зеленый цвет, так что не заметить её невозможно. Над входом вывеска – «Зеленая гостиная».
Далее привожу замечательный очерк В.Н. Ясинской из книги «Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья».
«Загадки домовой церкви дворян Лужиных», что в Дмитровском районе
Таких загадок три:
1) когда и кто построил церковь?
2) какая икона в роду Лужиных была чтимой?
3) кто был похоронен при домовой Спасской церкви?
Точной датой постройки церкви мы не располагаем. Из документов известно следующее: «Прихода села Шуколова, в сельце Григорове, Нерукотворенного Образа Спаса, деревянная на каменном фундаменте с такою же колокольнею, построена «более 40 лет назад» (Вед. 1821 г.), а по другому сказанию, «около ста лет» (Вед. 1837 г.). В 1821 г. принадлежала Ст. Сов. Федору Сергеевичу Лужину: в 1829 г. перешла к племяннику его, ротмистру лейб-гвардии Конного полка, Его Императорского Величества флигель-адъютанту Ивану Дмитриевичу Лужину. Ныне приписная к приходской» (см. Холмогоровых).
На наш взгляд, инициатива постройки церкви принадлежала первому дворянину из рода Лужиных и первому владельцу Григорова Алексею Матвеевичу. В 1676 г., после смерти царя Алексея Михайловича, карьера полуголовы московских стрельцов Алексея Лужина стремительно развивается. Вот факты. Милославские, ставшие теперь партией власти, прежде всего избавляются от своих противников. Одним из первых отправляется воеводой в Верхотурье ближний боярин царя Алексея Михайловича Артамон Матвеев. Но Милославские вскоре передумали: назначение кажется им слишком мягким, и они посылают вслед Матвееву Алексея Лужина, его бывшего подчиненного, уже с другим, гибельным для Матвеева предписанием: его обвиняют в чернокнижии, лишают боярства и воеводство заменяется ссылкой. После выполнения такого поручения в том же 1676 г. Алексей Лужин был занесен в Боярскую книгу, получил должность стрелецкого головы и вскоре на два года (1680 — 1682) становится дмитровским воеводой. Получив власть и деньги, он выстраивает Григорово и составляет по нему «сказку». Мы никогда не узнаем причин, побудивших Алексея Матвеевича составить такой документ, но можно предположить, что это было обыкновенное тщеславие. В самом деле: в 1657 г. он покупает Григорово и только через 23 года его отстраивает. И как! Наверное, и по тем временам это была в прямом смысле сказка, которую мог себе позволить разве что воевода. Почему бы не предположить, что Алексей Матвеевич построил и домовую церковь? Годы ее постройки – 1680 — 1688: в 1680 г., когда составлялась сказка, упоминаний о церкви нет, а в 1688 г. Алексей Матвеевич умер. Его жена, Прасковья Вышеславцева, в том же 1688 г. выходит замуж за Гаврилу Суворова и переходит к мужу, а его наследник сын Федор еще ребенок. Кроме того, сохранились материалы, рассказывающие, что после смерти Алексея Лужина его вдове пришлось обращаться к юным царям Ивану и Петру за подтверждением права наследования (в том числе и Григоровым) для себя и сына Федора.
Логично предположить, что в отстроенную домовую церковь Алексей Лужин принес и чтимую икону — покровительницу своего рода. Из документов известно, что отец Алексея Лужина Матвей был костромским подьячим и в семье, конечно, была своя чтимая икона. Но какая? Разглядывая фото иконостаса домовой церкви Лужиных, я обратила внимание на старую, довольно редко встречающуюся икону Федоровской Божией Матери. Эта икона особенно почиталась в Костромском крае: согласно церковным преданиям, «образ оказался в костромских лесах, где 16 августа 1239 года был обретен костромским князем и перенесен в костромскую соборную церковь Феодора Стратилата. В 1272 году икона находилась в войске князя Василия, оборонявшем Кострому от татар. Празднование иконе совершается 14/27 марта и 16/29 августа».
По-видимому, эта икона и была чтимой в роду Лужиных, а церковь, отстроенная Алексеем Матвеевичем, называлась по иконе — Федоровской. Возможно, не случайно своего сына от второго брака Алексей Матвеевич назовет Федором — в это время он был уже в весьма преклонном возрасте.
Но как же Федоровская церковь стала Спасской? И когда? Известно, что в 1735 г. Синод издал указ, запрещающий посвящать храмы иконам Богоматери, и многие церкви тогда переосвящались. Переосвящая Федоровскую церковь в церковь Спаса Нерукотворного, Лужины оставили в ней главное — домашнюю святыню. 16/29 августа православная церковь празднует поклонение сразу двум иконам — Спаса Нерукотворного и Федоровской Божией Матери. Второй день празднования чтимой иконы в году, 14/27 марта, был менее удачным для переосвящения: в этот день празднование Федоровской иконы Божией Матери было единственным праздником православной церкви.
Вольно или невольно, но сложилось так, что храмовый праздник Спаса был вытеснен другим, более значительным праздником Успения Богоматери, отмечавшимся накануне. Местные жители, ходившие еще в действующую церковь, помнят этот праздник, отмечавшийся 2 дня — 28 и 29 августа. 28 августа в Спасской церкви была служба, на которую приходили крестьяне из окрестных деревень, а по ее завершении всех ждало угощение: ящики с пряниками, конфетами, и прочими сладостями стояли перед входом в церковь, причем хватало всем — и детям, и взрослым.
В конце XIX в. в конце липовой аллеи, подходящей к алтарной части церкви, появляются могилы Лужиных: Дмитрия, Иоанна и Екатерины. Провинциальный некрополь 1911 г., сообщая об этих захоронениях при Спасской церкви, добавляет: «без дат».
В генеалогии рода Лужиных, составленной Н.П. Чуйковым, есть только один Иван — это московский обер-полицмейстер в 1845—1854 гг. Иван Дмитриевич и одна Екатерина — это его первая жена Екатерина Илларионовна, урожденная Васильчикова. Дмитриев в роду Лужиных было двое — это отец Ивана Дмитриевича, место захоронения которого неизвестно, и его сын Дмитрий, место захоронения которого также неизвестно. Но поскольку отцу Ивана Дмитриевича Григорово никогда не принадлежало, можно предположить что при Спасской церкви был похоронен сын Ивана Дмитриевича.
Известно, что Лужиных хоронили в Москве на кладбищах Новодевичьего и Донского монастырей, но там нет ни Дмитрия, ни Иоанна, ни Екатерины. В некрологе, опубликованном 18 апреля 1868 г., не сказано, где похоронен Иван Дмитриевич, что само по себе довольно странно и наводит на мысль, что, возможно, существовало завещание — похоронить именно в родовой вотчине и именно так — указав только имя. Есть и еще одно возможное объяснение: известны связи Ивана Дмитриевича с Третьяковыми, Солдатенковым, известны его поездки с А.И. Смирновой — Россет на Преображенку к старообрядцам. Один из образов в иконостасе григоровской церкви, наиболее поздний по времени, напоминает «Возвращение блудного сына». Тонко подмеченное А.И. Смирновой — Россет настроение Ивана Дмитриевича как человека страдающего, возможно, и будет ответом на вопрос — почему человек столь высокого положения и уважаемый в обществе (об этом говорят письма и даже некролог) захотел уйти из жизни так незаметно — терзаясь и чувствуя себя в чем-то «блудным сыном».
Перед революцией все три могилы были перенесены в Шуколово, к приходу которого была приписана Спасская церковь. Здесь уже хоронили Лужиных: в церкви были похоронены супруги Сергей Федорович (1766) и Анна Семеновна (1805); в 1904 г. в ограде церкви был похоронен сын Ивана Дмитриевича Василий. Местные жители утверждают, что могилы Лужиных находились примерно в пяти метрах от входа в церковь с правой стороны.
Дворяне Лужины навсегда покинули свое родовое гнездо — сельцо Григорово, оставив на память потомкам домовую церковь, под алтарным окном которой и сегодня можно прочесть две даты ее обновления: 1825 и 1870.

Литература:
В.Н. Ясинская. Загадки домовой церкви дворян Лужиных// Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья М., 1997, с. 97-100.


icon-car.pngFullscreen-Logo
Усадьба Григорово

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Усадьба Григорово 56.242135, 37.469687 Усадьба Григорово

Рубрика: Дмитровский район

Ваш вклад в развитие проекта:

Другие усадьбы в данном районе: